Фильм «1+1»: Тонкая дебилизация под сладким соусом



«1+1» (Неприкасаемые), пожалуй, один из самых популярных фильмов, который в последние годы выставляется повсюду в списках самых трогательных и даже нравственных фильмов со смыслом. Сколько хвалебных отзывов можно встретить, и как трудно найти критику. Практически все просмотревшие этот фильм, позиционируют его как глубокий (а для некоторых философский) фильм, который можно пересматривать неоднократно.

Чему все же учит этот фильм?

Возьмём, к примеру, обычного подростка и попытаемся представить, какие впечатления останутся у него после просмотра.

Если говорить в общих представлениях, то фильм эффективно дискредитирует созерцательную форму восприятия человека, при котором он стремится к возвышенным чувствам, к духовности, и в целом европейскую классическую культуру, противопоставляя и пропагандируя при этом примитивную чувственную форму восприятия. Подобная форма дебилизации крайне необходима для того, чтобы толкнуть народы в пучину страстей и легкомыслия. А дальше с ними можно делать что угодно.

Разберем по порядку фильм, для того, чтобы тезис стал очевиден.

Главный герой по имени Дрисс – самый типичный вор и хулиган, обычный французский эмигрант из арабских, африканских стран. На протяжении всего фильма сугубо положительный персонаж, при этом все его характерные свойства, которые воспринимаются окружающими поначалу несколько неодобрительно, как то полагается, в конечном счете, и приводят ко всем положительным эмоциям, покоряют всех окружающих.

Второй герой, Филипп, в начале показан как самый настоящий эстет: воспитанный, благородный, одухотворенный аристократ. Он чувствует искусство, мыслит глубоко, без пагубных привычек. По крайней мере, создает такое впечатление. Далее, все это показывается как некая бессмысленная скука, и герой начинает радовать зрителей своим методичным отступлением в мир примитивный.

Очень тонкая идея с живописью. Эстет Филипп хорошо разбирается в живописи и долго любуется натуральной «мазнёй», бессмысленность которой очевидна даже хулигану, и в итоге покупает ее. Далее Дрисс рисует подобную же «мазню». Картине хулигана создают легенду, что она будет выставлена в Лондоне и Париже, и продают другому ценителю живописи за 11000 евро. В результате у молодого человека, который еще не сведущ в живописи, возникает впечатление, что, в принципе, вся мировая живопись имеет ценность только потому, что богатые дяди готовы приобретать картины за огромные деньги, и что всякий шедевр – это результат подобной спекуляции. Подобное впечатление убивает в человеке тягу к настоящей живописи, заменяя ее “знанием”, что все это  – ерунда.

Косвенная дискредитация высокой литературы. Делается это через высмеивание эпистолярного способа изложения мыслей. Поэтический и возвышенный порыв изложения эстета Филиппа высмеивается и критикуется Дриссом, ссылаясь на неэффективность такого метода при охмурении женщины. Во время этого женщина, которая записывает речь под диктовку, внешне создающая впечатление высококультурной особы, целиком и полностью поддерживает рассуждения уличного хулигана. Далее эта идея многократно подтверждается «на практике». Так же, как и в случае с живописью, у молодого человека, еще не соприкоснувшегося с высокой поэзией, может сложиться впечатление, что все эти литературные изыски – суть нудные потоки бессмысленных фраз, помпезное «умничание», которым вынуждены, вопреки своим истинным желаниям, заниматься люди, претендующие на некоторую возвышенность духа. Это он и будет видеть теперь в настоящей поэзии.

Но все же главный удар пришелся на музыку. В самом начале с первых слов  Филипп заявляет, что является специалистом по Берлиозу, после чего сомнений в том, что он действительно приобщен к музыке, не остается. Но в оперном зале смехотворный бред издевающегося над оперой Дрисса становится для нашего эстета интересней самой оперы. Он даже не решается порицать хулигана хотя бы за то, что тот своим поведением  мешает остальным зрителям. Сам собой напрашивается вывод: на оперу люди ходят по большей мере ради показухи или прочей фальшивой цели, а в действительности, даже самые “настоящие эстеты” предпочли бы представлению шутки Эди Мёрфи.

На праздничном мероприятии играет оркестр, сидят гости, слушают. Это показано настолько уныло. Пожалуй, самое унылое исполнение музыки Вивальди, с унылыми лицами исполнителей, с унылыми зрителями. К концу вечера Филипп решает все же приобщить к музыке своего нового друга: оркестр начинает играть самые известные классические произведения. Вся эта затея становится действительно интересной и веселой, но не потому, что Дрисс проникается музыкой, а потому что он начинает “смешно” острить на счет исполняемых произведений, а наш “эстет” затягивается травкой.

Следующий ход делает Дрисс: он включает обычную легкомысленную музыку. И вот тогда всем действительно становится хорошо: все повеселели, танцуют, радуются, и всё очень классно! Впечатления молодого человека, незнакомого в должной степени с музыкой, будут вполне однозначны: реально интересная музыка – это современные танцульки и прочие примитивные штучки, а вся классическая музыка – унылое занудство, даже музыканты и ценители слушают классику только потому, что так принято в этих кругах, не более. С таким отношением к музыке человек и не станет делать попытки реально прочувствовать глубину классической музыки, а значит, и дверь туда будет закрыта.

Образ женщины. В начале фильма мать выгоняет сына из дома, ссылаясь на то, что у нее есть и другие дети, и что она делает ставку на них (хотя к концу фильм говорится, что это не мать, а тетя, которая его воспитала). Но самое интересное воплощено в образе ассистентки Филиппа, которую зовут Магали. Ее постепенная трансформация в течение фильма показана очень ярко. В самом начале она показана очень воспитанной и образцовой женщиной. Далее в ее лице показывается, что какой бы одухотворенной женщина ни была, она все равно не способна чувствовать по-настоящему возвышенные формы обращения и предпочитает простые методы подката. В одной из сцен она одобрительно отзывается о хамском поведении Дрисса, выражая свое восхищение им.

Однако сама не поддаётся на прямые и пошлые методы героя из французских трущоб, одержимого желанием соблазнить столь привлекательную рыжеволосую особу. Это невольно наталкивает на мысль, что и простые прямолинейные методы соблазнения женщин недейственны. Однако, оказывается, что Магали так неприступна лишь потому, что она – лесбиянка. Все проявления женщин в фильме создают впечатление того, что при взаимодействии с ними надо как можно меньше стремиться к возвышенным чувствам, и побольше к низменным.

Также в фильме присутствует ещё несколько интересных моментов, на которые хотелось бы обратить внимание:

Например, все французские мужчины показаны в этом фильме фальшивыми, эгоистичными, слабохарактерными, а некоторые и подлыми. На фоне них красуется типичный негр-мигрант, который превосходит всех по своей природной естественности, добросердечности, по своим устремлениям к справедливости и т.д. Это на руку европейской миграционной политике, одна из целей которой: подавление национального самосознания французов и других европейских народов.

Пропаганда курения. Постепенно Дрисс приобщает “эстета” Филиппа к курению. Романтизируется образ курения травки. Все это становится нормой для “эстета” и позиционируется как положительное явление. Примечателен момент, когда новый ухаживающий хочет покормить инвалида, но тот просит сигаретку. Когда новичок начинает говорить о вреде курения и о здоровом образе жизни, Филипп демонстративно удаляется, выставив преемника Дрисса в нелепом свете.

В заключение надо сказать, что все это присутствует на втором плане, а сам сюжет достаточно неплох с художественной стороны, и также весьма мил для того, чтобы заинтересовать широкий круг зрителей, что позволяет создателям говорить о положительной морали фильма. К тому же в конце картины говорится, что сюжет основан на реальных событиях. Это является контрольным выстрелом для того, чтобы ослабить критическое восприятие зрителя и окончательно убедить его в том, что все показанное в фильме соответствует действительному положению дел. Мало кто понимает, что эти реальные события просто использованы для определенных корыстных целей, и что в фильме лишь сюжет соответствует этим событиям. Это всё делает внедрение выявленных идей гораздо более эффективным и масштабным.

Насилие:

 Отсутствует.

Наркотики:

 Множество кадров курения сигарет, травки, употребление алкоголя положительными героями. Романтизация образа наркотических изделий.

Секс:

 Прямых кадров не присутствует, но общая тяга к извращениям имеет место. Одна из главных героинь картины оказывается лесбиянкой, которая не прочь устроить секс втроём.

Мораль:

 Высокая культура людям не нужна. Вся эта одухотворённая музыка, живопись, литература – лишь внешняя скорлупа, за которой прячутся аристократы. Внутри у всех одно желание: жить простыми удовольствиями и ценностями. Именно простые удовольствия и ценности позволяют наслаждаться жизнью в полной мере. Высокопарный слог, унылое дребезжание скрипки, небрежный мазок художника неспособны сделать жизнь интересной и наполнить её смыслом.

Фриц Вольфганг

Источник: whatisgood.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.