Многовекторность Узбекистана может выйти боком


Республика Узбекистан продолжает развивать своё сотрудничество с ведущими мировыми державами, а также со значимыми негосударственными международными структурами.  30 июня состоялась онлайн-встреча в формате "Центральная Азия — США" (С5+1). В мероприятии приняли участие министры иностранных дел Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, Казахстана и Туркменистана, а также госсекретарь США Майкл Помпео. 3 июля Всемирный Банк выделил республике кредит в 3млн. долларов, это при том, что за последние несколько лет ВБ уже предоставил Ташкенту 4,4 млрд. долларов на развитие различных проектов и программ. 7 июля прошло заседание в ходе, которого представители ВТО и должностные лица республики обсудили условия присоединения Узбекистана к этой организации. Напомним, что переговоры были возобновлены после почти 15 летнего перерыва. 12 июля в Ташкенте прошла экспертная онлайн-конференция, посвящённая китайско-узбекскому всестороннему стратегическому партнёрству. 

Американский подход

Сегодняшняя многовекторная политика Узбекистана может повлиять на политико-экономическое развитие этой страны, а «шашни» с американскими «товарищами» могут выйти Ташкенту боком. Американцы пытаются помешать Китаю (и не только ему), расположиться на Центрально - Азиатской площадке, от этого формат С5+1 будет широко работать в этом направлении. С5+1 был создан Госдепом ещё во времена Д. Керри в 2015 году, этот региональный формат предполагает встречи стран региона с американскими дипломатами с прицелом на создание региональных структур без участия в них России и Китая. В формат С5+1 входят - Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан + США. Концепция «Большой Центральной Азии», была разработана в США, в Университете Джона Хопкинса. Руководил процессом Фредерик Стар (Ф. Стар был советником по России и Евразии при трёх президентах США, возглавлял правительственную группу по изучению проблем Центрально-Азиатского региона, участвовал в разработке первой комплексной стратегической оценки Центральной Азии, Кавказа и Афганистана для Объединённого комитета начальников штабов). Концепция «Большой Центральной Азии» предусматривает интеграцию бывших советских республик Средней Азии с Афганистаном и Пакистаном под покровительством Вашингтона. В интеграции Центральной Азии по-американски главную роль в плане военного сотрудничества США отводят Узбекистану. Американцам нужно втянуть Узбекистан и по возможности другие государства Центральной Азии в афганскую проблематику, при этом страны региона не особо стремятся к реальной интеграции с хронически нестабильным Афганистаном, понимая, что содержанием американских геополитических конструкций (АфПак, «Большая Центральная Азия», «Новый Шёлковый путь» и др.) является политика поддержки официальной афганской власти, а не интересы суверенных республик Центральной Азии. В тоже время у каждой из стран региона есть свои интересы в Афганистане, прежде всего инфраструктурные и экономические.

У Вашингтона важный вопрос на повестке - попытаться сделать из Узбекистана надёжного «помощника» в регионе, а взамен республика получает американские инвестиции и технологии, в которых Ташкент очень нуждается. Шаги по укреплению сотрудничества между двумя странами были сделаны в 2017 году во время визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в США, тогда Ташкент подписал двусторонние контракты на общую сумму 2,6 млрд. долларов. Американцы добились соглашения о поставках в США урана (Узбекистан – один из мировых лидеров по запасам урановой руды), а также были налажены контакты в нефтегазовой, нефтехимической и электронной отраслях.  В отношении Узбекистана американцы очень серьёзно настроены по линии IT технологий и телекоммуникаций. Так, консалтинговой компанией McKinsey&Company в 2018 году были проведены переговоры с узбекской стороной в плане создания электронного правительства и развитии электронной коммерции. Отметим, что американская компания McKinsey&Company вместе с компаниями BCG и Bain входит в «Большую тройку» крупнейших международных консалтинговых компаний. Свои интересы в Узбекистане проводит компания Macro-Advisory Ltd, специализация которой - макроэкономика и разработка политических стратегий. Также в 2018 году в республике, был зарегистрирован Американский совет – первая американская НПО в Узбекистане за последние 14 лет. В прошлом году стоимость американских государственных проектов в Узбекистане составила 100 млн. долларов, половина из этой суммы пошла на реформу сектора образования. Особое внимание Вашингтон обращает на геоэнергетическую составляющую Узбекистана. Через территорию страны проходят все три нитки трансконтинентального газопровода «Центральная Азия – Китай», которые связывают туркменские газовые месторождения с КНР. Также через Узбекистан должна пройти четвёртая нитка газопровода, которая выйдет на Киргизию и Таджикистан, связывая эти две республики с Китаем. В условиях торговой войны Вашингтона и Пекина, возможность «мягкого» контроля ТЭК в этом регионе - было бы совсем не плохо для США.

Китайское присутствие

Китай к настоящему времени превратился в главного кредитора и торгового партнёра региона Центральной Азии. КНР за последние 2-3 года стал одним из самых крупных инвесторов в экономику Узбекистана. На территории республики ведут работу более 700 предприятий с участием китайского капитала, особая роль уделяется инфраструктурным проектам, так как Центральная Азия - важный транспортный узел. С помощью китайских компаний была построена железная дорога Ангрен – Пап, которая начала работу летом 2016 года и стала важнейшим звеном международного транзитного железнодорожного коридора Китай –  Центральная Азия – Европа. Стратегическое партнёрств Ташкента и Пекина стремительно растёт, в прошлом году между странами был подписан крупный контракт – это проект по внедрению в регионах Узбекистана системы «Безопасный город», на реализацию китайцы выделяют 1 млрд. долларов. Проект предполагает проводить видеонаблюдение за дорогами, улицами и подъездами, следить за качеством коммунальных услуг, интегрировать пожарную и инженерную сигнализацию зданий. Ввод в действие этой системы запланирован на конец 2021 года. По линии телекоммуникационных проектов в Узбекистане китайская Huawei выделит 107 млн. долларов для развития сети широкополосного доступа. Корпорация Alibaba являющаяся одним из мировых лидеров в сфере интернет-торговли и электронной коммерции рассматривает возможность создания в Узбекистане своих центров хранения и обработки данных. На данный момент страны подписали соглашение о создании совместного инвестиционного фонда с уставным капиталом в 1 млрд. долларов, задачей которого является реализация высокотехнологичных проектов на предприятиях химической и нефтехимической отраслей и производственных объектах нефтегазового сектора. Открыто финансирование для осуществления программ компании «Узбекнефтегаз», Китайский Фонд Шелкового пути выделил для этих нужд более 500 млн. долларов. В общем, Китай «мягко» проникает в республику Узбекистан, предлагая свои инвестиции и помощь в реализации проектов.

Углеводородный сектор

Нефтегазовая отрасль Узбекистана является наиболее привлекательной для иностранных инвесторов, и они, как правило, на основании соглашений о разделе продукции разрабатывают газовые месторождения. Узбекистан обладает приличной минерально-сырьевой базой, которая приносит немалые валютные поступления  в экономику страны. Минеральные ресурсы Узбекистана оцениваются примерно в 11 трлн долларов, на территории страны имеется более 1800 месторождений и около 1644 перспективных проявлений полезных ископаемых, 118 видов минерального сырья, из которых 65 – осваиваются. Доказанные запасы природного газа в Узбекистане составляют 1,1 трлн. м3.

Россия активно принимает участие в ряде энергетических проектов на территории Узбекистана. В настоящее время в республике ведут геологоразведку и разработку месторождений российские Газпром и Лукойл, китайская CNPC. В июне этого года Росгеология подписала первый коммерческий контракт на оказание геологических услуг в Узбекистане. Компания начнёт изучение перспектив нефтегазоносности и оценке углеводородного потенциала акватории Аральского моря и прилегающей территории. Москва и Ташкент совместно разработали дорожную карту по изучению нефтегазового потенциала Узбекистана в 2020-2024 гг. Соглашение о намерениях предусматривает проведение в Узбекистане работ по изучению перспектив нефтегазоносности и оценке углеводородного потенциала республики с обоснованием дальнейших направлений геологоразведочных работ по открытию новых месторождений. Для реализации программы и развития других направлений сотрудничества Росгеология учредила в Узбекистане дочернюю компанию – Rosgeo Uzbekistan,. Узбекистан последовательно работает над восполнением ресурсной базы для преодоления ситуации с падением добычи углеводородов, сотрудничая с иностранными участниками в проведении геологоразведочных работ. Но, не только Россия в этой работе  единственный партнёр. Так, Узбекнефтегаз сотрудничает с азербайджанской Socar, ведёт работу в Узбекистане и американская Epsilon. Помимо Росгеологии в Узбекистане активно работают Газпром и Татнефть, а 3 июня 2020 года Лукойл и Узбекнефтегаз подписали меморандум, в котором закреплено намерение сторон сотрудничать в области совместного проведения геологоразведочных работ и добычи нефти и газа на территории Узбекистана. Основные экспортеры голубого топлива Узбекистана – Россия и Китай. В РФ природный газ идёт по газопроводам Бухара – Урал и Средняя Азия – Центр. В КНР поставки начались с 2012 года по трубопроводу Центральная Азия – Китай пропускной мощностью 55 млрд. кубометров. Рассчитывая на открытие и разработку новых месторождений в Восточно-Аральском бассейне Узбекистан присоединяется к международным проектам экспорта газа, а также планирует дальнейшее развитие газопереработки.

 Денис Юрганов

Источник: zavtra.ru