«Орёл против Дракона» — начало великой экономической войны



В американском мировоззрении бытует красноречивая поговорка: «A light purse is a heavy curse». Что дословно переводится как: «легкий кошелек – тяжелое проклятие», а по существу: «хуже для американца прочих бед – когда денег нет».

Учитывая это не сложно понять, что война экономик США и Китая рано или поздно, но должна была начаться. И чем ближе мир подходил к черте тотального технологического и очень затратного переустройства, тем больше поводов зарождалось для движения по этому пути. Двум экономическим гегемонам просто не поделить одни и те же рынки сбыта и потому лучшим выходом для Америки всегда было не допускать появления равного по силам игрока.

Тем не менее в виду внутреннего американского конфликта, обострившегося с наступлением XXI века, акт давления на Китай с каждым годом лишь откладывался. Транснациональные элиты США плотно вставшие «у руля» Белого дома после крушения СССР были заняты совершенно иными сценариями, в частности проектом глобализации государственных экономик в котором Китаю уделялось «дружественное» место. Национальные элиты Америки, напротив, были возмущены подобными планами, ведь прямо на их глазах рабочие места повсеместно выводились, дисбаланс торговли рос, доходы домохозяйств США сокращались, а уровень благосостояния общества медленно, но неуклонно падал. Даже главное правило «американской мечты» с начала 2000–х годов стало давать ощутимую трещину – каждое следующее поколение граждан США жило хуже, нежели их собственные родители. Период бурного роста американской экономики, базирующийся на разграблении бывших стран СССР завершился приблизительно в 2001 году, однако транснациональные элиты не собирались отказываться от идеи мировой корпоракратии и продолжали строить глобальный проект вкладывая в него уже американские технологии, деньги и ресурсы. Национальные же элиты – военные, университетские, промышленные и прочие круги, основывающие свое благосостояние непосредственно на стране проживания, как правило на этом лишь теряли и возмущение в их среде – росло.

Результатом такой однобокой политики и полного игнорирования интересов США как страны, стал кризис внутри американского истеблишмента. Разрастаясь, он в итоге дошел до того, что ситуация с Россией, когда транснациональные элиты полностью упустили возрождение Москвы, стала последней каплей. Национальные элиты, видя провал громко объявленного глобалистами в начале века концептуального сценария, сорванные планы по обузданию России, КНР и ЕС через политику управляемого хаоса, ручных террористических формирований и контроля над основными источниками энергетических ресурсов, пошли в наступление. Так в 2017 году впервые со времен холодной войны национальные элиты США сумели провести на пост президента своего человека. Дональд Трамп немедленно приступил к реализации совершенно иного сценария. В его рамках, во главу угла ставились уже не исключительно интересы надгосударственных ТНК, но и интересы национальных элит Америки. В разрезе же их интересов такой конкурент как Китай – становился главной проблемой, с которой никакие мягкие подходы уже не срабатывали.

Тем не менее внутренняя вражда элит в США продолжалась и с ходу инициировать войну «орла и дракона» у национальных элит не получилось. Несколько недель назад, под давлением противников внутри собственного истеблишмента Трампу даже пришлось заключит временное перемирие с КНР, однако, как показало время, это было лишь затишьем перед бурей.

15 июня, Дональд Трамп объявил о введении широкомасштабных торговых ограничений на импорт из Китая высокотехнологичной продукции. Ключевой сектор экспорта КНР разом был обложен 25% пошлиной. В заявлении Трампа особо подчеркивалось, что новые ограничения вступят в силу 6 июля и это станет прямым ответом американской стороны «на воровство интеллектуальной собственности со стороны Пекина». Таким образом элиты стоящие за президентом США отрезают для своих внутренних конкурентов любые предлоги помешать началу долгожданного конфликта. Новые пошлины коснуться сразу 1100 китайских товаров на общую сумму в 50 млрд. долларов, а значит заключенные недавно прошлые соглашения «о перемирии» также обнуляются. Для того, чтобы война экономик гарантированно началась и не закончилась сразу, Трамп сделал ее прелюдию максимально унизительной для Пекина. Американский лидер, буквально взял назад все свои обещания, нарушил все мыслимые правила и нормы «игры», наплевал на «законы» ВТО, полностью противоречил консенсусу, достигнутому с Си Цзиньпином, и одним лишь этим не ограничился.

Для гарантии, в список санкций были включены такие сектора как робототехника, продукция аэрокосмической отрасли, энергетика, и прочее, что является главным китайским приоритетом современного развития. Из этого не сложно понять, что США инициировали не только экономическую, но и технологическую войну, намеренно деградируя дипломатические возможности для ее торможения.

Тот факт, что на этот раз национальным элитам Америки удалось продавить инициацию конфликта подтверждается и заявлением китайского МИДа. По его словам: «Китай не готов вести торговую войну, однако у китайской стороны нет другого выбора», поэтому «КНР вводит ввозную пошлину в 25 процентов на 659 наименований товаров из США в качестве зеркального ответа». В этом списке автомобили, самолеты, химия, и прочая американская продукция общей стоимостью на все те же 50 миллиардов долларов США.

Вашингтон же в ответ немедленно заявил, что к 30 июня будут объявлены еще и персональные санкции против отдельных лиц и компаний, связанных с технологической отраслью КНР, а поскольку Китай пошел на меры по возмездию: «Белый дом планирует очередные санкции, которые на этот раз охватят объём товаров в $100 млрд. долларов США».

Если учесть, что у Китая есть ответные ходы на оба этих шага, а экспортная экономика – это основа данной страны, столкновение двух экономических Сверхдержав на этот раз остановить будет крайне сложно.

«Горбачёвская» ловушка

Американские пошлины не случайно направлены в первую очередь против тех секторов КНР, посредством которых Китай стремится поднять и переустроить не только свою экономику, но и все государство. Научные заимствования, импорт области высоких технологий, клонирование западной IT–индустрии, копирование программного обеспечения, все это на данном этапе жизненно необходимо Китаю для того, чтобы уйти от роли мирового завода по сбору элементов чужой интеллектуальной собственности и начать наконец самодостаточное производство со сбытом на внутреннем рынке. Более того, все это будет необходимо КНР как минимум до тех пор, пока стране не удастся выстроить у себя собственные школы способные генерировать прорывные идеи и сравнимые с западными технологии. Однако для этого требуется время и именно поэтому США наносят удар прямо сейчас.

По существу, импорт и скупка чужих технологий, специалистов и флагманов индустрий – это единственная доступная КНР стратегия по созданию собственных школ фундаментальной и прикладной науки. И хотя Китай добился определенных успехов на этом пути, нация в целом настолько привыкла к бездумному копированию, что даже частичные прорывы, имеющиеся на данный момент, как правило достигаются за счет работы специалистов-эмигрантов и генерируемых ими «китайских» патентов.

Видя происходящее и осознавая опасность такой перспективы новые элиты США приняли решение пожертвовать одним из крючков на котором строилась зависимость Китая от Америки и перекрыть КНР доступ к американским технологиям. Они осознают, что лишь в этом случае Китай будет неспособен заменить внешний импорт для своего внутреннего рынка на собственную продукцию, а значит уже привыкший к роскоши 300–миллионный средний класс продолжит требовать от официального Пекина сохранить доступ к благам. Иными словами, Вашингтон пытается поймать Пекин в «горбачевскую» ловушку – запрет на экспорт высоких технологий в КНР замедлит появление китайских научных школ, затормозит развитие самодостаточного внутреннего производства, отбросит появление паритетных китайских товаров, а если Партия пойдет по пути позднего СССР и в ходе начавшейся экономической войны введет запрет на импорт лучших продуктов Запада, то уже привыкший к благам и вестернизированный 300–миллионный зажиточный класс возмутиться отсутствием «джинсов» и «жвачки», начав долгожданную дестабилизацию конкурентного Китая. США ожидают, что в этом случае власти КНР начнут повышение градуса идеологии и закручивание гаек, а это как известно начало конца.

Переход с экспортной модели развития на внутренний рынок при таком сценарии тоже откладывается. А это уже бьет напрямую по суверенитету КНР, так как экспортная модель чрезвычайно уязвима и по сути своей может эффективно работать лишь в нынешних «тепличных условиях». В ситуации же организуемой США западной экономической блокады, скорой идеологической, и уже идущей в Южно-Тихоокеанском регионе – военной, нынешняя экспортная модель долго не просуществует. Как, впрочем, и спокойствие на основных торговых мировых маршрутах. Это в свою очередь скажется на темпах роста экономики КНР, а они вопреки расхожему мнению – не просто повод для гордости, а насущная необходимость. Без них, оплачивать колоссальный суммарный долг КНР и сохранять внутренние темпы развития станет практически невозможно.

Автор: Руслан Хубиев

Источник: cont.ws





войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.