Германия нашла способ загрузить «Северный поток-2» на полную мощность


Германия придумала, как обойти нормы Газовой директивы ЕС и загрузить вторую нитку «Северного потока» более чем на 50%. Для достижения этой цели немцы будут прокачивать по трубопроводу не только газ, но и водород.

Такое предположение делает польское издание BiznesAlert, обращая внимание на недавно утверждённую стратегию Германии по увеличению использования водорода до 2030 года.

Паззл как раз складывается: в России уже не первый год изучают возможности экспорта декарбонизированных газов, у «Газпрома» имеются соответствующие планы. Но насколько реальны перспективы превращения «Северного потока-2» в первый «водородный» магистральный газопровод?

BiznesAlert не впервые затрагивает эту тему. О возможности использовать ненавистную «путинскую трубу» для экспорта водорода польские журналисты написали ещё три месяца назад. По их мнению, если Германия действительно собирается отказываться от использования ископаемого топлива в пользу H2, то «Северный поток-2» будет весьма кстати. Потенциально это один из самых привлекательных маршрутов доставки водорода.

Конкуренцию России на этом рынке могут составить другие страны. Но если некоторым придётся с нуля создавать необходимую инфраструктуру, то «Газпром» уже сделал первый шаг в этом направлении. Вероятно, сам он этого не подозревал — едва ли при проектировании второй нитки «Северного потока» кто-то задумывался о перспективах водородной энергетики. А потом оказалось, что функционал трубопровода не ограничивается прокачкой природного газа.

«Даже консервативные оценки показывают, что существующая инфраструктура позволяет транспортировать смесь, в которой уровень водорода может составлять до 20%. Последние исследования „Газпрома“ и VNG продемонстрировали, что такие современные газопроводы, как „Северный поток“, способны обеспечивать поставку топлива, в котором водород может занимать до 70», — говорится в бюллетене «Газпром экспорта» за 2018 год.

С тех пор отечественные эксперты опубликовали уже несколько серьёзных работ на эту тему. К числу сторонников декарбонизации российский энергетики можно отнести советника генерального директора «Газпром экспорта», профессора кафедры «Международный нефтегазовый бизнес» РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина Андрея Конопляника.

«Для России актуальной является задача перехода на ресурсно-инновационный путь устойчивого развития, сочетающего низко-углеродное развитие и монетизацию НВЭР (невозобновляемых энергоресурсов — прим. ред.) страны, и формирования таким образом нового технологического уклада. В его основу — в качестве важного компонента, обеспечивающего существенный вклад в декарбонизацию — может быть положено развитие водородной энергетики, в первую очередь за счёт технических решений по производству водорода без выбросов СО2, где у нашей страны есть потенциально конкурентоспособные технологические заделы. Поэтому для России эффективной моделью формирования указанной траектории развития может стать обеспечение поначалу экспортно-ориентированной декарбонизации, чтобы расширить рациональное место для российского газа на нашем крупнейшем экспортном рынке (в ЕС)», — пишет Конопляник.

В том же ключе мыслят и специалисты московской школы управления «Сколково», которые опубликовали работу «Водородная экономика — путь к низкоуглеродному развитию». По их мнению, сегодня появляются долгосрочные предпосылки для развития производства «голубого» водорода, то есть полученного из парогазовых установок теплоэлектростанций (или АЭС) с использованием технологии улавливания и хранения углерода (CCS). В этом случае затраты на сырье будут минимальными, а транспортировку можно осуществлять как по трубопроводам, так и сжиженном виде. Европа тем временем стоит на развилке: нужно ли создавать с нуля новую инфраструктуру для импорта водорода и других низкоуглеродных газов или проще модернизировать существующие СПГ-терминалы?

На этот вопрос должна ответить рабочая группа ассоциации Gas Infrastructure Europe (GIE) — результаты детального исследования ожидаются в четвёртом квартале этого года. Пока что в уравнении декарбонизации европейской энергетики слишком много неизвестных. Сам «Газпром», к примеру, признает, что транспортировка водорода по экспортным газопроводам сопряжена с рисками нарушения долгосрочных контрактных обязательств, связанных с качеством газа.

Кроме того, адаптация этих труб под новые задачи наверняка потребует новых капиталовложений. Есть вариант попроще — водород из природного газа могут производить уже после его доставки в европейские страны. По словам Андрея Конопляника, в результате полугодовой дискуссии возобладала точка зрения, что водород из метана все же целесообразнее производить внутри ЕС. Если это так, то перспективы «Северного потока-2» кажутся уже не такими радужными.

Для обновлённой Газовой директивы ЕС все равно, с какими целями «голубое топливо» прокачивается по экспортным морским трубопроводам из третьих стран — 50% их пропускных мощностей должны быть зарезервированы для альтернативных поставщиков. Кстати, почему вообще BiznesAlert считает, что в случае прокачки по «Северному потоку-2» водорода на него не будут распространяться нормы Третьего энергопакета? Противники проекта будут искать аргументы в пользу того, что от вида экспортируемой продукции газпромовская квота пересматриваться не должна. Дали 50% - используйте их для прокачки газа, водорода или чего угодно.

С другой стороны, исключение из правил «Северному потоку-2» теоретически могли бы предоставить как раз на основании того, что этот проект помогает Европе достичь климатической нейтральности (то есть нулевого уровня выбросов в атмосферу парниковых газов). Все-таки экология и борьба с изменением климата — это две священные коровы ЕС. Почему бы не вывести из-под норм Газовой директивы «путинскую трубу», если она стала «чистой»? Но принципиально эта концепция ничего не меняет, поскольку для противников «Северного потока-2» хрен редьки (или водород газа) не слаще. Не имеет значения, на каком фундаменте укрепляются энергетические связи России и Европы. Если они укрепляются — это плохо по определению.

Копнём ещё глубже: какой именно водород нужен Германии и её союзникам? «Серый» — произведённый из угля, нефти или газа — климатическим задачам ЕС не соответствует. Идеальным вариантом считается «зелёный» водород, который генерируют возобновляемые источники энергии. В этом случае все происходит предельно чисто (выбросы СО2 отсутствуют). Но «зелёный» водород наследует весь ворох проблем, актуальных для сектора ВИЭ, — его конкурентоспособность и экономическая целесообразность вызывают большие сомнения. Где-то посредине между «зелёным» и «серым» находится «голубой».

Используемая при его производстве технология CCS позволяет «ловить», транспортировать и «хоронить» углекислый газ. Этот метод имеет свои преимущества и недостатки. Авторы работы под названием «Целесообразность применения технологий секвестрации CO2 в России» в 2013 году пришли к выводу, что CCS — это оптимальный способ осуществить плавный переход от энергетики ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии. Но в Европе с этим соглашаются далеко не все. До недавнего времени здесь господствовало представление, что водород должен быть исключительно «зелёным».

Последние оценки ассоциации Hydrogen Europe, которая объединяет 93 компании, выглядят более реалистично. Расклад примерно такой: к 2030 году Европе понадобится почти 17 миллионов тонн «чистого» H2, из которых только 7,4 миллиона тонн будет генерироваться на основе ВИЭ. Судя по всему, паровой риформинг с использованием технологии CCS в данном случае тоже признается способом производства «чистого» водорода. В Европе даже с терминами ещё не определились.

В любом случае, конкурентная ниша для России здесь наверняка появится, как и возможность протестировать «Северный поток-2» в режиме транспортировки водорода. В этом контексте искусственное ограничение пропускной мощности газопровода может пойти России на пользу. Газовая директива ЕС будет заставлять «Газпром» и его европейских партнёров искать обходные пути для максимально быстрой окупаемости инвестиций, вырабатывать нестандартные решения. Одним из таких решений может быть водород. Пусть не сегодня, не завтра и даже не послезавтра, но когда-то надо начинать. Дело ведь не в «Северном потоке-2», а в том, что декарбонизация Евросоюза — это долгосрочный тренд, с которым сталкивается России. Поэтому её попытки найти новые рынки сбыта для «голубого топлива» на Востоке должны сочетаться с попытками «вписаться» в новые реалии европейской энергетики.

Алексей Ильяшевич

Источник: svpressa.ru