Вторая древнейшая: Трубадуры хунты



Дни празднования очередной годовщины украинской «независимости» — хороший повод поразмышлять о нутре нынешней киевской провластной журналистики, ее деградации — от перестроечных времен и до сего дня.

Вторая древнейшая: Трубадуры хунты

Почему от перестроечных? Да потому что именно на излете перестройки началась метаморфоза беспозвоночных бойцов идеологического фронта КПСС в гордых и национал-сознательных «патриотов Украины» (впрочем, по сути своей — таких же беспозвоночных).

В советские годы журфаки украинских вузов – даже подпольно-«свидомые», галицийские – воспитывали верных слуг КПСС и Советской власти. Вероятно, по причине такой изначальной кондовости дипломы киевского, львовского и прочих укрожурфаков всегда проигрывали дипломам, полученным в МГУ, ЛГУ, Тартусском университете и т.д. На Украине, как нигде, деканы и наставники идеологов и пропагандистов боялись даже тени вольнодумства и свободы творчества. Любые свободные веяния, долетавшие из России и других республик, в УССР воспринимались как опасная крамола.

Потому и выпускалось огромное количество советско-партийных клевретов, мало способных на самостоятельное мышление или творческое разнообразие.

А если учесть, что многие из студентов приходили в вузы из захудалых сельских школ, становится понятно, какой контингент готовился для газет, радио и телевидения в те годы.

Вероятно, партруководство Украины вполне довольствовалось массой молодых, хотя и малограмотных, борзописцев, выучивших наизусть многочисленные цитаты из Ленина и «классиков» марксизма, но весьма ограниченных в познаниях мировой культуры, литературы, философии. Считалось, что такие познания и не особенно нужны. Для повседневной работы – всех этих отчетов с партийных съездов и конференций, репортажей с посевных и уборочных, сводок о соцсоревнованиях и заполнении «закромов Родины» — они не только не требовались, но в определенном смысле были даже вредными.

Так длилось до горбачевской перестройки 1985-91 гг. с ее «ускорением, гласностью и демократизацией». Которая, как известно, окончилась августовским путчем 1991 г. распадом СССР. Но вплоть до часа «икс» – 24 августа – многие из тех журналистов, что вскоре превратились в укропатриотов, ненавидящих все русское и поносящих компартию, оставались в рядах КПСС.

Вторая древнейшая: Трубадуры хунты 

Именно из таких рядов вышли некоторые будущие публичные персонажи, несущие запредельное вранье аудитории. В частности, звезда «1+1» Алла Мазур. Рыженькая веснушчатая провинциалочка, на вид весьма искренняя и скромная – такой ее запомнили сокурсники на факультете журналистики КГУ им. Шевченко в середине 1980-х. Это потом она попала в когорту медийщиков, необходимых Коломойскому для придания видимости правдоподобия происходящему на экране. В новейших технологиях манипуляции сознанием при помощи СМИ такой псевдоискренности уделяется очень большое значение. Имидж ведущих, подобных Алле Мазур, высоко ценится, поскольку важен для внушения методами НЛП абсолютной лжи в общественное сознание.

Вторая древнейшая: Трубадуры хунты 

Начиная с первых лет «незалэжности» бывшие партпропагандисты и агитаторы стали проявлять невиданную прежде гибкость, перекрашиваясь в национал-сознательных борзописцев, радийщиков и телевизионщиков. Те, кто еще вчера клеймили позором украинский национализм, с тем же рвением принялись воевать с «наследием советского тоталитаризма», коммунистической символикой, русской культурой и словесностью, лукаво увязывая все это воедино. Они, как известный персонаж из фильма Эльдара Рязанова, хорошо усвоили формулу «вовремя предать – это не предать, а предвидеть», и весьма умело внедряли – и внедряют — ее в жизнь.

В основном этим отличались представители украиноязычных СМИ. Однако и русскоязычные тоже быстро овладели искусством политической гибкости или, точнее сказать, мимикрии.

 Вторая древнейшая: Трубадуры хунты

Было такое издание – газета «Комсомольское знамя» (а еще раньше – «Сталинское племя»). Как орган ЦК Комсомола Украины, оно призвано было стоять на страже идей марксизма-ленинизма и считалось республиканским рупором молодых помощников компартии. После распада СССР стало называться «Независимостью», его политическая платформа полностью видоизменилась, а главред Владимир Кулеба – экс-член ЦК комсомола – начал высмеивать бывших коллег – «цековцев» на страницах этой же газеты.

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что из «Козы» (так ее прозвали в народе) вышло немало профессиональных и толковых журналистов, некоторые из которых не предали своих убеждений и принципов, и не стали политическими хамелеонами.

Тем более жаль, что – не все.

Русскоязычные издания тех лет внешне сохраняли политическую нейтральность, хотя крен в сторону обслуживания идеологии новых властей становился все более явным. В середине 1990-х было прекращено вещание Центрального канала России, взамен появился «Интер». И хотя его основатели заявляли о том, что программная политика не изменится, она быстро изменилась, причем в «свидомую» сторону. Контент быстро менялся на чисто украинофильский и национал-сознательный, а российские каналы вытеснялись в кабельные сети.

В те годы образцом нейтральности – с едва заметным оттенком — считался украинский филиал российских «Известий», которым руководила Янина Соколовская. Она тоже вышла из «Козы» и, как уважаемые представители этого «песочника», имела реноме приличного редактора. А «Известия – Украина» — взвешенной и серьезной газеты.

В январе 2001 года на нее было совершено нападение, в результате которого журналистке нанесли ножевые ранения. Это связали с ее профессиональной деятельностью. Однако преступление не было раскрыто. Соколовскую тогда объявили журналистом года в номинации «За мужество».

Однако вскоре и в «Известиях», по мере удержания власти ставленниками США и Запада, политическая «толерантность» все больше стала походить на приспособленчество.

 Вторая древнейшая: Трубадуры хунты

После победы хунты украинским журналистам пришлось определяться, где им быть, по какую сторону баррикад. Их прежняя политическая гибкость уже не соответствовала запросам времени. Пришедшие во власть убийцы и бандиты, радикалы и нацисты поставили вопрос однозначно: все, кто не с ними, подлежат репрессиям.

Как это воплощается в реальности, можно судить по убийству Олеся Бузины и других критиков режима, арестам и угрозам в адрес несогласных, преследованиях изданий, имеющих независимую точку зрения – например, газеты «Вести» и портала «Страна».

В такой ситуации, понятное дело, не все могут устоять под репрессивным напором. Янина Соколовская тоже не устояла. В сущности, вероятно, было бы жестоко ей предъявлять претензии по поводу того, что она смогла устоять. Она – женщина, а в такой ситуации далеко не все мужчины смогли проявить крепкость характера и смелость.

Вопрос в другом: зачем ей понадобилось становиться идеологической активисткой хунты? Зачем она полностью переметнулась в логово зверя и выступила против прежних своих воззрений и людей, в круг которых она сама недавно входила?

Разве не было варианта просто самоустраниться от политической борьбы? Разве так уж обязательно активничать в «в делах тьмы»?

А такое участие она проявляет все чаще и рьянее. Выступая на российских телеканалах в качестве украинской гостьи, она все чаще выглядит как яростный апологет хунты.

Вторая древнейшая: Трубадуры хунты

Например, недавно вступила в словесную перепалку с Владимиром Жириновским, радуясь планам Киева построить базу НАТО в районе Очакова. «Тут будет построен американскими «пчелками», военно-морским десантом США, центр управления украинским флотом, который будет стоять здесь», — сказала Соколовская, указав на карте место будущего строительства штаба НАТО.

В ответ Жириновский, по привычке разозлясь, ответил: «Ничего не будет построено. Утопим, здесь будет могила, на дне лежать будут все, кто прикоснется к Очакову. Его брала русская армия. Всех утопим там, в Чёрном море. И ваше киевское правительство уничтожим. Это русская земля».

На что Соколовская сказала: «Здесь, по всей этой территории стоят прекрасные комплексы «Кольчуга», которые американцы так искали в Ираке. Наконец, они их смогут увидеть, они стоят здесь. Тут стоят РЛС, сюда же стянут украинские войска. Гораздо все плотнее тут сейчас, чем в Харькове, который является прифронтовой полосой, поэтому любые попытки кого-то где-то утопить — захлебнутся в крови тех, кто собирается топить....

То, что они строят центр управления флотом, мы тоже хотели бы считать, что это первая американская база на украинской территории, и мы рассчитываем, что это именно так. Мы, конечно, не члены НАТО, мы всего лишь партнеры, но они уже здесь, и это сделано потому, что аннексирован Крым».

Разъяренный Жириновский напомнил журналистке, что она родилась и выросла в СССР: «И она радуется, посмотрите, выросла при советской власти, вскормленная Советским Союзом... как последний предатель, последняя дрянь, радуется».

Конечно, можно упрекнуть Жириновского за грубость по отношению к женщине. Но это не отменяет факта, что она по сути переметнулась к врагам России и всего русского.

И что это предательство человека, возглавлявшего филиал российского издания в Киеве, для хунты важнее, чем бред всяких ковтунов и карасевых, которые изначально были записными сервилистами.

Вот такая предпраздничная история о метаморфозах украинской журналистики на примерах некоторых ее представителей. Тут возникает интересный вопрос: а есть ли у них «предвидения» на тот случай, если власть вдруг резко переменится?

Думается, да. Такие из обойм не выпадают.

Источник: www.politnavigator.net






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.