Гитлер не поверил...



Уже через месяц после начала войны фашисты (якобы) уничтожили ВВС Советского Союза. В этом, кстати, тогдашние балаболы солидарны с балаболами ("либералами"-антисоветчиками) нынешними (и прочими Резунами). Правда непонятно тогда, кто к сентябрю уничтожил на вочточном фронте практически все Люфтваффе (т.е. - то кол-во самолетов с которым немцы вступили в войну) - не понятно. Ну да ладно.
Так вот - "уничтожив" советские ВВС ястребы Геринга открыли себе дорогу на Москву и 22 июля провели первую бомбежку столицы.

А уже 8 августа наши ответили на это... бомбардировкой Берлина.

Фашисты ни такой прыти, ни такой наглости не ожидали (ну, они много чего не ожидали, как потом оказалось). Не одидали настолько, что ПВОшники приняли самолеты за заблудившихя "своих" и предлагали нашим сесть на один из ближайших аэродромов, а Гитлер, когда услышал о советских бомбардировщиках - не поверил.

На следующий день после бомбардировки в немецких газетах было опубликовано такое сообщение:
"Английская авиация бомбардировала Берлин. Имеются убитые и раненые. Сбито шесть английских самолетов". 
На это англичане ответили: "Германское сообщение о бомбежке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала"
Не верить этому не было оснований. Пришлось немцам сделать вывод, что этот успешный налет произвели советские самолеты. Вот тебе и "уничтоженная советская авиация"!

Удар по Берлину был нанесен советскими бомбардировщиками ДБ-3ф (он же Ил-4) 1-го минно-торпедного авиаполка ВВС Балтийского флота под командованием полковника Евгения Николаевича Преображенского, вылетевшими с аэродрома Кагул на острове Эзель (достать Берлин и вернуться ДБ-3ф могли только оттуда).



Операция была очень сложной и проходила, можно сказать "на грани".

Лететь предстояло над морем, затем с поворотом на юг над Германией до Штеттина, а от него уже на Берлин. Длина маршрута в одну сторону составляла около 900 километров. Ошибаться нельзя. Всего 15−20 лишних минут полета, и самолетам не хватит топлива для возвращения на свой аэродром. 
Кроме того, требовал приличных усилий на руль управления, а автопилот отсутствовал, в результате штурвал нельзя было отпускать ни на секунду. В общем, пилотов выматывало основательно. Е.Н.Преображенский вспоминал:
«Большое напряжение сил в полете сказалось потом, когда летчики уже подходили к своему аэродрому. У некоторых не хватало выдержки, и, когда самолеты шли на посадку, они бросали штурвал раньше времени, делали "козла", чего никогда не замечалось за ними до этого».

Значение той первой бомбардировки (после которой были и другие) - трудно переоценить.
Были посрамлены сразу два "цепных пса Гитлера" - министр пропаганды Йозеф Геббельс (кричащий на весь мир, что советская авиация разгромлена) и главнокомандующий люфтваффе Герман Геринг (утверждавший, что «ни одна бомба никогда не упадет на столицу рейха!»).
Кроме того, как и подвиг Виктора Талалихина, новость о бомбардировке Берлина советскими самолетами была встречена с восторгом и вызвала моральный подъём в войсках. Подобные вести как бы говорили стистнувшему зубы советскому солдату:

Враг силен, но не неуязвим. Его можно, и нужно бить.



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.