Макрон хочет создать из европейской разведки заведомо невозможное


Пока человечество борется с коронавирусом, в ЕС незаметно создали еще одну околоразведывательную структуру. «Разведывательная коллегия Европы» (Intelligence College of Europe, ICE), как заявляется, будет площадкой для обмена информацией между разведывательными структурами стран Евросоюза. Означает ли это, что в ЕС появляется общая разведслужба, и как на происходящее должна реагировать Россия?

Инициатива создания ICE исходила от президента Франции Эммануэля Макрона, который высказал «свежую» идею создать еще одну площадку для скоординированного анализа информации еще в 2017 году, на лекции в Сорбонне. Два полных года ушло на то, чтобы идея Макрона воплотилась в некий фантом. И вот пока все бьются с заразой, в столице Хорватии Загребе 21 страна ЕС плюс Норвегия и Великобритания торжественно подписали акт об учреждении ICE. Координационный центр новой организации будет находиться в Париже, но встречи и конференции обещают проводить во всех странах-учредителях. 

В новое европейское разведсообщество не взяли Польшу, Болгарию, Словакию, Грецию и Люксембург. Эти страны присутствовали на церемонии в Загребе в качестве наблюдателей. Больше всего возмущались болгары. Их представитель высказался в том духе, что сейчас идет процесс интеграции Болгарии в Евросоюз, что сопряжено с получением множества секретной информации и создания для этого протоколов. И неправильно, что нас не допускают на такие площадки. Но это проблема решаемая.

А вот конфликт с Польшей – это серьезно. Дело в том, что Макрон сильно недолюбливает нынешнее польское руководство и демонстрирует это при каждом удобном случае. Началось все в 2016 году, когда Варшава вдруг разорвала сделку о покупке боевых вертолетов Airbus. Франция в ответ отозвала приглашение польской делегации на индустриальную выставку Euronaval в Париже. И все бы ничего, прошло бы немного времени, и все помирились бы. Но поляки не смогли промолчать. Тогдашний замминистра обороны Бартош Ковнацки сказал: «Тех, кто сейчас учит нас как себя вести, мы когда-то научили есть ножом и вилкой». Приехали.

С этого момента франко-польский конфликт перешел в затяжную фазу. Силы противников не равны, потому поляки просто продолжают обзываться. Варшава упорно критикует все французские инициативы в рамках так называемой коалиции желаний (COW). Поляки говорят, что все инициативы Франции, которая та выдает за «общеевропейские», в реальности «гегемонистские». Париж в ответ просто исключает Польшу из всех своих инициатив. Сейчас в Загребе польские представители заявили, что все-таки получили приглашение полноценно вступить в ICE, как британцы и норвежцы. Но ни французы, ни очень гордившаяся собой принимающая сторона – хорваты подтверждать это не стали.

На самом деле новая структура «по обмену разведывательной информацией» под эгидой Франции ничем не отличается от нескольких уже существующих аналогов. Никакой разведкой она заниматься не будет, поскольку у нее нет ни полномочий на это, ни штата, ни бюджета. У нее даже нет своего здания. По сути это академический дискуссионный клуб, очередной think-tank, только с неким налетом таинственности.

В него будут формально входить представители более 30 различных национальных разведывательных организаций, но вместе обсуждать они будут проблемы вообще, а не конкретную оперативную обстановку. Уже сейчас был заявлен традиционный набор модных тем: кибербезопасность и борьба с фейк-ньюс. Общение предполагается три раза в год в свободном формате конференции, что бы это ни значило.

Никакой «объединенной европейской разведки» не существует. И есть два противоположных мнения на этот счет.

Поляки не без оснований подозревают Францию в «гегемонизме», только он немного другого свойства, чем рассказывают в Варшаве. Макрон действительно стремится усилить роль европейских институтов во всем, в том числе в военной и разведывательных сферах. Он разумно указывает на усиление роли США, Китая и России, на фоне которых Европа уже не смотрится прародительницей цивилизации. «Старушка», «сборище музеев», но никак не самостоятельный центр силы. Это обидно, с этим надо что-то делать, рассуждают в Париже, и почему бы не воспользоваться моментом и не повысить заодно роль Франции в усиливающейся Европе. А то «гуннов и тевтонов» стало слишком много. И не надо нам в ответ говорить, что это логика времен Первой мировой войны. Уж какая есть.

В рамках таких вот рассуждений Париж настойчиво пытается создавать если уж не реально действующие «общеевропейские» армию и разведку, то хотя бы их фантомы. Прообразы.

Противоположная позиция имеет англосаксонские корни. В Лондоне искренне убеждены, что разведка дело настолько интимное, что все эти «общеевропейские объединения», «площадки для обмена информацией» – опасная и вредная диверсия иностранцев. Корни этой позиции уходят глубоко в холодную войну и вообще в особенности взаимоотношений островитян с прочими иногородними. У Лондона на континенте есть группа сателлитов – Нидерланды, Дания и Норвегия, с которыми британцы опять же связаны исторически и с которыми даже делятся иногда некоторыми секретами. Не всеми, не всегда, но с другими «европейскими партнерами» они вообще ничем, как правило, не делятся, кроме общих рассуждений.

И исходя из того, что европейцы по определению ненадежны и от них надо прятать столовое серебро, британцы саботируют все попытки создать наднациональную общеевропейскую разведывательную структуру. А без свободного обмена оперативной информацией никакая наднациональная структура невозможна.

Есть еще позиция нескольких «проблемных» европейских государств: Венгрии, Австрии, Греции, Словакии. В связи со взрывным ростом национального самосознания там категорически не готовы делегировать каким-то наднациональным структурам, пусть и фантомным, национальные полномочия или даже вовсе допускать их к собственным разведывательным структурам. Хрестоматийный пример: «налет» инспекторов так называемого Бернского клуба на офис австрийской разведки в Вене.

Бернский клуб – это неформальный форум руководителей европейских разведок, где они общаются, обмениваются опытом, сплетнями, выпивают и закусывают. Это типичное порождение холодной войны, он был создан в 1969 году в как бы нейтральной Швейцарии, которая тогда, наравне со Швецией, была шпионской Меккой. У этой структуры нет ни секретариата, ни аппарата, ни устава, ни статуса. Бернский клуб даже не имеет никакого отношения к Евросоюзу. Просто солидные джентльмены солидно проводят время.

Такие клубы и «комиссии» иногда создаются ситуативно, под какую-то конкретную проблему на год-два, а иногда вот так и живут десятилетиями из привычки к традициям и комфорту.

Но в прошлом году неожиданно выяснилось, что Бернский клуб думает о себе невесть что. Люди клуба заявились в штаб-квартиру австрийской разведки и потребовали провести им экскурсию с целью выявления дыр в системе безопасности. Ошарашенные австрийцы сперва согласились, а уже потом, собравшись, поинтересовались: «А вы собственно кто такие?». Скандал был огромен, возмущению австрийцев не было предела. И теперь в Вене готовы из европейской солидарности вступить в новую «профранцузскую» платформу, но создавать наднациональные структуры – никогда.

В таком контексте все «общеевропейские» или официально привязанные к Евросоюзу структуры, в названии которых фигурирует слово «разведка», напрямую к разведывательной деятельности отношения не имеют. Это аналитические площадки, think-tank – все, что хотите, но никак не разведки. Национальные же разведки никогда не предоставляют им оперативную информацию, а только аналитические записки на модные темы, из которых тщательно вымарывают любую конкретику.

Отчасти, конечно, дело тут в доверии. Но отчасти и в том, что мало кто заинтересован в существовании наднациональной структуры.

И чем дальше в лес, тем толще партизаны. Разведка отвечает национальным интересам, а Евросоюзу так и не удалось сформулировать некие «общеевропейские» интересы. А после коронавируса все становится еще запутанней. Некоторые национальные разведки на полном серьезе отслеживают трафик фур с масками и респираторами, чтобы организовать на них налет, как в Средневековье. Иначе говоря, на деле нет никакой общей основы, на которой можно было бы построить реально действующую общеевропейскую разведывательную организацию.

Вот и приходится президенту Макрону тратиться на изобретение еще одной «площадки для свободного обмена мнениями», терпеть не контролируемую разумом польскую речь и болгарские жалобы, выступать в Сорбонне. А ради чего? Ради очередного фантома, который со временем превратится в еще одну престижную площадку для презентации академических докладов.

Одно не может не радовать. Там так или иначе окажутся люди, все-таки имеющие допуск к реальной информации, представляющей интерес. Да и доклады интересно почитать. А значит, оттуда что-нибудь да будет утекать. Чем больше таких площадок, тем больше работы. Будет чем заняться.

Евгений Крутиков

Фото: Liewig Christian/ABACA/Reuters

Источник: vz.ru