Смысл рейда Джона Болтона на белорусский фронт


Пожалуй, самой точной характеристикой итогов визита советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона в Белоруссию можно считать уже практически ставшее мемом выражение "прощай, многовекторность". Если Александр Лукашенко, оценивая итоги, описывал переговоры в весьма обтекаемых выражениях, то американская сторона выразилась не по-дипломатически прямо.

По мнению белорусского лидера, переговоры ознаменовали собой стремление сторон перезапустить отношения для налаживания конструктивного общения и взаимовыгодной торговли. Ради чего Минск признал за Вашингтоном как его имперский статус, так и абсолютность превосходства в военной силе.

Тогда как позиция американской стороны предельно емко была сформирована в трех заявлениях. Еще осенью 2018 в докладе помощника госсекретаря США по Восточной Европе в Атлантическом совете Белоруссия, наравне с Украиной и Грузией, была названа прифронтовым государством, а также евроатлантическим бастионом против российского неоимпериализма. Из чего напрашивается вывод, что расположен сей бастион, относительно американского генштаба, по их сторону фронта.

Еще точнее задачу белорусского фронта конкретизировал бывший посол США на Украине Джон Хербст. Америка просто демонстрирует готовность разговаривать и даже несколько поддерживать белорусского президента, "который пытается справиться с российской угрозой".  То есть речь идет о том, что Белоруссия не просто находится где-то недалече от места столкновения двух ведущих геополитических противников, она в Вашингтоне воспринимается исключительно в качестве ресурса ведения войны с Россией. Прямо или косвенно – вопрос третьестепенный.

А финальную точку поставил Джон Болтон, отметивший в своем твиттере собственное удовлетворение от состоявшейся на следующий день встречи советников по нацбезопасности США, Польши, Украины и (внимание!) Белоруссии в Варшаве. По его мнению, стороны разделяли общую озабоченность региональной стабильностью. На американском – дипломатическом эта озабоченность у руководства США вызывается исключительно российскими «агрессивными шагами», в том числе, ее вооруженной агрессией на Донбассе и вопиюще беспринципной аннексией Крыма.

Таким образом, Минск оказался изящно пристегнут к американскому взгляду на текущее положение вещей. Со всеми отсюда логично вытекающими правами (которых ему не предусмотрено) и обязанностями (коих предполагается великое множество, особенно в части войны).

Из чего и получается сравнение рабочей поездки ведущего топового американского государственного чиновника по вопросам международной безопасности и национальной обороны с посещением фронта. Чтобы собственными глазами взглянуть на его состояние и лично оценить потенциальные перспективы в свете использования для решения главной геостратегической задачи.

Какой – понятно. Белоруссия интересует американцев только в качестве возможности запуска в ней еще одного Майдана, способного вырвать Минск из российской внешнеполитической конструкции на постсоветском пространстве. Так что речь может идти лишь о чисто тактических вариантах организации решения задачи.

Следует отметить, десант Белого дома высадился не в чисто поле, а на относительно подготовленную площадку. На протяжении последних полутора лет по разным, как бы рабочим и техническим поводам, в Минск заглядывали: помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл; заместитель помощника госсекретаря США Джордж Кент; делегация Палаты представителей Конгресса США во главе с конгрессменом Майком Куигли.

Все стремились реализовать один и тот же план – подвигнуть белорусское руководство на какие-нибудь решительные шаги по серьезному изменению политической позиции в сторону антирусскости в обмен на туманные обещания возможно пересмотреть и, может быть, вероятно даже ослабить введенные полтора десятка лет назад санкции против белорусского государства и его президента как последнего в Европе оплота «тоталитарного деспотизма». Не исключая даже потенциальное согласие продавать Минску американскую нефть в качестве весомого инструмента его энергетической независимости от Москвы.

Примерно те же самые от мертвого осла уши в конце августа привозил в своем политическом багаже и господин Болтон. Насколько успешно – будет видно по ближайшим итогам работы американского лоббиста Дэвида Генкарелли, нанятого белорусским правительством для проталкивания в США решения о полном снятии с Минска всех санкций. Или хотя бы той их части, которая на данный момент блокирует Белоруссии возможность покупать американскую нефть.

Если Белый дом и Капитолий в должной степени подвинутся, значит, относительно успешно продать свой товар Болтону удалось. Если нет, то "хотя бы своими глазами фортификации обозрел и, увы, был вынужден признать их недостаточными".

Но главное в другом. Рост интенсивности усилий Вашингтона и повышение статуса официально участвующих лиц в процессе попыток превращения Белоруссии в Украину более чем наглядно говорит об окончании эпохи глобальной стабильности, когда прочно сошедшиеся в клинче геополитические противники оставляли лимитрофам достаточно пространства для якобы многовекторной политики.

Сегодня пространство между двух центров силы откровенно ужимается до толщины режущего края качественной бритвы. Удержаться на которой им становится все сложнее. Хочется того или нет, а окончательно выбирать сторону официальному Минску придется. Без вариантов. И без всякой пресловутой и уже набившей в Москве оскомину «многовекторности».

Александр Запольскис

Источник: www.iarex.ru





Комментарии