Браконьерские сети


В последнее время власти России начали принимать меры по упорядочению интернет-пространства страны. Меры эти, на мой взгляд, пока ещё слабые и непоследовательные, но лучше такие, чем никаких. Хотя Владимир Владимирович Путин ещё в 2014 году высказался совершенно определённо: «Интернет возник как спецпроект ЦРУ США, так и развивается». Тем не менее, складывалось впечатление, что проблему подконтрольности нашего интернет-пространства западным «партнёрам» старались не замечать, повторяя, что соцсети — это замечательный инструмент общения и поиска друзей по всему миру. Как будто не было многочисленных примеров, когда американские соцести становились основным средством организации и управления массовыми беспорядками и «оранжевыми» переворотами во всем мире, или, например, у нас в ходе событий 2011-2012 года вокруг Болотной площади.

Предложенный недавно в Госдуме законопроект об ограничении цензуры в интернете уже вызвал бурю негодования у наших иностранных партнёров и подконтрольной им части российской оппозиции. Хотя законопроект не направлен на запрет чего-либо, а напротив, призван ограничить существующую в интернете жёсткую цензуру. Совершенно очевидно, что большинство соцсетей в современном мире — это американская разработка. Они находятся под американским контролем, и их цель — продвижение американских интересов, а ни в коем случае не абстрактное развитие человечества и укрепление дружбы между народами. Поэтому контент и пользователи, не соответствующие американским интересам, безжалостно блокируются на чисто американских сетях, прежде всего — в Facebook, Twitter и YouTube. 

Американские соцсети являются не менее опасным и не менее важным оружием, чем ракеты и авианосцы, особенно в наш век. При этом эти сети не имеют в России ни представительства, ни счетов, ни каких-либо иных органов, которым можно было бы направить претензию. Американские соцсети в нашей стране проникли практически в каждую квартиру, в каждый офис, в том числе — и государственных учреждений. При этом они не просто абсолютно неподконтрольны нам, нашим властям и нашим законам. Всё ещё хуже — они подконтрольны правительству и специальным службам США. В этих соцсетях действует жёсткая цензура. И абсолютное большинство наших патриотических пользователей, культурных, выдержанных и интеллигентных людей, в той или иной форме этой цензуре подвергались. Не секрет, что русскоязычные сегменты американских соцсетей модерируются из Украины и Польши, отсюда такая жёсткая избирательность в фильтрации контента, якобы «нарушающего нормы сообщества». Впрочем, возможно, они по-своему правы — если деятельность такого «сообщества» направлена на продвижение в России американских интересов, и вообще информационную войну против нас, то и нормы у него соответствующие.

Справедливости ради, фильтрации подвергается не только наш патриотический контент. Например, совершенно комически выглядит, как почти к каждому посту твиттер-аккаунта Дональда Трампа @realdonaldtrump администрация твиттера прикручивает надпись, что сведения в твите «не соответствуют действительности», а при попытке ретвитнуть, то есть, перетащить в свой аккаунт этот твит, ты сначала попадаешь на пространный текст, где объясняется, что всё изложенное в трамповском твите — «неправда». Или не так давно твиттер ввел маркировку твиттер-аккаунтов — например, аккаунты тех средств массовой информации, которые им не нравятся, они маркируют как «государственное российское СМИ»

Увы, пока мы проигрываем эту войну вчистую. Просто представьте, что было бы с аналогичной попыткой распространить в США российские социальные сети. Хотя есть примеры, когда в США даже в их «фейсбуке» были заблокированы тысячи аккаунтов, потому что, по мнению хозяев «фейсбука», они способствуют «российской пропаганде». Наши соседи, в том числе Грузия и Украина, — блокируют не только наши соцсети, но и телеканалы. Наши партнёры не стесняются применять цензуру самым решительным образом, но от нас при этом требуют полной открытости. И наши ответные действия в этом направлении можно только приветствовать, и хотелось бы, чтобы это было только начало.

Тоталитарную политику американских соцсетей лучше показывать на наглядных примерах. Я, чтобы не ходить далеко, буду исходить из моего личного опыта. Интересно было не только то, за что меня блокировали, но и то, что формально совершенно разные ресурсы действовали синхронно, как управляемые из единого центра.

Небольшая предыстория. В общем-то меня блокировали или удаляли отдельные посты и раньше. Так, например, в 2015 году, как раз в период нашей активной поддержки ДНР и ЛНР, уничтожили твиттер-аккаунт с 50.000 читателей. Причем, тогда синхронно был уничтожен целый ряд патриотических аккаунтов. Но в последнее время процесс перешёл в новое качество. В декабре 2018 года вашего покорного слугу либеральные оппозиционеры внесли в так называемый «санкционный список Путина» — это такой проект радикальных либеральной оппозиции, в котором они формируют список политических и общественных деятелей, сотрудников органов власти, журналистов, наиболее, на их взгляд, угрожающих продвижению «демократических ценностей» или, по-простому, работе «пятой колонны» США в России. Там на сегодня чуть более 300 фамилий, и этот список с обновлениями они каждый год передают в американскую администрацию. Разумеется, никаких официальных действий в связи с этим США не предпринимают, но, очевидно, на заметку людей из этого списка берут. Я делился впечатлениями о работе соцсетей со многими людьми из «санкционного списка» и все в той или иной мере сталкивались с проблемами и преследованием в американских соцсетях.

Только за 2020 год меня блокировали в фейсбуке 5 раз каждый раз сроком на месяц. Причем, поводы были, как возмутительные, так и анекдотические. Например, в январе я написал, что «Ракетный удар по Ирану — это возмутительный акт американской агрессии». Почти сразу же администрация фейсбука удалила этот пост, как «разжигающий ненависть». Ну удалила и удалила. А в апреле за этот уже удаленный пост меня забанили на 30 суток. Чуть ранее, в феврале меня забанили на 30 суток по жалобам представителей бандеровской общественности и в тот же день уничтожили мою страницу в «Википедии», которую какие-то добрые люди создали ещё в 2007 году. Мне советовали заводить параллельные, дублирующие аккаунты, что я и делал — но в этом году, в отличие от прошлого, администрация фейсбука блокировала их сразу все, что доказывает: репрессии не привязаны к какому-то определенному нику или аккаунту, а имеют более сложный алгоритм.

В начале сентября меня заблокировали в фейсбуке на 30 суток — и в этот же день уничтожили два моих аккаунта в твиттере, которые были зарегистрированы на разную почту и разные номера телефонов. Причём администрация твиттера написала мне, что оба аккаунта забанены навсегда, и любые мои попытки зарегистрировать их вновь будут блокироваться. Поэтому сейчас в твиттере я зарегистрирован не под своим именем и фамилией, что делаю всегда, а под псевдонимом. Такая вот свобода слова! А какова была моя провинность? Похоже, она была очень серьёзной — весь август я решительно выступал во всех соцсетях против попытки «оранжевого» переворота в Белоруссии, и к концу августа стало окончательно ясно, что переворот провалился. Думаю, это вызвало у западных кураторов особенную ярость. И на этот раз в твиттере и фейсбуке меня забанили за поздравления в адрес Александра Григорьевича Лукашенко, которые я проиллюстрировал его замечательным фото с автоматом. По мнению администраций соцсетей, эти посты «разжигали ненависть» и «не соответствовали нормам сообщества». Опять же, как я говорил выше, какое сообщество — такие и нормы.

И так далее в том же духе. Я показал на своем примере, но многие из наших патриотических общественных деятелей или средств массовой информации сталкиваются с американской цензурой в ещё более жёсткой форме. При этом я вообще ни разу не подвергался с блокировкам и даже малейшим ограничениям в соцсетях, которые так или иначе можно назвать нашими: «ВКонтакте», «Одноклассники» или «Телеграм».

И не нужно нас, фактически — жертв американской цензуры, выставлять какими-то мракобесами или душителями свободы слова. Я даже не призываю (по крайней мере, пока) к запрету фейсбука, твиттера или ютуба на территории России, как это сделано в Китае. Там все соцсети «свои». И, кстати, китайский бизнес нисколько от этого не страдает, чем нас любят пугать. Но должны быть простые и понятные правила работы американских соцсетей и других ресурсов на территории России. Никто ведь не выпускает в оборот импортные несертифицированные и непроверенные лекарства или технические устройства. Наоборот, это строго преследуется и никем не воспринимается, как попытка ограничить «свободу торговли».

Американские соцсети в России должны иметь свои представительства в виде юридического лица, со счетами и имуществом, на которые можно будет наложить арест по соответствующим судебным решениям, поскольку уже сейчас целый ряд принятых судебных решений соцсетями демонстративно не выполняется, а заставить их нет никакой возможности. У этих сетей должна быть понятная, расположенная в России сеть модераторов, и эти люди должны быть нам известны, и любому пользователю должно быть ясно, как подать на них жалобу.

И уж тем более, и это совершенно очевидно, на территории нашей страны иностранные соцсети и другие ресурсы не должны распространять русофобский и иной враждебный контент. А если все эти требования будут выполнены, так, на мой взгляд, милости просим, будем общаться и искать друзей!

Дмитрий Аграновский

Источник: zavtra.ru