Бессмертный гарнизон



226-й Землянский пехотный полк выстоял под огнем тяжелых осадных орудий и в газовой атаке.

Есть основания считать, что впервые фраза «Русские не сдаются!» прозвучала сто лет назад при обороне малоизвестной ныне крепости Осовец.

Лето 1915 года, самый разгар великого отступления русской армии, одна из трагических страниц нашей истории. Тогда в результате стратегических ошибок Ставки наши войска отходили на восток, оставляя как недавно завоеванные Львов, Перемышль, так и Варшаву, Лодзь, Вильно… Паника, сдача в плен, проклятия в адрес командования из-за нехватки боеприпасов и крупнокалиберных пушек. Но были и грамотные, удачные попытки контратаковать, и самопожертвование, и примеры необычайной стойкости и героизма. Одним из таких символов верности воинскому долгу стал гарнизон крепости Осовец, выдержавший три штурма.

Крепость на болоте

Строительство крепости началось в 1795 году вслед за закреплением за Россией части бывшей Польши. Место было выбрано очень удачно. С севера и юга крепость прикрывали непроходимые болота, а с тыла проходили рокадные автомобильная и железная дороги, по которым осуществлялся подвоз всего необходимого. Проектными и строительными работами руководили талантливый российский инженер-фортификатор, герой Крымской войны генерал Э. И. Тотлебен и генерал Р. В. Крассовский. При последнем началось строительство Центрального форта.

Главные позиции располагались на двух валах. Внутренний вал имел высоту 14–16 метров и представлял собой открытые артиллерийские позиции. Внешний – пехотные стрелковые позиции. Форт был окружен рвом, защищенным капонирами и заполненным водой с трех сторон, кроме северной. Эта часть укреплений возвышалась над остальными и отделялась от них валом, образуя укрепленный редут.

Гарнизон форта в мирное время состоял из четырех стрелковых рот и артиллерийской полубатареи, имевшей 60 орудий, установленных на валах. В 1912–1914 годах на южном берегу реки Бобры, к северо-востоку от форта № 1, на Скобелевском холме была построена еще одна укрепленная позиция. На ее вершине расположились мощные железобетонные укрытия, рассчитанные на пехотную роту, оборудованные двумя наблюдательными бронеколпаками. В северной части располагалась батарея полевой артиллерии, в центре – единственный тогда в России бронированный артиллерийский дот. Он был оборудован броневой башней системы Gallopin производства фирмы Schneider-Creusot под орудие калибра 152 миллиметра.

С января 1915 года крепостью командовал генерал-майор Николай Бpжозовский. Гарнизон к тому времени состоял из 226-го Землянского пехотного полка, укомплектованного в основном уроженцами одноименного уезда Воронежской губернии, двух артиллерийских батарей, саперного батальона, жандармской команды и подразделений обеспечения – всего не более пяти тысяч человек. Имелось 200 орудий калибра от 57 до 203 миллиметров. Пехота была вооружена винтовками, ручными пулеметами, станковыми пулеметами Максима, а также картечницами Гатлинга.

Государев визит

В сентябре 1914 года к крепости подошли части 8-й германской армии генерала фон Белова, насчитывающей до 40 пехотных батальонов, которые попытались взять ее с ходу. Имея многократный численный перевес, немцы к 21 сентября оттеснили полевую оборону русских войск до линии, позволявшей вести артобстрел крепости. Теперь взятие ее казалось им делом нескольких дней. После массовой бомбардировки крепости 26 сентября немцы предприняли атаку, но она была сорвана шквальным огнем неподавленной русской артиллерии. На следующий же день наши войска провели две фланговые контратаки, которые вынудили немцев прекратить обстрел и в спешке отступить, отводя артиллерию.

25 сентября в разгар боев в крепость неожиданно для ее защитников прибыл Николай II. Он наградил Георгиевскими крестами и медалями отличившихся воинов. Без сомнения, визит царя сыграл огромную роль в героической обороне крепости.

Следующее наступление немцев началось только 3 февраля 1915 года. Уверенные в победе, они все-таки прислали в гарнизон парламентера. Германский офицер надменно заявил: «Даем вам полмиллиона имперских марок за сдачу фортов. Поверьте, это не взятка и не подкуп. Это простой подсчет, что при штурме Осовца мы истратим снарядов на полмиллиона марок. Не сдадите крепость, обещаю вам, что через 48 часов Осовец как таковой перестанет существовать!».

Комендант крепости Михаил Свечников вежливо ответил: «Предлагаю вам остаться со мной. Если через 48 часов Осовец будет стоять, я вас повешу. Если Осовец будет сдан, пожалуйста, будьте так добры, повесьте меня. А денег не возьмем. Русские не сдаются!».

13 февраля к обстрелу фортов немцы привлекли тяжелые осадные орудия «Большая Берта» и «Шкода». За неделю обстрела по крепости было выпущено 200–250 тысяч только тяжелых снарядов. А сверху крепость бомбили немецкие аэропланы.

Русские укрепления выстояли. Более того, ответным огнем был уничтожен ряд осадных орудий, в том числе две «Большие Берты». После этого германское командование отвело все свои крупнокалиберные штурмовые орудия за пределы досягаемости защитников крепости. Неудача вынудила командование германской армии перейти и на этом участке фронта к позиционным действиям.

Последний штурм

В начале июля германские войска предприняли очередное широкомасштабное наступление на Осовец. Не добившись в течение месяца существенных успехов, немцы начали готовиться к газовой атаке. Дождавшись нужного направления ветра, 6 августа 1915 года в четыре часа утра одновременно с открытием артиллерийского огня германские части применили против защитников крепости ОВ – смесь хлора с бромом. Газовая волна 12–15 метров в высоту и шириной 8 километров проникла на глубину до 20 километров. Средства индивидуальной защиты, только начинавшие разрабатываться в России к тому времени, были малоэффективны, а по некоторым данным, и вовсе отсутствовали у защитников крепости.

Через несколько часов, считая, что оборонявший позиции крепости гарнизон мертв, немцы пошли в наступление. Но когда пехота подошла к передовым укреплениям, навстречу им поднялись выжившие защитники первой линии обороны – остатки 13-й роты 226-го Землянского полка, всего чуть больше 60 человек. Русские, по воспоминаниям участвовавших в той атаке немцев, сотрясались от дикого кашля, вызванного химическими ожогами легких, лица солдат были обмотаны окровавленными тряпками, но они, держа винтовки наперевес, шли вперед. Неожиданная контратака и вид людей, которые должны были умереть, повергли немцев в ужас.

Эта «атака мертвецов», как передает очевидец, настолько поразила противника, что, не приняв боя, он бросился назад. Много немцев погибли на ограждениях из колючей проволоки перед второй линией окопов и от огня крепостной артиллерии. Ее сосредоточенный огонь по окопам первой линии был настолько силен, что превосходящие наших в десятки раз немцы спешно отступили.

Однако из-за складывающейся к этому времени не в пользу русских диспозиции стратегическая необходимость в обороне крепости потеряла смысл. Верховное командование приняло решение прекратить оборонительные бои и вывести гарнизон крепости. 18 августа 1915 года началась эвакуация, которая проходила организованно, без паники. И только через три дня немецкие войска осторожно вошли в пустую, разрушенную крепость...

Русским защитникам Осовца удалось выстоять в тех же условиях, в которых в 1914 году довольно быстро пали почти все бельгийские и французские крепости на Западном фронте. Объяснение – в хорошо организованной обороне выдвинутых позиций, более эффективном контрогне крепостной артиллерии, но главное – в героизме русских солдат.

Роман Илющенко, подполковник запаса

Источник: vpk-news.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.