Кто и как превращает Белоруссию в Украину


Российская аудитория бурно восприняла высказывания главного кандидата в президенты Белоруссии от оппозиции по поводу Крыма и Союзного государства. Почему Светлана Тихановская желает пересмотреть сотрудничество России и Белоруссии, как на самом деле жители Белоруссии видят отношения с Москвой – и что должна делать сама Россия в такой ситуации?

Белорусские выборы все больше напоминают бразильский сериал. Власти не допускают до выборов (и даже иногда арестовывают) всех значимых соперников действующего главы государства. И тогда в борьбу против него вступают их женщины – жены и соратницы, устроившие настоящий «бабий бунт» против Лукашенко и намеренные в случае победы провести настоящие и честные досрочные выборы.

Провластные политологи и СМИ угрозу бунта воспринимают всерьез и всячески пытаются дискредитировать противников президента вкупе с их «деструктивной» повесткой. Сам же Батька стоит в политической раскорячке – обвиняет и Запад, и Восток в попытке устроить в его стране госпереворот через уличные протесты.

Москва обвинения в свой адрес отрицает. «Россия никогда не занималась раскруткой в Белоруссии политических лидеров и движений, оппозиционных Лукашенко. В этом принципиальное отличие ее политики от политики западных стран, включая даже Польшу, которая при всей скромности ее ресурсов много лет выстраивала в Белоруссии инфраструктуру политического влияния и вела системную работу по выращиванию новых поколений белорусской контрэлиты (стипендия Калиновского и т. п.)», – поясняет газете ВЗГЛЯД политолог, шеф-редактор портала RuBaltic.Ru Александр Носович.

И, как теперь выясняется, Москва зря не занималась.

Лукавая социология

Вполне естественно, что на фоне «железного занавеса», который ряд сил на Западе выстраивают от Прибалтики до Молдавии для сдерживания и изоляции Москвы, Кремль хочет, чтобы у власти в Белоруссии находился дружественный президент, а население республики ценило отношения с Россией. И вроде как все хорошо – проведенный МГИМО телефонный опрос белорусов в конце 2019 года показал, что дружно с Россией хочет жить почти 89% населения (еще 10 с копейками ответили, что хотят жить «нейтрально», а 0,2% желают враждебности).

Однако эти 89% складываются из 57% за «союзнические» отношения и 31,8% за «партнерские». Разница существенная – учитывая нынешний уровень взаимозависимости в рамках ОДКБ и Союзного государства. И Москва четко дала понять: ей нужен белорусский лидер, который именно за «союзнические» отношения.

«Оценки предвыборной кампании мы не даем, мы не вмешиваемся во внутренние дела нашего ближайшего союзника и не будем этого делать и дальше. Для нас важны Белоруссия, Союзное государство, продолжение интеграционных процессов», – обрисовал приоритеты Москвы пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков.

И эти приоритеты Москвы активно эксплуатируются президентом Белоруссии Александром Лукашенко, позаботившимся (в том числе и через борьбу с инакомыслием) о том, чтобы остаться единственно приемлемым для России главой Белоруссии. Альтернативных пророссийских кандидатов нет не то что в публичном пространстве, но даже на политическом олимпе.

Не потому, что там все сплошь прозападные (как министр иностранных дел Макей), а потому, что они не способны уйти в самостоятельное плавание. «Белорусскую бюрократию за долгие годы отучили проявлять инициативу, а всем, кому интересна политика, раз в десять лет ставят прививку от самостоятельности: кандидаты оказываются под следствием, а обыватели знакомятся с правоохранительными органами. Поэтому единственный пророссийский кандидат в РБ – это Лукашенко. Такова архитектура выстроенной им гиперцентрализованной политической системы», – поясняет газете ВЗГЛЯД глава аналитического бюро «СОНАР-2050» Иван Лизан.

Долгие годы белорусскому президенту удавалось успешно эксплуатировать эту позицию. Москва не пыталась выстраивать какие-то альтернативные пророссийские силы в Белоруссии и субсидировала местный режим. В результате сложилась ситуация, когда Россия вынуждена оценивать ситуацию в Белоруссии, основываясь исключительно на словах представителей этого режима. Приведенный выше телефонный опрос МГИМО не может считаться репрезентативным и полным – а других-то нет.

«Белорусское общественное мнение – это terra incognita. В стране нет открытой и независимой социологии, что по избирательной проблематике, что по вопросам геополитических предпочтений белорусов. Социология носит закрытый характер, ее результаты не публикуются. Легальной социологией могут заниматься только лицензированные организации, а то, что заказывают европейские структуры (например, социологическая мастерская Вардомацкого, которую власти выдавили в Польшу) или проводят под видом маркетинговых исследований в интернете, назвать объективным исследованием сложно», – поясняет Иван Лизан.

Те же социологические опросы, которые гуляют в открытом доступе, «показывают, что большинство граждан Белоруссии остаются сторонниками союза с Россией. Количество пророссийски настроенных белорусов превышает половину населения страны. При этом доля ориентированных на Союзное государство граждан республики выше всего в старшей возрастной группе. Есть очевидная корреляция: чем моложе респонденты, тем выше среди них процент сторонников переориентации на Запад или нейтрального статуса Белоруссии», – говорит Александр Носович.

Котлетная оппозиция

Сейчас белорусские элиты убеждают Россию, что на этих выборах Лукашенко и предлагаемая им повестка – единственное, что устроит Россию. Но так ли это?

Да, т. н. объединенный кандидат от оппозиции Светлана Тихановская обрисовывает интересные перспективы российско-белорусского сотрудничества. Некоторые из них фактически дублируют ранее сказанные слова Батьки. Так, отвечая на любимый вопрос «чей Крым», Тихановская ответила примерно так же, как ранее отвечал Александр Лукашенко. «Можно я скажу так, как принято говорить, как принято в нашей стране и по международным законам, что юридически Крым украинский, а фактически – российский. И не мучайте меня больше», – заявила она.

Другие ее заявления вроде как отличаются от того, что говорит Лукашенко. Так, по мнению Тихановской, Белоруссии не нужно Союзное государство с Россией. «Белоруссия должна быть независимым самостоятельным государством. Нам нужны обычные межгосударственные связи, никаких дополнительных договоров не надо. Тогда не возникает и лишних соблазнов кого-то куда-то присоединять», – отмечает кандидат. Однако по факту налицо прямая аналогия с позицией Лукашенко об отказе от интеграции, подразумевающей серьезное делегирование суверенитета (в его понимании «присоединение к России») – позиции, которая обесценивает саму суть понятия «союзное государство».

Однако рассматривать ее на основе этой повестки как альтернативного кандидата не стоит – просто потому, что она прямо поясняет: у нее этой повестки нет. Задача Тихановской – собрать максимум голосов, выиграть выборы, сразу же подписать указ о досрочных выборах и уйти в тень.

«Признание ею очередного факта – что она не политик – располагает к ней оппозиционную часть электората. Поддержка Тихановской – это в чистом виде протестное поведение. Отсутствие у нее какого-либо управленческого опыта только подзадоривает оппозиционных избирателей голосовать за нее в пику Лукашенко», – говорит Александр Носович. «Тихановская честно призналась, что хочет жарить котлеты. Исходя из этого ее цель – победить и провести новые выборы, освободив для этого всех арестованных кандидатов. Такой подход теоретически позволит ей получить максимум голосов противников Лукашенко», – соглашается Иван Лизан.

По сути, ситуация в Белоруссии дошла до такой ручки, что речь идет о канализации протеста, когда все недовольные политикой Лукашенко (среди которых множество сторонников союза с Россией) присоединяются к лозунгам и программным установкам националистической оппозиции – ведь только у нее есть организационные структуры, альтернативные властным. А победа этой оппозиции (взращенной на деньги и на установках Запада) действительно невыгодна России.

Строим сами

С другой стороны, Москве не так уж выгодно и поддерживать Лукашенко, ведь ситуация может быть аналогичной украинскому Майдану – такая же привязка образов. Виктор Янукович не был ни российским союзником, ни пророссийским лидером, ни тем более какой-то марионеткой Москвы. Однако противники тогдашнего президента Украины были уверены в том, что Кремль его полностью и во всем поддерживает – в результате чего антирейтинг Януковича переливался и на Россию. История с Лукашенко обещала быть такой же, если бы Батька до этого публично не поссорился с Москвой, обвиняя ее во вмешательстве в выборы на стороне его оппонентов. Поэтому можно считать, что Лукашенко сделал России электоральный подарок, который нужно использовать.

К тому же поддержка Лукашенко означает и поддержку его линии на уничтожение веры белорусов в электоральные институты, а также угроз в адрес населения. «На майдан, если своих нет – а у нас маловато «майданутых», – их подтянут со стороны. Это профессиональные военные, бандиты, которые специально готовятся, в основном в рамках частных военных компаний по всему миру, и зарабатывают большие деньги на провокациях в тех или иных государствах», – отмечает белорусский лидер Лукашенко.

Ряд представителей белорусской оппозиции считают, что эти угрозы делаются в оправдание будущих силовых действий (в случае, если попытка «нарисовать» итоги выборов выльется в уличные демонстрации»). «Власть сама провоцирует какие-то действия. Может, ей самой хочется, чтобы предвестие майдана было вот уже прямо сейчас», – говорит посаженный ныне кандидат в президенты Виктор Бабарико.

Вряд ли Москве стоит принимать в этом участие.

А вот что можно было бы сделать – так это, во-первых, убедить белорусского лидера в том, что шантаж и оскорбления – не лучшая основа для развития двусторонних отношений. ВЦИОМ уже показывает ухудшение отношения к Белоруссии и Лукашенко в российском обществе за последние полгода – что уж говорить о российских элитах, уставших от постоянных претензий Батьки.

«Надо садиться за стол переговоров и разговаривать под эгидой правительств, вести инвентаризацию интеграционных дорожных карт и видеть реальную перспективу. И проявлять волю, напористость, без опаски и без излишней ненужной политизации интеграционной работы Союзного государства», – говорит посол России в Белоруссии Дмитрий Мезенцев. И, во-вторых, подумать над тем, как влиять на белорусское политическое пространство для того, чтобы стимулировать появление там настоящих пророссийских лидеров.

Геворг Мирзаян

Источник: vz.ru