Бой Зиновия Колобанова



Подвиг Зиновия Колобанова сейчас уже хорошо известен. В одном бою его экипаж уничтожил 22 танка противника. По этому показателю – уничтожению максимального количества вражеских танков в одном бою Зиновий Колобанов уступает лишь Дмитрию Шолохову.

Всё началось с того, что 8 августа 1941 года войска фон Лееба почти месяц протоптавшиеся у Лужского рубежа, возобновили наступление на Ленинград. 9 августа 1941 года 1-я танковая дивизия смогла прорвать советскую оборону, и, выйдя в тыл советским войскам, соединиться с 6-й танковой дивизией. 14 августа 1941 года немецкие войска перерезали железную дорогу Красногвардейск — Кингисепп, 16 августа 1941 года взяли станцию Волосово и стремительно продвигались к Красногвардейску – бывшей и нынешней Гатчине.
Наши войска, обороняющие рубеж на реке Луге (70-я, 111-я, 177-я, 235-я стрелковые дивизии, а также 1-я и 3-я дивизии ополчения), были отрезаны от главных сил и оказывали упорно сопротивление находясь в окружении. Посланные же из глубокого тыла резервы ещё не подошли, и дорога на Ленинград для прорвавшихся немцев была открыта. 
Единственным соединением, способным задержать немецкое наступление, оказалась 1-я танковая дивизия генерал-майора Баранова. 12 августа дивизия перешла к обороне в районе Выползово, Кряково, Неревицы, Лелино. В этот момент дивизия насчитывала 58 исправных танков, 4 из которых были средними Т-28 , а 7 – тяжелыми КВ-1. В состав 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-го танкового полка этой дивизии, входило пять танков КВ. Этой-то ротой и командовал старший лейтенант Зиновий Григорьевич Колобанов.
19 августа Колобанов был вызван к командиру дивизии. Показав на карте три дороги, ведущие к Красногвардейску со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа, генерал приказал перекрыть их.
В каждый танк было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов. Осколочно-фугасных снарядов на этот раз экипажи взяли минимальное количество. Главное было не пропустить немецкие танки. 
В тот же день Колобанов выдвинул свою роту навстречу наступающему противнику. Два танка – лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Евдокименко он послал на лужскую дорогу.

Еще два КВ под командованием лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря направились защищать дорогу, ведущую на Волосово. Танк самого командира роты должен был встать в засаду у дороги, соединяющей таллинское шоссе с дорогой на Мариенбург – северной окраиной Красногвардейска.
В состав экипажа помимо самого Колобанова входили командир орудия старший сержант Андрей Михайлович Усов, старший механик-водитель старшина Николай Иванович Никифоров, заряжающий, он же младший механик-водитель красноармеец Николай Феоктистович Роденков и стрелок-радист старший сержант Павел Иванович Кисельков.
Для своего КВ Колобанов определил позицию таким образом, чтобы в секторе огня был самый длинный, хорошо открытый участок дороги. Немного не доходя до птицефермы Учхоза, она поворачивала чуть ли не на 90 градусов и далее уходила к Мариенбургу. По сторонам дороги тянулись обширные болота. 
К вечеру удалось упрятать танк в отрытом по самую башню капонире. Была оборудована и запасная позиция. После этого тщательно замаскировали не только сам танк, но даже следы от его гусениц..
Ближе к ночи подошло боевое охранение. Молоденький лейтенант отрапортовал Колобанову. Тот приказал разместить пехотинцев позади танка, в стороне, чтобы в случае чего они не попали под орудийный огонь.

КВ-1 с дополнительным бронированием/ Таким бронированием был снабжён и танк Зиновия Колобанова

Наградной лист Зиновия Колобанова: фонд 33, опись 682524, единица хранения 84. Страницы 1 и 2. ЦАМО, фонд 217, опись 347815, дело № 6 на листах 102—104.

Ранним утром 20 августа 1941 года экипаж Колобанова был разбужен гулом идущих на большой высоте в сторону Ленинграда немецких бомбардировщиков Ju-88. Часов в десять раздались выстрелы слева, со стороны дороги, идущей на Волосово. По радио пришло сообщение, что один из экипажей вступил в бой с немецкими танками. Колобанов  вызвал к себе командира боевого охранения и приказал ему, чтобы его пехотинцы открывали огонь по противнику только тогда, когда заговорит орудие КВ. Для себя Колобанов с Усовым наметили два ориентира: № 1 – две березы в конце перекрестка и № 2 – сам перекресток. Ориентиры были выбраны с таким расчетом, чтобы уничтожить головные вражеские танки прямо на перекрестке, не дать остальным машинам свернуть с дороги, ведущей на Мариенбург.
Только во втором часу дня на дороге появились вражеские машины. Немецкие мотоциклисты свернули налево и помчались в сторону Мариенбурга, не заметив стоявший в засаде замаскированный КВ.
За мотоциклистами показались и сами танки Pz.III 3-й танковой роты 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии генерал-майора Вальтера Крюгера. Люки у них были открыты, и часть танкистов сидела на броне. Как только головная машина достигла ориентира №1, Колобанов приказал Усову открыть огонь.
Головной танк загорелся с первого выстрела. Он был уничтожен, даже не успев полностью миновать перекресток. Вторым выстрелом, прямо на перекрестке, был разбит второй танк. Образовалась пробка. Колонна сжалась, как пружина, теперь интервалы между остальными танками стали и вовсе минимальными. Колобанов приказал перенести огонь на хвост колонны, чтобы окончательно запереть ее на дороге. Старший сержант откорректировал прицел и произвел еще четыре выстрела, уничтожив два последних в колонне танка. Противник оказался в ловушке.
В первые секунды немцы не могли определить, откуда ведется стрельба, и открыли огонь из своих 50-миллиметровых пушек KwK-38 по копнам сена, которые тут же загорелись. Но вскоре они пришли в себя и смогли обнаружить засаду. Началась танковая дуэль одного КВ против восемнадцати немецких танков. На машину Колобанова обрушился целый град бронебойных снарядов. Один за другим они долбили по 25-миллиметровой броне дополнительных экранов, установленных на башне КВ. Танки КВ-1 с подобным бронированием выпускались только в июле 1941 года и воевали только на Северо-Западном и Ленинградском фронтах.
На помощь немецким танкистам пришли двигавшиеся вслед за колонной пехотные подразделения. Под прикрытием огня из танковых пушек, для более аффективной стрельбы по КВ, немцы выкатили на дорогу противотанковые орудия. 
Колобанов заметил приготовления противника и приказал Усову ударить осколочно-фугасным снарядом по противотанковым пушкам. С немецкой пехотой вступило в бой находившееся позади КВ боевое охранение.
Усову удалось уничтожить одно ПТО вместе с расчетом, но вторая успела произвести несколько выстрелов. Один из них разбил панорамный перископ, из которого вел наблюдение за полем боя Колобанов, а другой, ударив в башню, заклинил ее. Усову удалось разбить и эту пушку, но КВ потерял возможность маневрировать огнем. Большие довороты орудия вправо и влево можно было теперь делать только путем поворота всего корпуса танка. 
Колобанов приказал старшему механику-водителю старшине Николаю Никифорову вывести танк из капонира и занять запасную огневую позицию. На глазах у немцев танк задним ходом выбрался из своего укрытия, отъехал в сторону, встал в кустах и вновь открыл огонь по колонне. В это время стрелок-радист Николай Кисельков вылез на броню и установил вместо поврежденного перископа запасной.
Наконец последний 22-й танк был уничтожен. К этому времени в танке осталось 12 снарядов. По приказу командира батальона капитана Иосифа Шпиллера танк Колобанова снялся с позиции и, посадив на пятерых раненых бойцов из взвода охранения, отошёл в расположение основных сил дивизии. В то же самое время в бою на лужской дороге экипажем лейтенанта Федора Сергеева было уничтожено восемь немецких танков, экипажем младшего лейтенанта Максима Евдокименко – пять. Младший лейтенант в этом бою погиб, трое членов его экипажа ранены. Уцелел лишь механик-водитель Сидиков. Пятый немецкий танк, уничтоженный экипажем в этом бою, на счету именно механика-водителя: Сидиков таранил его. Сам КВ при этом был выведен из строя. Танки младшего лейтенанта Дегтяря и лейтенанта Ласточкина в этот день сожгли по четыре вражеских танка каждый. Всего 3-й танковой ротой в этот день было уничтожено 43 танка противника.
За этот бой командир 3-й танковой роты старший лейтенант 3иновий Григорьевич Колобанов был представлен к геройскому званию но был награжден лишь орденом Боевого Красного знамени, а командир орудия его танка старший сержант Андрей Михайлович Усов получил орден Ленина. 
Войсковицкий бой серьёзно задержал наступление противника под Ленинградом и спас город от молниеносного захвата. Кстати говоря, одной из причин, почему немцы так стремились захватить Ленинград летом 41-го было как раз то, что в городе находился Кировский завод, выпускавший танки КВ.

Умер 3иновий Григорьевич Колобанов 12 августа 1994 года в Минске. Похоронен на Чижовском кладбище

 

Награждение экипажа Колобанова

 

Колобанов с семьёй после войны.

Источник: voennoe-delo.com



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.