Не верь, не слушай, не смотри



Интересную картину информационных предпочтений жителей России представил в своем новом исследовании Фонд «Общественное мнение» (ФОМ). Многие из нас продолжают смотреть телевизор, но все меньше ему верят. Авторитет интернет-сайтов тоже невысок. Зато число тех, кто не доверяет никому, перевалило за четверть.

«Голубой экран» загорается в домах у 79 процентов опрошенных. Это, конечно, не 92 процента, как в 2012 году, но все еще абсолютное большинство. Однако принимает услышанное на веру уже меньше половины — 47 процентов, хотя еще два года назад таких было 63 процента. Для остальных это просто генератор привычного шума, пробуждающего по утрам на работу и убаюкивающего перед сном — часть образа жизни, а не источник новостей и тем более их оценки.

Падение информационной ценности телевидения закономерно и неизбежно. Чтобы понять это, достаточно знать, как создается такая продукция. По сути, теленовости последних 15 лет — это переписанные редакторами сообщения из интернета, на которые наложена картинка (часто не имеющая никакого отношения к тексту), плюс «говорящие головы» — нередко подобранные по принципу «абы кто, лишь бы по теме». 

Подробностей телевизор, за редким исключением, не дает, а вот искажения — порой весьма серьезные — допускает сплошь и рядом. Редакторы попросту запутываются в противоречиях интернет-источников, дикторы оговариваются, видеомонтажеры вклеивают не то и не тех — в результате получается абракадабра. Более-менее жив только один, хотя и самый важный, жанр телевидения — прямой репортаж, когда мы можем увидеть все собственными глазами. Но и ему по оперативности и качеству большую конкуренцию составляют видеоблоги. Сливки снимает не тот, у кого хорошая камера, а тот, кто прибежал первым.

Разумеется, это не значит, что люди освободились от навязываемых установок. Мы можем думать, что наше мнение независимо, но на деле даже в фоновом режиме информация, аргументы, повестка телеканалов форматируют нас сильнее, чем мы полагаем. 

Показательны политические ток-шоу, где ведутся споры по вопросам, относительно которых в обществе существует стопроцентный консенсус. Когда на каналы зовут российских либералов или украинцев, выступающих за так называемую «политику Порошенко», всем же понятно, что никого, кроме себя, эти герои не представляют. Никакой «группы поддержки» давно уже нет. Но пусть почешут языками, все-таки «другая точка зрения». На выходе же получается, что условный Гозман ходит гоголем и свято верит в то, что за ним — силища. Откуда? Какая? А у зрителя нет-нет да мелькнет мысль: «Ну, раз его зовут, значит, что-то есть». Накануне выборов 2018 года о порочности этой конструкции стоит задуматься всерьез. 

Если кто-то думает, что в Сети лучше, он ошибается. Характерно, что падение веры в объективность телевидения не сопровождается подъемом убежденности в правдивости интернета. Все уже отлично поняли, что такое заказные посты, фейковые новости (причем неважно — оппозиционные или патриотические), с какой легкостью, не замечая даты, старое сообщение соцсети могут выдать за новое, как манипулируют заголовками, дальше которых почти никто новостей не читает.

Интернет хорош тем, что позволяет докопаться до первоисточника и проверить, что же там было на самом деле написано, а также тем, что можно самому найти и сопоставить разные точки зрения и позиции лидеров общественного мнения и экспертов. Вот только если вы способны проделать такую работу, то смело можете открывать собственное СМИ.

Не только у нас, во всем мире идет грандиозная перестройка новостных сетей. Люди все меньше верят официальным медиа, которые на глазах превращаются в каналы «фейк-ньюс» и пропаганды. Но никакие новые СМИ, которым верили бы больше, на смену не приходят — ни в интернете, ни где-то еще. Мы живем в эру «постправды», когда человек, вместо того чтобы менять позицию, исходя из сообщенных ему сведений, оценивает новости (и даже ставит под сомнение их достоверность) согласно своим убеждениям. Утверждение «Асад применил химическое оружие» воспринимается не через призму фактов, а согласно общей картине мира — одна у нас, другая у них. И нельзя назвать это регрессом — напротив, это прорыв из мира мнимой либеральной «объективности», в которой «преступления сербов» были «доказанным фактом», а преступлений против сербов попросту не существовало.

В эру недоверия к телеканалам и сайтам успехом пользуется личность, человек, который вызывает симпатию и обладает способностью убеждать. И в выигрыше останутся те политики и общественные деятели, которые сумеют разъяснять свою позицию, обращаться к фундаментальным ценностям, увлекать за собой, не лгать и не предавать. В основе новой информационной картины — не технологии, а люди. Их пока мало, слишком велика инерция старых медиа. Но процесс перехода к новой модели уже запущен, и результаты опроса ФОМ — тому прямое свидетельство.

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист, обозреватель телеканала «Царьград»

Источник: portal-kultura.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 1

  1. Даша2000 06 августа 2017, 10:00 # 0
    Зомбоящика у нас нео вообще. Смотрим только хорошие фильмы.
    Сеть: Новости узнаем из Русских вестей, Руан.

    СМИ ( хозяева их хазары и мировые паразиты) в руки не берем и не читаем( врут там!).
    Что читаем: Левашов, Сидоров, русские сайты
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.