Почему вирус в короне?


Начиная с предпоследней недели апреля правительства некоторых государств начали постепенное ослабление санитарных ограничений, принятых в связи с распространением коронавируса нового типа. Их можно понять — экономики стран просто рушатся из-за простоев, миллионы людей проедают последние сбережения и претендуют на выплаты от государств, у кого проблемы с психикой — вообще сходят с ума или спиваются.

И вот 28 апреля из Вашингтона их поправили. Пока ещё не на высшем уровне. Директор Национального института аллергических и инфекционных заболеваний США, советник Белого дома по вопросам здравоохранения доктор Энтони Фаучи в интервью CNBC предостерёг от преждевременного открытия бизнеса государствами, заявив, что это может вызвать «отскок, чтобы вернуть нас обратно в ту же самую лодку, в которой мы были несколько недель назад».

«По-моему, это неизбежно, что у нас будет возвращение вируса или, возможно, даже то, что он никогда не исчезнет», — сказал главный инфекционист США.

Энтони Фаучи 
White House
 

То есть доктор Фаучи снова говорит о второй волне пандемии коронавируса. В конце марта именно он положил начало разговорам о «второй волне» эпидемии. «Причина, по которой я это говорю, заключается в том, что мы начинаем видеть сейчас в Южном полушарии, на юге Африки и в странах Южного полушария.

У них фиксируются случаи заражения по мере того, как у них начинается зимний сезон. Если на самом деле у них будет значительная вспышка, нам неизбежно придётся подготовиться к тому, что у нас получится цикл и все вернётся во второй раз», — сказал он тогда.

Впрочем, некоторые медики и ранее говорили, что эпидемии коронавируса могут стать сезонными, но эти высказывания были не в стиле «ужас-ужас», а скорее успокаивающими. Поскольку любому врачу, не принимающему участия в политических играх ясно, что коронавирус нового типа — всего лишь одна из респираторных инфекций, с которыми человечество живёт всегда.

Но по последующим заявлениям как политиков, так и статусных медиков можно сказать, что идея о «второй волне» кому-то определённо понравилась.

13 апреля о возможности второй волны эпидемии в ноябре осторожно заявил заведующий инфекционным отделением шанхайской больницы «Хуашань», глава шанхайской экспертной группы по лечению COVID-19 Чжан Вэньхун. Впрочем, по его мнению, вторая волна будет значительно слабее первой. Похожее мнение высказывал академик РАН Сергей Недоспасов.

Сергей Недоспасов 
Kremlin.ru
 

21 апреля директор Центра США по контролю и профилактике заболеваний (CDC) Роберт Редфилд заявил, что вторая волна эпидемии, которая придёт зимой, может стать «немыслимо тяжёлой», поскольку она совпадёт с сезонной эпидемией гриппа.

И вот в последние дни апреля началась новая «волна» заявлений о «второй волне» пандемии. О том, что надо «готовиться к худшему», заявил испанский эпидемиолог профессор университета в Аликанте Ильдефонсо Эрнандес Агуад. О том, что осенью следует ждать второй волны заболеваемости, заявил доктор медицинских наук профессор Анатолий Альтштейн. С подобными заявлениями выступили итальянские эксперты и многие другие.

Премьер-министр Франции Эдуард Филипп заявил, что власти страны считают риск возникновения второй волны коронавируса серьёзным. «Никогда в истории нашей страны мы не знали такой ситуации. Ни во время войн, ни во время оккупации, ни в периоды предыдущих эпидемий», — сказал он.

Эдуар Филипп 
 Jacques Paquier
 

После всех этих цитат немедленно вспоминается советская классика — 21-я глава бессмертного произведения Ильфа и Петрова «Золотой телёнок»: «Все было ясно. Дом был обречён. Он не мог не сгореть. И, действительно, в двенадцать часов ночи он запылал, подожжённый сразу с шести концов».

К чему тут ирония? Я полагаю, что все, кто ещё способен мыслить, уже давно поняли, что мы имеем дело с эпидемией не столько медицинской, сколько информационной. Предпринятые государствами карантинные меры во много десятков, если не сотен раз превышают необходимые. Можно сказать, что лекарство намного опаснее болезни.

Говорят, так надо для разрушения старой экономики и перехода в новый уклад. Может быть. Но сейчас не об этом. А о том, что новый метод воздействия на народные массы — информационная эпидемия — во-первых, продемонстрировал свою принципиальную возможность и, во-вторых, понравился властям многих стран.

«Виртуальная» эпидемия стала возможна в новом мире, в котором жизнь обычного человека уже в достаточной степени перетекла в информационное пространство и стала терять связь с реальным миром. В один прекрасный день развитие информационных технологий перешло в новое качество — стало возможно управление людьми с помощью технологии, показанной в известном американском фильме 1997 года «Хвост виляет собакой».

Поначалу технология была опробована в «цветных революциях», когда беспорядки на одной площади в одном городе с помощью СМИ и соцсетей приводили к смене власти в целой стране. Теперь пришло время опробовать технологию во всемирном масштабе. Уже можно сказать — успешно.

Это работает. Теперь можно будет запускать и «вторую волну», и пятую, и десятую. Со временем «санитарные меры предосторожности» станут неотъемлемой частью «электронного концлагеря». Теперь понятен ответ на вопрос, выведенный в заголовок. Вирус называют «КОРОНАвирусом» потому, что это новый инструмент власти над людьми. Назовите это лютой конспирологией, но всё же.

Источник: regnum.ru