Российский десант высадился в центре Африки



Западная пресса в истерическом тоне описывает ситуацию в Центральноафриканской республике (ЦАР), которая «захвачена российскими наемниками». Судя по всему, российские специалисты действительно прибыли в эту страну. Зачем их туда позвали, что именно они там делают – и какое значение это имеет как для ЦАР, так и для России?

Русский десант

Внешне все выглядит так. В октябре 2017 года президент ЦАР Фостен-Арканж Туадера прилетел в Сочи на встречу с главой российского МИДа Сергеем Лавровым. На нем он, по официальным сообщениям, просил Россию обратиться в ООН с просьбой временно снять ограничения на поставки в ЦАР оружия и техники. Неформально же президент Туадера запросил у России вооружения на три местных батальона, то есть примерно 1,5 тысячи бойцов с легкой бронетехникой. Ответ был положительный.

Через месяц ООН согласилась частично отменить для Москвы эмбарго на поставки оружия в ЦАР, и 26 января этого года первый Ил-76 приземлился в аэропорту Банги. Уже 31 марта президент Туадера торжественно принимал парад первой роты (200 человек) центральноафриканской армии, одетой в российский камуфляж и с российским оружием. Командовали этим отрядом подозрительно белые люди.

Но главная неожиданность ждала всех 30 марта на главном футбольном стадионе столицы страны Банги при праздновании второй годовщины избрания Туадеры президентом. Некие вооруженные люди славянской наружности появились на праздновании в качестве личной охраны президента Туадеры. До этого обеспечивать общественную безопасность в Банги на массовых мероприятиях должны были руандийские солдаты из остатков коллективных миротворческих сил. Белые охранники на данный момент практически полностью контролируют администрацию президента ЦАР, имеют неограниченный доступ к графику его передвижения и к ключевым фигурам из окружения президента Туадеры, к гаражу президента и бронетехнике.

Официально администрация президента Туадеры признает тот факт, что отныне существует «отряд российских спецподразделений для усиления безопасности президента». В администрации президента появилась новая должность: «директор по безопасности» из числа русских офицеров формально «отвечает за работу группы телохранителей». Французская пресса полагает, что этот же офицер является и «ключевым посредником для контактов ЦАР и России в оборонной и экономической сфере».

Буквально за несколько недель русские люди – часто без военной формы, но с отчетливой военной выправкой – стали приметной частью жизни столицы Центральноафриканской Республики. Они видны уже не только в президентском дворце и вокруг него, но в ключевых министерствах, начиная с министерства обороны, в воинских частях с солдатами, в уличных патрулях и даже в ливанских магазинах на центральном проспекте Боганда. Французская пресса употребляет образное выражение «они разбежались как антилопы по стране», поскольку русских видели уже в провинциях. При этом особое раздражение вызывает тот факт, что русские захватили штат «фордов», которые ранее были предоставлены ЦАР Пентагоном, и бессовестно разъезжают на них по улицам Банги. 15,5 миллионов долларов, выделенных Пентагоном на нужды армии ЦАР, оказались в руках русских.

Считается, что официальный штат российских военных советников состоит только из пяти кадровых офицеров, а все остальные – сотрудники частных военных компаний (ЧВК). Французская пресса утверждает, что это сотрудники организаций Sewa Supreme (зарегистрирована в Индии и занимается детективными и охранными услугами) и Lobaye Ltd (место регистрации неизвестно, но Лобайе – это заповедный регион в Конго), но никаких доказательств не приводит. Эти утверждения положили начало целой череде спекулятивных публикаций о «наемниках Вагнера в Африке», обвинениях в адрес все тех же персонажей из окружения президента Путина и стандартном наборе плача о «руке Москвы».

Французы вздыхают, пожимают плечами и кивают на Вашингтон. «Русские ждут реакции Америки. К тому же они пользуются методами, которыми мы не пользуемся», – говорит один неназванный французский дипломат в ЦАР. «Они беззастенчиво подкупают всех, кто открывает перед ними двери». Вот, кто бы говорил. Франция в ЦАР исторически жила только на взятках – причем давались и брались они в оба направления.

Истоки кризиса

Ситуация в ЦАР еще несколько лет назад не подлежала расшифровке для простого белого человека. Это была территория хаоса с оттенками геноцида по религиозному признаку.

Религиозная и этническая обстановка в стране крайне запутанна. Из автохтонного населения на территории ЦАР осталось только племя сара (не более 10% населения), все остальные племена – в той или иной степени пришлые.

Дело в том, что через современную ЦАР еще в XVIII веке проходил караванный путь на Ближний Восток, по которому везли слоновую кость и рабов, и постепенно арабские охотники за рабами просто опустошили эту землю. Местные убангийские племена со временем полностью исчезли под давлением агрессивных беженцев, а с запада и юга на обезлюдевшие земли стали приходить племена с территории современных Нигерии, Конго и Камеруна, которые сейчас составляют до 90% населения страны. Но в чистом виде конфликта между племенами, как в Руанде, в ЦАР не наблюдалось никогда. Существовал общий враг – арабские работорговцы и исламизированные племена из Дарфура и Чада, которые также были заняты исключительно работорговлей и разбоем.

Во второй половине XIX века территория современной ЦАР стала тем самым местом, где лоб в лоб столкнулись волны колонизации сразу трех империй: Британской, шедшей с юго-востока, Французской, двигавшейся напролом через джунгли с запада, и Германской, случайно попавшей под этот замес, расширяя свое влияние в Танзании. Дело чуть было не дошло до прямой англо-французской войны, но по ходу мирных переговоров территория нынешней ЦАР была как бы поделена между главными мировыми империями. Границы того, что мы теперь называем ЦАР, были проведены по принципу «кто первый встал – того и тапки». Специфика населения – как религиозная, так и этническая – не учитывалась. Формально земли Центральной Африки остались за Францией.

Император-людоед

После провозглашенной в 1960 году («год Африки») независимости ЦАР от Франции хаос стал системным явлением. До апофеоза его довел Жан-Бедель Бокасса – президент ЦАР с 1966 года (захватил власть в результате военного переворота) по 1976 год, когда провозгласил себя императором и правил в таком качестве еще три года. Основой внешней политики Бокассы был шантаж. Он угрожал практически всем, с кем имел дело: Франции, Советскому Союзу, Китаю, Румынии, Югославии, он подкупал французских политиков, а когда те начинали предъявлять претензии, грозился отобрать концессии. Источником личного обогащения и взяток французам было разграбление алмазных россыпей. При этом надо понимать, что ЦАР сейчас – одна из беднейших стран мира, поскольку все разведанные месторождения алмазов, урана и редкоземельных металлов либо не используются вовсе, либо контролируются непонятно кем.

В Париже «дело об алмазах Бокассы» привело к падению президента Валери Жискара д'Эстена, который ради урановых концессий, необходимых Франции для разработки собственного ядерного оружия, братался с Бокассой, называл его «другом» и «братом», ездил в ЦАР охотиться на слонов. Выяснилось, что французский президент был осведомлен не только о типично африканской любви Бокассы к роскоши (туфли, в которых он «короновался», признаны Книгой рекордов Гиннеса самыми дорогими в мире), но и о прочих деталях быта президента-императора.

После визита Бокассы в 1970 году в Москву, где он также вымогал у СССР помощь в обмен на концессии, ему очень понравилась русская кухня, и он попросил прислать ему русского повара. Но этот бедняга, обнаружив в холодильнике президентского дворца человеческое мясо, смог сбежать в советское посольство. Позднее на суде в Банги в 1986 году Бокасса утверждал, что хранил в холодильниках во дворце Беренго части человеческого тела не в целях каннибализма, а в ритуальных. Ему поверили и официально сняли обвинение в каннибализме. Хотя осталась до конца не проясненной судьба нескольких десятков оппозиционеров и некоторых из 19 его жен, в том числе и европеек.

Родившийся в католической семье (его даже прочили в священники) Бокасса с целью все того политического шантажа Франции (но уже при президенте Миттеране) пригласил в ЦАР Муаммара Каддафи, пообещав отдать ему урановые рудники, и демонстративно принял ислам, став Салахаддином. Это было последней и главной ошибкой. Уран в руках Каддафи – этого Франция уже вынести не могла. Формальным поводом к свержению Бокассы стало, однако, не это, а убийство примерно 100 школьников, которые протестовали против введения слишком дорогой, но обязательной школьной униформы. Началась операция «Барракуда». Иностранный легион, части коммандос с Габона и 1-й парашютно-десантной дивизии Франции высадились в Банги, когда новообращенный Салахаддин Бокасса пребывал с визитом у друга Муаммара в Ливии. В Париже назвали это «последней колониальной экспедицией Франции». Ошиблись.

Кстати, следующие десять лет Бокасса безбедно прожил в принадлежавшем ему замке Адинкур под Парижем. В 2011 году, уже после его смерти в Банги от инфаркта, замок был продан на аукционе более чем за 900 тысяч евро.

Современный расклад

Первое, что сделал генерал Франсуа Бозизе, когда в 2010 году стал президентом, – реабилитировал Бокассу и «восстановил его во всех правах». «Он построил страну, а мы разрушили все, что он построил», – сказал Бозизе. Бозизе родился на территории Габона и по племени гбайя. Но у него, как члена клана Бокассы, не было никаких шансов долго удержаться при власти, тем более что опирался он только на иностранные штыки. Вообще иностранные военные разной степени компетенции уже лет двадцать как основная сила жизни в ЦАР.

И вот в 2012 году с севера в страну вторгается некий альянс «Селека» («союз» на языке санго), составленный исключительно из мусульман. При поддержке армий Чада и Судана (оба отрицают) и при прямом финансировании Саудовской Аравии за несколько недель он захватил всю страну. Президентом стал лидер «Селеки» Мишель Джотодия. Формально по вероисповеданию он – мусульманин. Но он учился в СССР в чисто русском городе Орле в учетно-кредитном техникуме, а затем в Университете дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Он женат на русской, у них дочь, суммарно провел в СССР более 10 лет, а по возвращении в ЦАР работал в налоговой службе, а затем в МИД. Он человек мягкий и в ходе всех бесконечных гражданских войн и вспышек насилия участвовал в организациях, в названиях которых всегда присутствовали слова «единение», «мир», «согласие». Но формально возглавляемая им «Селека» на поверку оказалась сборищем джихадистов и бандитов, которые после захвата столицы развернули в ней садистский террор по отношению к христианскому населению.

В ответ христиане стали формировать ополчение, и гражданская война приняла религиозный характер. 15% мусульман успешно убивали 75% христиан (еще 10% – пигмеи и жители джунглей, верующие в духов деревьев и леопардов) при полной поддержке Саудовской Аравии и полной беспомощности французского воинского контингента. Убедившись в своей неспособности управлять страной, впавшей в кровавый хаос, Мишель Джотодия зафрахтовал самолет и улетел в Чад.

В ноябре 2013 года Париж снова вспомнил о своей «исторической ответственности». Началась операция «Сангарис» (бабочка такая), но уже в декабре французы понесли первые потери. Тогдашний президент Франсуа Олланд лично прибыл в Банги, но не помогло. Столкновения между христианами и мусульманами только нарастали. Французы попробовали сделать президентом своего ставленника – женщину, мэра Банги Катрин Самба-Пенза, которая только призывала французов ввести больше войск, ездила на саммиты G7 в красочной национальной одежде, просила гуманитарной помощи и обещала пойти войной на христиан. Число потерь росло. В мае 2014 года, то есть с опозданием минимум на три года с начала нового витка гражданской войны, в ЦАР прибыло подразделение войск Эстонии в составе 45 человек. Не помогло.

И вот в феврале 2016 года на выборах решительную победу одержал бывший ректор местного университета Фостен-Арканж Туадера. Французы потихоньку стали сворачиваться и улетать в Габон и Мали. Эстонцы как-то сами собой растворились. Ситуация не то чтобы стабилизировалась, она как-то притихла и затаилась.

И тут появились эти русские.

Удаленный контроль

Пока нет никаких данных о том, под чей контроль перешли действующие алмазные копи и урановый рудник. Обычно это происходит довольно быстро и бескровно. Другое дело, что физический контроль над месторождениями и промыслами не означает юридический переход собственности. Президент Туадера пока что ничего на эту тему не заявлял и вряд ли будет в ближайшее время. Для него важна эффективность действий приглашенного контингента по охране границ, уничтожению самого факта угрозы со стороны мусульманских отрядов и окончательное восстановление безопасности на всей территории страны. И если французы с этим справиться были не в состоянии, то почему бы русским не попробовать.

Ссылки же на ЧВК – от лукавого. Французы говорят, что «русские совсем американизировались», раз используют ЧВК. В их устах это – обвинение. Но президент Туадера не просил прибытия российских войск, он просил помощи в обучении своих солдат использованию поставленного ему российского же оружия. Этим и занимаются. В чем проблема? Попросит войск – прилетят.

В эту же строку добавляют и недавнее соглашение с Мозамбиком о свободном заходе в порты этой страны для российских военных кораблей. Оно осталось без такого информационного давления со стороны западных СМИ, как события в ЦАР, просто в силу его немедийности.

По этому соглашению российские военные корабли могут по упрощенной схеме останавливаться в мозамбикских портах на обслуживание и дозаправку, что превращает эту южноафриканскую страну практически в базу для ВМФ РФ.

Многие склонны видеть в этом предпосылки некой новой «битвы за Африку», в которой, в отличие от «прокси-войн» холодной войны, будут использоваться не только чисто вооруженные методы, но и политтехнологические. Называются даже конкретные фамилии людей, якобы за это ответственных. Утверждается, что в проекте используются только люди с «африканским опытом», то есть априори старше сорока лет и со знанием местных языков и реалий. Не беремся утверждать, что такое возможно. Но наверняка можно согласиться с тем, что Африка обязательно станет еще одной «конкурентной зоной». Только более далекой от нас, чем постсоветское пространство или Балканы.

Источник: vz.ru





войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.