Если по-честному


На телевидении вместо качественной пропаганды, которая очевидным образом нужна любому государству – забойная трескотня, вгоняющая аудиторию в истерию. Вот уже пять лет, по нарастающей, виток за витком, градус за градусом, политические ток-шоу наворачивают свои невротические обороты. «Эксперты» при нехватке слов в лексике и децибелов в глотке переходят к мордобою, ведущие и сами уверенно дичают в обращении со своими гостями. Украина такая, Украина сякая – до посинения. В ответ большая часть россиян переключилась на «Охоту и рыбалку» или «Усадьбу», но некоторые действительно подсели на иглу истерии и подключаются к экрану, чтобы всадить себе очередную эмоциональную дозу.

Издевательский провокационный стёб – теперь он называется «троллинг» – заменил аргументы, даже когда они исходят из государственных каналов.

А в «культуру» теперь лучше совсем не заглядывать: глумливые проекты – Оксимирон и (Гнойный) Слава КПСС, Охлобыстин, Пелевин и череда национал-большевиков в литературе – возведены в «патриотическую» альтернативу мармеладному южному попу. Назначение главой комиссии по СМИ в Общественной палате Александра Малькевича, известного как создателя ресурса «USAReally», клепавшего наряду с другими любителями жанра фейки в пользу Трампа, стало очередным гвоздём в гроб российской журналистики.

Продвижение западных крайне правых «популистов» подменяет честность хамством, грубостью и бескультурьем. Якобы они «говорят, как есть», «режут правду» в лицо своей либеральной политкорректной власти! «Наши» люди! Называть мигрантов и собственное цветное население такими словами, какие я не могу воспроизвести на страницах «Литературной газеты», да и любой другой газеты России – не есть честность. Как в бытовом эквиваленте называть полненькую девушку «жирной коровой», больного ребёнка … опять не могу повторять – это дикость, а не честность.

Власть безнаказанно троллит людей, считая их достойными только такого снисходительно-издевательского общения. Всё ещё здоровое нутро россиян, воспитанных на русской и советской классике, несмотря на тридцать лет антисоветской пропаганды, сознательно и подсознательно отторгает эти «коммуникации».

Шагреневая кожа выполняла любую волю владельцев – давала высокие рейтинги, результаты на выборах, дальний горизонт для обещаний. Но после каждого выполненного «желания» пространство честного диалога с людьми необратимо уменьшалось в размерах – и теперь скукожилось до клочка.

Отношения власти с народом при капиталистическом строе – ох, простите, при «рыночной экономике» – честными быть не могут. Но они не обязательно должны быть глумливыми и извращёнными.

Вероника Крашенинникова





Комментарии