«Антимайдан-Аналитика». Информационные войны всегда приводят к войнам реальным



Сегодня на площадке «DI Telegraf» состоялась встреча участников проекта «Антимайдан-Аналитика». Эксперты представили доклад под названием «Информационные войны», посвященный различным аспектам подготовки и реализации «цветных революций», а также методам противодействия управляемым извне проектам демонтажа политических режимов. Независимые политологи, журналисты и аналитики рассказали о «мягкой силе», которая в наше время заменила реальное оружие, являясь при этом в определенной степени даже более эффективной. 

В мероприятии приняли участие сопредседатели движения «Антимайдан» Дмитрий Саблин и Николай Стариков; доктор политических наук, директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН профессор Георгий Филимонов; журналист Константин Семин и кандидат социологических наук, доцент ВШЭ Галина Градосельская. 

По мнению докладчиков, главная цель антироссийских сил — организация государственного переворота, а также дискредитация нашей страны и ограничение ее влияния за рубежом. Для этого на Западе усиленно создается образ России как тиранического, отсталого государства. Для дестабилизации ситуации в стране антироссийские силы стремятся разжечь межнациональную и межрелигиозную рознь, взращивают и усиливают сепаратистские настроения на Северном Кавказе, Дальнем Востоке, в Сибири, а также всеми возможными способами пытаются дискредитировать российскую власть.

Дмитрий Саблин, сопредседатель движения «Антимайдан», первый заместитель председателя «БОЕВОГО БРАТСТВА»:

«Мы сейчас говорим об информационной войне. Но хочу обратить внимание на то, что любая информационная война заканчивается войной реальной.Если мы посмотрим на те перевороты, которые произошли с 2010 года, — на Ливию, Тунис, Египет, Сирию, Украину — они все прошли по одному сценарию. В США есть документ, который четко расписывает всю последовательность действий для осуществления революции, в том числе необходимость диверсий, саботажа, убийств и так далее. Технология во всех странах была абсолютно идентична. Я искренне не верил, что на Украине можно осуществить то же, что в арабских странах. И тем не менее американцам удалось осуществить “майдан”.

Сирия до сих пор держится. Хотя против нее были применены те же технологии. Важным антисирийским фактором стал двухмиллионный поток иракских беженцев в Сирию. Они начали заниматься бандитизмом, проституцией, торговлей наркотиками... Все это элементы американской технологии по дестабилизации ситуации в стране. Сирия всегда славилась образованием и здравоохранением. Поэтому те, кто стремился развалить страну, приходили в города и деревни и начинали убивать врачей и учителей — бить по самому больному. Сирийцы стали создавать отряды самообороны. После чего американская технология в Сирии забуксовала. И из-за невозможности осуществить переворот по привычной схеме Запад начал в Сирии полноценную, настоящую войну. И теперь поток беженцев захлестнул Европу. Но ведь ЕС — самый главный союзник американцев, зачем Вашингтон делает это с Евросоюзом? Для того, чтобы реализовать свою программу управляемого хаоса.

То же самое было с Украиной. Американцы полагали, что из-за войны в Донбассе в Россию ринутся 2-3 миллиона украинцев, и наша страна задохнется. А беженцы, между тем, взяли и растворились в нашем обществе. Потому что они такие же русские, как и мы. И все эти действия и в Сирии, и на Украине сопровождались серьезным информационным шумом. Башара Асада обвинили в применении химического оружия, ополченцев в Донбассе — в том, что они сбили “Боинг”. Когда информационный повод создан, начинается нагнетание. И ориентироваться в потоках противоречивой информации очень тяжело.

Мир информационно крайне насыщен. Поэтому американцы считают, что информационные войны эффективнее, чем ядерное оружие. С их помощью реальный военный конфликт можно развязать где угодно. Мы всегда должны об этом помнить».

Николай Стариков, писатель, сопредседатель движения «Антимайдан»:  

«Что касается трагедий, которые сегодня происходят рядом с нашими границами, — очевидно, что в каждом из этих фрагментов информационная война велась с определенной единственной целью, но постоянно использовались различные методы. Например, освещение государственного переворота в 2013—2014 годах на Украине. Главной задачей тех, кто вел информационную войну, а это средства массовой информации Запада и Украины, было, во-первых, демонизировать законно избранную власть в Киеве. Во-вторых, демонизировать и выставить в очень неприглядном свете бойцов спецподразделений и вообще сотрудников внутренних органов, которые соблюдали присягу и боролись за порядок на улицах украинской столицы. Ну и, конечно, им надо было опустить неприятные моменты, которые с точки зрения законности объяснить невозможно. Так что в ходу были определенные термины: например, что это не государственный переворот, а революция. Подчеркивалось, что люди имеют право на протест, ну а такие нюансы, как украинская конституция, которая была грубо нарушена и растоптана, просто обходились стороной. 

Когда крымчане, глядя на ту трагедию, которая развернулась на Украине, не желая признать нелегитимную власть, в полном соответствии с законом провели референдум, то Запад полностью изменил тактику ведения информационной войны. Стали говорить о том, что референдум в Крыму незаконен, что местное население заставляли голосовать (определенным образом). То есть если люди бросают “коктейли Молотова” в Киеве, то это вроде как выражение гражданской позиции, а если бросают в урну бюллетень (на референдуме), то это оккупация и насилие. Задача стала диаметрально противоположной. Не обелить происходящее, как это делалось в случае с событиями в Киеве, а наоборот, очернить то, что крымчане в абсолютном соответствии с законами делали для предотвращения кровавого развития событий и для воссоединения со своей исторической родиной.

Еще один наглядный пример информационной войны, которая ведется против России, это трагедия со сбитым «Боингом» (над Донбассом). Не прошло еще и 10 минут после крушения, не было начато расследование, информация была очень противоречивой, а уже были названы виновные. (Петр) Порошенко, западная пресса полностью возложили вину за эту авиакатастрофу на ополченцев и даже больше –— на Россию, а конкретно на нашего президента. Как будто он лично виноват в этой трагедии. Произошел мощнейший информационный вброс, последовательно накачивалась эмоциональная матрица. Но посмотрите, прошло уже больше года, а до сих пор нет никакого конкретного заявления, понятного объяснения, что же случилось с этим самолетом».

Георгий Филимонов, доктор политических наук, директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН:

«Россию пытаются развалить извне и, к сожалению, изнутри через структуру многомерной сети, которую пытаются создать в России соответствующие западные силы. Все это делается для дестабилизации ситуации в государстве».

Константин Семин, журналист, телеведущий: 

«Любая информационная война с точки зрения нацистов, извините за аналогию, — это война мировоззрений. К сожалению, спорить с ними здесь не получится, потому что не противопоставив фашистскому мировоззрению свое собственное, Советский Союз в 45 году не одержал бы победы над Гитлером. Сегодня наше мировоззрение очень слабо отличается от мировоззрения нас атакующих. Мы фактически пытаемся противопоставить американскому образу жизни американский образ жизни на российский манер и в экономике, и в идеологии, и в воспитании следующих поколений. Это абсурдная и пораженческая стратегия, которая приведет нас к плачевным результатам. Не поменяв этот подход, не размежевавшись с этой навязанной нам в начале 90-х идеологической, экономической доктриной, мы ничего не добьемся. Пока мы занимаемся переливанием из пустого в порожнее. 

Наше общественное сознание — это проекция экономических отношений в нашей стране. И поэтому чего удивляться, если Михаил Михайлович Касьянов везет  жалобное письмо в Вашингтон — это закономерно. Я удивляюсь скорее тому, как этот человек находился на руководящей должности в правительстве на протяжении стольких лет. И гражданин Илларионов, к которому я, как и другие корреспонденты крупнейших средств массовой информации, приглашался на инструктаж, когда он сидел на Старой площади. Что он там делал? Проблема же не в них лично, проблема в том, что все эти касьяновы и илларионовы по-прежнему работают на своих должностях, просто они называются по-другому. Эти люди говорят нам о том, что государственные банки, например, не могут вести бизнес в Крыму по ряду причин. 

Эти люди называют Россию дауншифтером, они определяют экономическую стратегию, рассуждают о перспективах государства. Самое страшное заключается в понимании того, что главная угроза стабильности, безопасности, нашему будущему исходит не от каких-то субтильных бородатых юношей, которые пишут в свои блоги или популярный «Живой Журнал», главная угроза в первую очередь исходит от тех, чьи интересы отражают эти чиновники. То есть от выгодоприобретателей разрушения советской системы, от олигархии. И наша неспособность прямо себе сказать, что именно так и есть, неспособность изменить этот экономический уклад очень серьезным образом подрывает наше умение обороняться. Это неприглядная, тяжелая правда, но она должна быть озвучена»

Галина Градосельская, кандидат социологических наук, доцент ВШЭ: 

«Произошедшее на Украине началось с информационной блокады и представления одной точки зрения. Я бы даже сказала, что немного раньше. С чего вообще начинается информационная война? С искажения смыслов, с внедрения слов или речевых маркеров, концептов, агентов так называемых, с внедрения “правильного” отношения. Если ты хочешь победить врага на словах, то для начала сделай его смешным. И начинает разрушаться идентичность, начинают разрушаться ценности, какие-то базовые смыслы. Те слова, которыми мы оперируем — особенно это важно для журналистов, — можно разделить на две категории. Это слова тактического значения и слова-концептуальные якоря, которые аксиоматически засели у нас в головах в течение последних 30-40 лет и сомнению подвергнуты быть не могут. И попробуй кто-нибудь возразить против ценности этих слов, и тогда, манипулируя смысловым дискурсом этих слов, можно обычных потребителей смыслов привести к любому выводу, который нужен. Например, никто не оспаривает ценность слов «свобода», «либеральный», «демократия». Вместе с тем ни один из этих терминов не рационализируется, его нельзя понять, то есть это очень эмоциональные компоненты. Самое интересное, что в ведении информационной войны, как правило, фактология отсутствует, то есть воздействуют прежде всего на эмоции и разжигают, например, русофобию.  

Речевые маркеры не имеют смысла без их носителя, а носитель живет в конкретной культуре. Нами было проведено исследование по кластерализации политически активных групп в социальных сетях. Было отобрано порядка 600 самых крупных из них, во всех были и оппозиционеры, и провластные структуры, и так далее. И они очень четко разложились по кластерам. В отличие от всех остальных, оппозиционный лагерь наиболее, скажем так, культурно упакован. Это значит, что там присутствуют группы, которые отвечают буквально за все стороны жизни. Паровозиком следовали группы, которые отвечали за нарушение семейных ценностей — феминизм, чайлдфри и так далее. Группы, которые отвечают за проведение повседневных практик — веганство, вегетарианство, йога и так далее. Группы, которые отвечают за культурную составляющую, прежде всего музыкальную — хардкор, панк и так далее. Это говорит о том, что фактически в этом пространстве наша молодежь потребляет чужую культуру, что разрушает нашу идентичность».

Источник: antimaidan.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.