Плач Ярославны: почему французская катастрофа трагичнее русской?



Российское руководство признало катастрофу лайнера А321 31 октября на Синайском полуострове терактом.  Об этом 17 ноября заявил глава ФСБ России генерал Александр Бортников. Несколькими днями ранее, в ночь с 13 на 14 ноября во французской столице произошла, пожалуй, самая ужасная трагедия за всю историю этой страны – в Париже погибли более 130 человек, десятки людей оказались ранены. Жертвой катастрофы российского самолета стали 224 человека – все, кто находился на его борту. Спору нет – обе трагедии ужасны, а те, кто их устроил, вряд ли могут называться людьми. Однако подходы к этим бедствиям и их восприятие в западных СМИ несколько разнятся.

Как отреагировали зарубежные СМИ на парижскую трагедию? Здесь, пожалуй, поток скорби сметал перед собой все, даже самые крепкие стены безразличия самого циничного человека. Сколько слов было сказано журналистами в Европе и Америке об ужасающих расстрелах и взрывах на улицах Парижа. Так, немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung возвестила о новой эпохе в истории международного терроризма. По мнению немцев, в Париже террористы доказали главное – они могут убивать столько людей, сколько хотят, и ни одно государства не может чувствовать себя защищенным. «Террористы никого не щадят, каждый может стать их жертвой и никто от них не застрахован», – отмечает издание из Франкфурта-на-Майне.

Также эффектно решила высказаться о катастрофе во французской столице и другая влиятельная немецкая газета – Die Welt. «Теракт должен продемонстрировать нам ненависть совершивших теракт, их туманную идеологию и тупые фантазии, оправдывающие эти преступления. Цель преступников – это мы, наша свобода, наши ценности и стремление к жизни», – заявила Die Welt. Что тут скажешь? В пафосе немцам явно не откажешь – умеют писать высокопарные речи, рассчитанные на изнеженного в комфорте и безопасности, но шокированного от непривычно пришедшей на его тихие улицы войны европейского бюргера.

Сполна прошлась по теракту в центре Парижа и американская пресса. Так, хорошо известное во всем мире газета The Wall Street Journal заявила, что «Изощренность, наличие ресурсов и масштаб атак показали официальным лицам по всему миру, что проблема сдерживания экстремистского насилия достигла нового уровня». Мы должны быть вместе с французами, разделив не только их горе, но и борьбу с нашим общим врагом, отметило издание.

«После взрывов у французов наступило страшное осознание того, что произошло: террор уже второй раз в этом году нанес удар по Парижу. Эта симметрия крайне мучительна. Год, начавшийся в Париже с кровопролития и хаоса терактов в редакции сатирического журнала Charlie Hebdo и потом в еврейском магазине, теперь получил еще более кровавое завершение… Взрывы и убийства потрясли весь мир и мгновенно подорвали всю ту уверенность, которая вернулась к французам за месяцы, прошедшие с момента теракта в редакции», – пишет, в свою очередь, газета The New York Times.

Одно из крупнейших мировых медиа-агентств – лондонское ВВС – также не осталось в стороне от пафосных и «глубокомысленных» речей в отношении парижской бойни. «Всего 10 месяцев Париж был местом совершения массовых терактов, теперь новый ужас. То, что случилось на днях в Париже, – это то, чего так давно боимся все мы. Мы также пытались это предотвратить, но это всё-таки случилось, и ответственность за это будем нести все мы», – заявило ВВС.

А это вещает нам уже английская Guardian: «Злоба и жестокость, которые террористы выплеснули во Франции, несравнимы ни с чем. И причины очевидны: Франция и Париж – колыбель Просвещения, родина секуляризма и отделения церкви от государства, маяк свободы мысли, скептицизма и мощной сатиры. Она также является активным участником борьбы с исламистами во всем мире, например в Мали. Многие люди могут задаться вопросом о провале в сборе и обмене разведданными, о предотвращении подобных терактов, и они будут правы. Однако, когда опасность настолько широка, никакая демократия, ценящая свободы слова и передвижения, не будет в безопасности».

В общем, французам от западных СМИ – горы скорби, тонны сочувствия и океаны выплаканных по Парижу слез. Еще бы, ведь бойня в Париже – это, по мнению Запада, атака на весь христианский мир, а значит, символичности этой акции нет предела. А на символичность всегда можно нафантазировать много показной скорби и сожалений.

Вот так вот душевно и креативно всем мире скорбели по Франции и Парижу. В память о русских принесли лишь гвоздики к посольствам. Ну, и на этом спасибо

А какова была реакция после катастрофы российского лайнера, в которой, кстати говоря, погибло почти в два раза больше ни в чем не повинных людей, чем из-за теракта в столице Пятой республики.

Конечно, были слова соболезнования, слова поддержки, скорби и тому подобные фразы, которые следует сказать, когда ты вроде как «скорбишь» и «в трауре». При этом некоторые западные лидеры выразили свои соболезнования российскому народу лишь спустя пару недель после катастрофы. Так, президент США Барак Обама удосужился заявить о своей «скорби» лишь на полях саммита G20 в турецкой Анталье несколько дней назад. Приносили также и цветы к российским посольствам по всему миру, ну и так далее.

Однако гораздо больше было в связи с российской катастрофой слов о том, что это было – теракт или нет, кто за этим стоит, как это может быть выгодно президенту РФВладимиру Путину (!) и т.д. Про Россию и жертв катастрофы не было ни пафосных речей на страницах влиятельных западных изданий, ни слов сожалений в многочисленных передачах на экранах западного ТВ, ничего такого не было. Была чистая политика, в контексте которой и обсуждалась катастрофа на Синае.

Таким образом, в России заметили, что на Западе достаточно быстро сошлись на версии теракта на борту А321, однако поняли, что трагедия не вызвала такой волны солидарности с российскими жертвами авиакатастрофы.

Сейчас же в связи с обнародованием окончательной официальной версии России о катастрофе А321, причиной которой стал именно теракт, реакции на это событие практически нет. Да, конечно, в мировых СМИ прошли новости о том, что Путин с главой ФСБ РФ Александром Бортниковым признали произошедшее на борту самолета терактом. Но после этого западные издания увлеклись  рассуждениями о том, какие же действия предпримет теперь Россия в Сирии: увеличат ли количество бомбардировок, проведут ли сухопутную операцию и т.д. Никаких слов поддержки мы в этот раз не получили, ни единого слова про «атаку на всё цивилизованное человечество», «это наше общая беда» и т.д. Как говорится, ничего личного, только политика. Да, тут даже на хэштег PrayForRussia (Молитесь за Россию) в соцсетях рассчитывать не стоит. Сбили самолет, принесли цветочки к посольству, высказали дежурные фразы про скорбь и забыли. А чего вам еще-то надо, русские?

Да, конечно, коллективный Запад может считать политику РФ в Сирии, на Украине или где-либо еще неправильной, агрессивной или какой-либо еще, однако наши граждане ничем не отличаются от парижан, убитых террористами. И если Запад не хочет больше получать от российского общества упреков в двойных стандартах, то было бы неплохо после ужасающего теракта на борту нашего самолета сделать хэштег #WeAreRussians. Или  #WeAreLebanon (Мы Ливан). За Париж мы, конечно, помолимся, но почему только за Париж?

Кстати говоря, весьма показателен случай с популярной в России и на Западе блог-платформой Livejournal.com (Живой журнал). Лицемерие здесь просто поражает. Ребята выставили на сайте французский флаг. Скорбь, всё такое. Но почему не повесили российского флага, когда на Синае погибло в два раза больше русских, чем в Париже французов? Забыли, наверное? А может, просто наплевать?

Тем более, стоит отметить, не скорбели столь масштабно ни по жертвам расстрелов в Ливане, ни по теракту в Кении (оба случая с десятками погибших) и т.д. А здесь убили европейцев, да не где-нибудь, а в самом сердце просвещенной Европы, и поднялся вселенский плач. Ну да, это ведь не какие-то русские – варвары, азиатчина, неевропейцы. А уж про арабов и говорить нечего – до них на западе вообще никакого дела нет.

Таким образом, несмотря на то, что западная пропаганда упорно пытается лепить мифы в духе «все люди равны», на деле разница между людьми очень даже есть. Так как некоторые всё же «ровнее» других. И, оказывается, жизнь белого европейца стОит гораздо больше скорбных мыслей, выплаканных слез, эфирного времени на телеканалах и страниц газет в печатных изданиях, чем жизнь русского, а уж тем более, араба, иранца, индуса и представителей других «непривелигированных» национальностей. Цинично, но это – реалии западного мира. Того самого, который так упорно присваивает себе монопольное право решать, кто более либерален, демократичен и человеколюбив.

Иван Прошкин

Источник: kolokolrussia.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.