День воинской славы. Начало контрнаступления советских войск в битве под Москвой



Федеральный закон №32-ФЗ от 13 марта 1995 года определил в календаре воинских праздников и памятных дат особый день - День воинской славы России — День начала контрнаступления советских войск в битве под Москвой в 1941 году. 5 декабря Красная армия на широком фронте от Калинина на севере до Ельца на юге начала активную фазу контрнаступления, приведшего к тому, что казавшейся непобедимой гитлеровской армаде было нанесено сокрушительное поражение. 

Это было первое поражение немецко-фашистских сил, которые до этого привыкли исключительно маршами и с улыбками на лицах проходить по европейским столицам, с наскока брать города, предварительно осыпая их жителей градом из авиабомб, расстреливая из дальнобойных орудий, если те «имели наглость» сопротивляться тогдашним «носителям демократии». Так было с самыми разными городами, но так не вышло с Москвой. И не сочинённый либеральными историками «генерал-мороз», не пресловутые «сложности со снабжением» остановили огромную армию Германии и стран, находящихся в вассальной от неё зависимости. Гитлеровцев остановил героический советский солдат в самом широком понимании этого слова - солдат, за которым стояли народ и Отечество. Он бился насмерть и заслужил бессмертие, даже если пал тогда – в 41-м, сражённый пулей или осколком врага. 

В результате контрнаступления гитлеровцы были отброшены от советской столицы, и их мечты о прохождении парадным маршем по Красной площади остались застывшими во льду и снегах под Можайском и Волоколамском, Малоярославцем и Ржевом. Бравурные песни нацистской Германии потеряли свой откровенный мажор, и в самом Рейхе впервые проскользнула нота сомнения относительно того, «а надо ли было…» Тогда она проскальзывала лишь у единиц, включая родных и близких тех немецких солдат, от которых на подмосковной земле остались лишь берёзовые кресты с нахлобученными на них пробитыми касками. 

Из речи И.В.Сталина:

Немецкие захватчики рассчитывали (…) на слабость Красной армии и Красного флота, полагая, что немецкой армии и немецкому флоту удастся с первого же удара опрокинуть и рассеять нашу армию и наш флот, открыв себе дорогу на беспрепятственное продвижение в глубь нашей страны. Но немцы и здесь жестоко просчитались, переоценив свои силы (…). Конечно, наша армия и наш флот ещё молоды (…) они ещё не успели стать вполне кадровыми, тогда как они имеют перед собой кадровый флот и кадровую армию немцев, ведущих войну уже 2 года. Но, во-первых, моральное состояние нашей армии выше, чем немецкой, ибо она защищает свою Родину от чужеземных захватчиков и верит в правоту своего дела, тогда как немецкая армия ведёт захватническую войну и грабит чужую страну, не имея возможности поверить хотя бы на минуту в правоту своего гнусного дела. Не может быть сомнения, что идея защиты своего Отечества, во имя чего и воюют наши люди, должна породить и действительно порождает в нашей армии героев, цементирующих Красную армию, тогда как идей захвата и ограбления чужой страны, во имя чего собственно и ведут войну немцы, должна породить и действительно порождает в немецкой армии профессиональных грабителей, лишённых каких-либо моральных устоев и разлагающих немецкую армию. (…)
И если эти оголтелые империалисты и злейшие реакционеры всё ещё продолжают рядиться в тогу «националистов» и «социалистов», то это они делают для того, чтобы обмануть народ, одурачить простаков и прикрыть флагом «национализма» и «социализма» свою разбойничью империалистическую сущность.

К началу декабря 1941 года подавляющее большинство зарубежных газет списали Москву со счетов, упражняясь в прогнозах лишь относительно того, успеют ли немцы взять город до Рождества (католического), или им придётся «задержаться» на подступах к столице СССР ещё на «недели две-три». Однако московский контрудар был нанесён так внезапно и эффективно, что ни к Рождеству, ни к какому-либо другому особому празднику ноги гитлеровцев в столице не оказалось. Хотя… Почему не оказалось? Они всё же прошли… Потом… Впереди поливальных машин, под конвоем, под ненавистными взглядами тысяч москвичей, вышедших на улицы взглянуть на «сверхчеловеков», которым сломала хребет под Москвой русская армия, трижды похороненная в речах Гитлера и заметках целого ряда западных изданий.

Из докладной записки (орфография и пунктуация источника сохраняются) командующего (на тот момент) войсками Западного фронта Г.К.Жукова от 30 ноября 1941 года (с планом наступления войск под Москвой) наркому обороны тов.Сталину:

П.3
Ближайшая задача ударом Клин-Солнечногорск и в Истринском направлении разбить основную группировку противника на правом крыле и ударом на Узловая и Богородиц (к) во фланг и тыл группе Гудериана разбить противника на левом крыле армий Западного фронта.
П.4
Дабы сковать силы противника на остальном фронте и лишить его возможности переброски войск 5, 33, 43, 49, 50 армии фронта переходят в наступление с ограниченными задачами.
П.5
Главная группировка авиации (3/4) будет направлена на взаимодействие с правой ударной группировкой и остальная часть – с левой генерал-лейтенанта Голикова.


На документе стоит росчерк Сталина с резолюцией «Согласен».

За этими, казалось бы, простыми и скупыми фразами стоит, во-первых, колоссальная по интенсивности подготовка с учётом положения дел на фронте, во-вторых, тот подвиг, который ни в какие формулировки уместить по определению невозможно. 

Ранним утром 5 декабря соединения левого крыла Калининского фронта, а около 14:00 (мск) и соединения правого фланга 5-й армии нанесли свои поражающие удары по противнику. Это явно нарушило планы гитлеровцев, так как немецкий фельдмаршал фон Бак утверждал о практической невозможности сосредоточения советских войск для перехода в контрнаступление. 

На момент контрнаступления Красной армии перевес гитлеровцев в л/с составлял 1,7 млн. человек против 1,1 млн. у советских соединений, в танках – 1170 против 774, в миномётах и орудиях -13,5 тыс. против 7652. Единственный силовой сегмент, где преимущество имел СССР был воздушный флот: 1000 самолётов против 615 у гитлеровцев.

6 декабря в дело вступили 1-я ударная, а также 13, 20 и 30 армии. 7 и 8 декабря к наступлению подключились соединения правого фланга и центра 16-й армии и оперативная группа генерал-лейтенанта Ф.Костенко, левофланговые соединения 16-й армии, оперативная группа генерал-лейтенанта П.Белова, а также 3-я и 50-я армии. Ожесточённые бои развернулись на истринском, клинском, елецком, солнечногорском направлениях. 

В битве под Москвой немецкая армия потеряла около полумиллиона солдат и офицеров, не менее 1250 танков, 2,5 тыс. орудий, военных автомобилей.

Из материалов Минобороны РФ:

За доблесть и мужество, проявленные в боях 40 частям и соединениям было присвоено звание гвардейских, 36 тыс. воинов награждены орденами и медалями, 187 человек удостоены звания Героя Советского Союза и Героя Российской Федерации (впоследствии). Медалью «За оборону Москвы» награждено более 1 млн. человек (в том числе около 381 тыс. военнослужащих и примерно 639 тыс. гражданских лиц). 8 мая 1965 г. Москве было присвоено почётное звание «Город-герой».

Источник: topwar.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.