Необходимо государственное понимание важности русского языка


«Плетёный шоппер  -маст-хэв для любого сезона», «пройдёт public talk” о русской литературе», «Девушки начали рассказывать о случаях абьюза и харрасмента»...

Я это не придумал. Это выдержки из настоящих объявлений и статей. А недавно встретил и вовсе чудесное в объявлении о конференции, посвященной славянской культуре - оборот «спикеры расскажут».

Сплошное «спикеры проведут паблик талк об использовании шоппера».

Что, собственно, происходит с русским языком? В какой момент он превратился в неудобоваримую помесь воляпюка с корпоязом?

Можно, конечно, говорить о языковом влиянии, естественном изменении и развитии языка и заимствовании терминов, если бы не сразу несколько "но".

Заимствование - совершенно естественный процесс развития и изменения любого языка. Если бы не первое "но".

Заимствование, как правило, расширяет смысловые возможности языка, новые слова приходят для обозначения понятий и явлений, для которых нет в языке существующих понятий. Как правило, они встраиваются в существующие языковые конструкции, существенно не меняя остальные нормы языка, как бы сливаются с уже существующим языковым потоком. И, что важно, они именно расширяют возможности языка.

Сейчас мы видим обратную картину. Рабское бездумное копирование (кстати, вот оно, заимствование, и совершенно уместное) приводит к неуклюжей перестройке предложений и самого смысла оборота. Происходит не просто искажение, а, зачастую, подмена понятий, размывание значения и, зачастую, значимости сообщения.

Как произошло, к примеру, вот с этим сообщением: «Девушки начали рассказывать о случаях абьюза и харрасмента». В переводе на русский язык это значит - девушки начали рассказывать о том, что подвергаются психическому и физическому насилию, их запугивают и унижают на работе. Согласитесь, совершенно иначе звучит?

Про "public talk" о русской литературе я, вообще, молчу. Такое устройство предложения говорит либо о полном презрении к языку и культуре, либо о столь же полном неумении этим языком пользоваться.

Так что, никакое это не обогащение языка, и не естественное развитие языковых норм, связанное с цивилизационными процессами.

Это ведь только на первый взгляд рекламные слоганы «безумный sale» и «курс на шоппинг» смешная бессмыслица.

Происходит создание колониального как-бы-языка, наподобие тех, что появлялись в британских колониях - так называемые креольские языки. И, в меньшей степени, "пиджин инглиш". Языки общения покорённых, теряющих собственную культуру, народов между собой и обращения к господам. На таком языке дикарям дозволялось обращаться к белому господину, поскольку иного от них  и не ждали.

Этот псевдоязык тесно связан с другим явлением, возможным только на покоренных территориях, в колониях - появлением прослойки коллаборационистов, а, по-русски, пособников и предателей, страстно ненавидящих свой народ, свою культуру и свой язык. Людей, единственный смысл жизни которых - угодить Большому Белому Сахибу.

Именно эти явления происходят сейчас в российском обществе и ярко отражаются в русском языке.

Мы - оккупированы. Наше культурное пространство захвачено и его всё более открыто и деятельно зачищают от всего русского, заменяя русский язык бессмысленным корпоязом, выдавливая из сознания граждан России само понятие “русский”, как что-то достойное. Уже сейчас за упоминание о великой русской культуре и роль русского народа в создании России, как государства, легко схлопотать обвинение в национализме.

Можно сказать, что нечто подобное уже не раз происходило и, ничего, жива Россия, жив и русский язык. Например, накануне вторжения Наполеона, к примеру. Но тогда преклонение перед всем французским и презрение ко всему русскому насаждались только среди дворянства. Пусть и самой образованной, обладающей властью, но очень тонкой общественной прослойки. Русский народ лишь посмеивался над господской блажью, да и среди образованных людей хватало тех, кто поддерживал и сохранял чистоту русского языка и русской культуры.

Сейчас ситуация совершенно иная - атака идёт по огромным площадям, атаковано все общество в целом, в первую очередь, молодёжь.

А ведь язык это не просто средство передачи информации. Это огромное поле понятий, значений и смыслов, это образ мышления народа, некое единое поле, объединяющее человеческую массу в народ со своим своеобразием, непохожестью на других, отличным от других взглядом на мир.

Именно такое разнообразие народов, языков, их взаимодействия и позволяет развиваться человечеству.

Но сейчас мы видим, как вымываются из человеческой памяти огромные смысловые пласты, как обедняется язык, как он сводится исключительно к задаче передачи сиюминутной бытовой информации.

Такое положение дел может быть выгодно только в одном случае - когда надо создать легко управляемое людское стадо, в котором люди лишены устойчивых связей, общности, стадо, лишенное прошлого, ненавидящее настоящее. Это выгодно, когда надо лишить людей способности мыслить о чем-либо, помимо сиюминутных задач и удовольствий, свести картину будущего к плакату о прелестях "шоппинга" (переведём на русский - постоянных покупок, безостановочного потребления).

Таким образом народ лишается исторической перспективы. Точнее, историческую перспективу для него определяет истинный хозяин колонизированной территории.

Собственно, в культурном пространстве колонизация произошла давно и успешно. Вместе с распадом СССР русская культура тут же вылетела из разряда великих культур мирового значения. Кстати, обрушив тем самым и значение всех культур постсоветского пространства.

Ныне современную русскую культуру рассматривают, как забавный казус – «о, и в странах третьего мира что-то забавное происходит». Рабская вестернизация, восприятие шаблонов, предназначенных для стран-сателлитов произошла как в кино, так и в литературе. Вспомните хотя бы исчезновение внятно рассказанных законченных историй и их замену бесконечным сериальным "мылом". Разумеется, это произошло сначала в "лёгких" развлекательных жанрах, но ведь именно они формируют массовый вкус и массовое сознание, от их качества зависит, появятся ли люди, способные воспринимать более сложные произведения, мысли, и, как следствие, жизненные цели и убеждения.

Вымывание смысловых пластов и бездумное употребление слов-жаргонизмов приводит и попросту к отуплению, нежеланию думать, а, как можно выразить свою мысль иначе, или, несколькими способами. И, по цепочке, это ведет и к изменению образа мышления, его обеднению.

В конечном счёте, к жизни под лозунгом с популярной в Интернете картинке «Ненавижу думать!».

Так уж исторически сложилось, что для России именно русская культура и русский язык являются государствообразующими, системообразующими.

И удар уже которое десятилетие наносят именно по этим обществообразующим точкам.

Значит ли это, что нам необходимо закуклиться и оборвать все внешние связи?

Разумеется, нет. Язык и общество могут развиваться только во взаимодействии с другими обществами, культурами и языками. Например, если человек глубоко и систематически изучает иностранный язык, то и родным он начинает владеть куда лучше, поскольку должен вести постоянный внутренний диалог и осваивать все более сложные языковые конструкции, а это невозможно без знания родного языка.

Запрещать на законодательном уровне использование иностранных слов, если можно использовать русские. точно выражающие те же понятия?

Вредный и, даже, вредительский метод - запретный плод сладок. К тому же, в существующей обстановке он будет использоваться, в первую очередь, для получения коммерческой выгоды и сведения счетов с конкурентами.

Однозначного и простого ответа на вопрос у меня нет.

Я понимаю только, что необходимо государственное понимание важности русского языка, как стержня русской культуры. основы, без которой невозможна историческая общность под названием Россия, и сама русская цивилизация.

Должен произойти сдвиг в народном сознании, осознание того, что у нас понемногу, незаметно, отбирают главную возможность взаимодействия и взаимопонимания, создают ещё одну линию разделения, дробления.

Нам, тем, кто осознает ценность и значимость русского языка, русской культуры, необходимо объединяться. Не ждать поддержки и одобрения сверху.

Объединяться самим. Оставить в стороне религиозные и политические разногласия. Искать то, что всех нас объединяет.

Сейчас это необходимость сохранить не просто русский язык, а огромный, невероятно богатый мир русской культуры.

Максим Макаренков

Источник: zavtra.ru