Прибалты затаились в ожидании ушей мёртвого осла



Прибалты в очередной раз вознамерились предъявить России как правопреемнице СССР требования о компенсации «материального ущерба» и о «формальном извинении» за «оккупацию».

Уже даже как-то надоело, и максимум внимания, которое получило сообщение от официальных лиц, это пост Дмитрия Рогозина в Twitter’е: «От мертвого осла уши получишь, дефективный».

И в самом деле: логика прибалтов какая-то… пожалуй, да — дефективная. Они то хором боятся России и требуют ввода войск НАТО «для защиты от российской агрессии», то собираются судить «преступления коммунистического режима», то вот — какие-то компенсации требуют. А за что, собственно?

Русское присутствие на прибалтийской территории имеет давнюю историю, уже в 1030 г. великий князь Ярослав Мудрый вблизи Чудского озера основал крепость Юрьев. Далее было много чего, но даже скромно названное Великим Княжество Литовское никогда не было самостоятельным государством и контролировалось Польшей. К России Прибалтику частично присоединил Петр I Великий (Лифляндию и Эстляндию), а окончательно вопрос был решен Екатериной Второй по итогам третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году. Кстати, по договору, заключённому Петром Первым, Швеции выплачивалось два миллиона ефимков (иоахимсталеров), что составляет 56 тонн весьма чистого серебра. Давайте это зачтем с процентами за 300 лет?

При этом в Русской Империи прибалтийские губернии никогда не подвергалось дискриминации, ровно наоборот: развивали местную промышленность, крепостное право было отменено в 1819 г. — гораздо раньше, чем по России в целом.

Что касается XX века, то там, если кратко, то все просто: осенью 1939 г. СССР заключил с прибалтийскими государствами договоры о ненападении и взаимопомощи, но при этом прямо-таки демонстративно не «советизировал» Прибалтику. Цитирую по книге: Мельтюхов М.И. «Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941 (Документы, факты, суждения)» М.: Вече, 2000:

«...известным мнением Сталина, высказанным 25 октября 1939г. секретарю ИККИ Г. Димитрову: “Мы думаем, что в пактах о взаимопомощи (Эстония, Латвия и Литва) нашли ту форму, которая позволит нам поставить в орбиту влияния Советского Союза ряд стран. Но для этого нам надо выдержать — строго соблюдать их внутренний режим и самостоятельность. Мы не будем добиваться их советизации. Придет время, когда они сами это сделают” ...

Заключение договоров с СССР и ввод частей Красной Армии в Прибалтику породили у некоторых слоев местного населения радикальные “советизаторские” настроения, которые в определенной степени нашли отклик у советских дипломатов в Таллине, Риге и Каунасе. Советское руководство, как уже говорилось, всеми силами стремившееся избежать нежелательного впечатления от договоров, прореагировало достаточно быстро и жестко. 14 октября 1939т. Молотов указал полпреду в Каунасе Н.Г. Позднякову: “Всякие заигрывания и общения с левыми кругами прекратите”».

Мельтюхов М.И. «Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941 (Документы, факты, суждения)» М.: Вече, 2000

И лишь когда стало понятно, что выполнение заключенных договоров со стороны Прибалтики было лишь формальным, а Гитлер начал захватывать Европу, странам Прибалтики было сделано предложение, от которого нельзя было отказаться: отправить в отставку правительства и сформировать новые, которые смогли бы «обеспечить честное проведение в жизнь» пактов о взаимопомощи, включая допуск на территорию стран дополнительных частей РККА для обеспечения прикрытия от угрозы нападения нацистов.

По теме обсуждаемых событий рекомендую работу Игоря Пыхалова, «Как “порабощали” Прибалтику»:

«Весьма своеобразным было и представление прибалтийских политиков о том, что такое независимость. Похоже, главным для них было не оказаться в одном государстве с русскими, будь то Российская империя или СССР. А вот под немцев они были готовы лечь с большим удовольствием. ...

Накануне нападения Германии на Польшу министр иностранных дел Эстонии Карл Сельтер, беседуя с польским представителем, заверил его, что лично он «предпочел бы три года немецкой оккупации двум неделям советского господства». ...

Каково же было отношение к “оккупации” жителей Прибалтики? Конечно, о том, что вступление в СССР поддержало свыше 90% населения, речи не идет. Однако настроения в пользу такого шага были достаточно массовыми. Вот свидетельство сторонних наблюдателей — документы английского посольства в Риге. Для тех, кто сомневается в их объективности, заметим, что англо-советские отношения в этот период были весьма натянутыми. Несмотря на прекращение советско-финской войны, Англия и Франция вели практическую подготовку нападения на советское Закавказье — вплоть до 10 мая 1940 года, когда Германия неожиданно перешла в наступление на Западном фронте и у союзников возникли другие, более насущные проблемы. Таким образом, никакого резона кривить душой, подыгрывая большевикам, у английских дипломатов не было.

Итак, вот что сообщал в МИД Великобритании посланник в Латвии К. Орд.

Из шифротелеграммы №286 от 18 июня 1940 г.: “Вчера вечером в Риге имели место серьезные беспорядки, когда население, значительная часть которого встречала советские войска приветственными возгласами и цветами, вступило в столкновение с полицией. Сегодня утром все спокойно …”.

Из шифротелеграммы №301 от 21 июня 1940 г.: “Братание между населением и советскими войсками достигло значительных размеров”.

26 июля 1940 года лондонская “Таймс” отмечала: “Единодушное решение о присоединении к Советской России отражает… не давление со стороны Москвы, а искреннее признание того, что такой выход является лучшей альтернативой, чем включение в новую нацистскую Европу”».

Игорь Пыхалов, «Как “порабощали” Прибалтику»

Прибалтийские страны никогда не были по факту независимыми, но, как верно отметил историк, очень хотели быть под Европой, а не вместе с Россией. Это желание иррационально, что наглядно демонстрируется отношением соответствующих сторон.

Вспоминает Уно Лахт, член правления Эстонского Союза против неонацизма и межнациональной розни:

«Я родился в 1924 году и хорошо помню, что из себя представляла Эстония тех лет. Мало кто из официальных историков говорит, что не было ни бесплатного среднего, ни высшего образования, число батраков и бедных в фактически рабском услужении достигало больше половины населения, процветал туберкулез и другие болезни из-за платной медицины. Эстонцы бежали из Эстонии куда глаза глядят. Всего этого вы не прочтете в современных учебниках по истории».

Уно Лахт

Также см. другие факты на тему, показательно. А вот отношение Германии: 21 июля Розенберг направил рейхскомиссару Остланда Генриху Лозе инструкцию, в которой говорилось:

«Цель деятельности рейхскомиссариата Эстонии, Латвии, Литвы и Белоруссии заключается в формировании здесь рейхспротектората, а затем в превращении этой территории в часть великогерманского Рейха ... Рейхскомиссариат Остланда должен препятствовать любым поползновениям на создание эстонского, латышского и литовского государств, независимых от Германии. ...Что касается культурной жизни, то необходимо с порога пресекать попытки создания собственных эстонских, латышских, литовских и белорусских университетов и вузов».

По-моему, очень наглядно.

Чем же объяснить дефективное мышление прибалтов? А всё просто.

В СССР его объяснили бы через классовый вопрос. Я не сторонник разделения нации на классы (но, разумеется, есть враги народа, которые противопоставляют себя нации и государству, и в некоторых социальных странах их пропорционально гораздо больше, чем в других), но и в такой модели наглядно видно, что правительства очень хотели отдаться сами и отдать страну «цивилизованной Европе», между тем как население частично поддерживало такую позицию, а частично выступало за присоединение к социалистическому образу жизни.

Кроме того, необходимо учитывать менталитет державной нации и лимитрофов, которые отличаются принципиально. Извиняюсь за большую цитату, но сказано очень хорошо, и не вижу смысла пересказывать. Андрей Кочетов, «Что такое национализм? Национализм «больших» и «малых» наций»:

«Державный национализм — национализм большой, пассионарной, государствообразующей нации, так или иначе, ведёт общество вперёд, пусть даже ценой незначительного ущемления интересов периферийных этносов (а прежде всего, их самолюбия) — в конечном итоге они всё равно выигрывают. … При всех стонах национальных меньшинств об их «притеснениях» со стороны державной власти, на самом деле они приобретают многократно больше, нежели теряют. Развивается их культура, наука и образование (которых раньше либо вообще не было, либо были в зачаточном состоянии), появляется промышленность, серьёзно улучшается уровень жизни. Многие национальности избегают опасности уничтожения либо порабощения со стороны агрессивных соседей (так, армяне, грузины и многие другие народы, не прими их Россия когда-то под своё крыло, сейчас уже не существовали бы — они были бы давно истреблены турками).

Местечковый же, родоплеменной национализм — явление совершенно противоположное. Он нацелен прежде всего на грабёж, на разрушение. Ему совершенно чужд созидательный порыв, движение вперёд, он руководствуется узконациональными интересами (псевдоинтересами), его главное стремление — отобрать что-то у державообразующей нации и поделить между «своими», а на деле получается — внутри «нацэлиты» (хотя и другим тоже кое-что перепадает). Главная декларируемая цель – создать «хоть маленькое, зато своё» государствишко, и «чтобы мы там были главными». И это — не средство для последующего созидательного рывка, а именно самоцель. Причём родо-племенных националистов совершенно не интересует, как и на что это государство будет существовать в дальнейшем, после проедания награбленного. Главное — это выгнать со «своей» территории государствообразующую нацию (подвергнув её по максимуму всевозможным унижениям и грабежу, а ещё лучше — геноциду), а всё созданное ею — промышленность, инфраструктуру, все материальные богатства — присвоить. В качестве же основного источника доходов своего «государства» многие родоплеменные националисты вполне серьёзно рассматривают, как в средние века, грабёж богатых соседей, как бы «в компенсацию» за многовековое «угнетение» ими. Либо (чаще) — «материальную помощь» со стороны врагов бывшей своей метрополии в качестве оплаты за различные, большие и малые, пакости ей (как правило, сепаратисты, в случае реализации своих планов, сразу же занимают резко агрессивную внешнеполитическую позицию по отношению к бывшему «старшему брату»».

Андрей Кочетов, «Что такое национализм? Национализм «больших» и «малых» наций»

Очень точное описание ситуации, не так ли?

P.S. Я ничего не хочу сказать, но символом демократической партии США (к которой принадлежит Обама) является именно осел.

Источник: politrussia.com



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.