Фельдмаршал привёз Путину ключ от Африки



Когда президент Судана Омар Башир приветствовал Владимира Путина словами «мы давно мечтали об этом визите», он ничуть не преувеличивал

Фельдмаршал мог бы застать еще флаг СССР над Кремлем — он правит своей страной уже 28 лет, половину истории независимого Судана, но ни разу не был в Москве. О Судане мало знают в России, хотя там нас хорошо помнят, а потенциал наших связей более чем серьезный.

В мире осталось не так много больших стран, с руководителями которых никогда не встречался Владимир Путин. Кто-то приезжал в Москву, с кем-то Путин встречался на различных международных форумах. 40-миллионный Судан, одна из крупнейших стран Африки и арабского мира, оставался, пожалуй, последним значимым государством, не имевшим ни одного контакта с президентом России. Притом что взаимный интерес у наших стран всегда был большим.

Более того — Судан был одной из немногих стран Африки, которую посещал Леонид Брежнев. Пускай и не в качестве генсека, а в 1961-м, в качестве формального главы государства, то есть еще до того, как он возглавил партию. Дипломатические отношения между нашими странами были установлены 60 лет назад, после того как Судан освободился от британского и египетского владычества, и с тех пор пережили взлеты и падения.

Первые полтора десятилетия все шло по восходящей — СССР помогал готовить профессиональные кадры, строил заводы. После прихода к власти в конце 60-х генерала Джафара Нимейри был взят курс на построение «суданского социализма» — страны еще больше сблизились, выросли поставки советского оружия. Но спустя пару лет местные коммунисты, состоявшие в правительстве, решили взять всю власть в свои руки — переворот провалился, лидеры компартии были казнены.

При этом ни о какой «руке Москвы» в заговоре против Нимейри не было и речи — СССР не свергал власти дружественных государств третьего мира (точно так же, как ни при чем была Москва и в «апрельской революции» 1978 года в Афганистане, когда власть взяли коммунисты). Однако как казнь коммунистов, так и подозрение суданских властей, что за ними стоял СССР, привели к тому, что отношения двух стран были безнадежно испорчены на следующие полтора десятилетия. Судан был первой страной, которую СССР «потерял» в Африке и арабском мире — и понятно, что военное образование, полученное Нимейри в США, сыграло тут свою роль.

Судан стал союзником Штатов в регионе, позже Вашингтон сумел еще и развернуть от Москвы соседний Египет. Все 70-е и первую половину 80-х СССР и США вели жесткую борьбу за влияние и в арабском мире, и в Африке — и Судан, принадлежащий к обоим этим мирам, был целиком на стороне США.

Но очередная поездка Нимейри в Вашингтон в 1985-м стоила ему власти — военные свергли его, а вскоре передали власть гражданскому правительству. Одна из первых поездок нового премьера Махди была в Москву, к Горбачеву. Но восстановить полноценное сотрудничество не получилось — только начали налаживаться самые разнообразные связи, как в Хартуме произошел новый переворот.

В 1989-м страну возглавил Омар аль Башир, командир десантной бригады. Ему надоело смотреть на то, как грызутся между собой коррумпированные гражданские политики. Тогда же СССР стал сворачивать свою внешнеполитическую активность — и вскоре развалился.

Но почему же Башир не приезжал в Россию в нулевые годы, уже при Владимире Путине? Тут сказывались два фактора — сложная ситуация в самом Судане и личность самого Башира, тоже ставшего фельдмаршалом.

Почти все эти годы Судан раздирала гражданская война. Эта многонациональная и многоконфессиональная страна скроена из трех разных частей: правят арабы-мусульмане, но есть также негры-мусульмане и негры-христиане. Последние жили на юге страны — и вот уже шесть лет как для них было создано отдельное государство, Южный Судан. А на западе Судана, в провинции Дарфур, долгие годы шли столкновения между местным негритянским и арабским населением. И именно за это Башира обвиняли в геноциде, а в 2009 году Международный уголовный суд (МУС) в Гааге даже выписал ордер на его арест.

Ордер действует до сих пор — и хотя Россия, как и Китай и США, не признает МУС, понятно, что президент Судана находится под огромным внешним давлением. Со стороны западного мира — его изображают страшным диктатором, виновным в сотнях тысяч жертв войны в Дарфуре. Хотя понятно, что межнациональные и религиозные столкновения сопровождали Судан всю его историю, и Башир пошел даже на раздел страны, чтобы смягчить напряжение. Но и отделившийся Южный Судан не стал мирным — в этом «несостоявшемся государстве» льется кровь уже безо всякой власти Хартума.

Башир при этом не чистокровный араб — его дед по отцу негр из Нигерии, так что считать его расистом или мусульманским фундаменталистом нет никаких оснований. Исламские законы в стране сочетаются с наличием христианских церквей, так что страшный образ суданского лидера — такая же заслуга англосаксонских СМИ, как и «ужасные» генералы, правившие Мьянмой, или «угрожающие всему миру» корейские Кимы.

Почему же, в отличие от Каддафи и Хусейна, Башира не сверг Запад? Потому что не до него было. В отличие от Ирака, Судан никогда не претендовал на роль лидера арабского мира, а в отличие от Ливии — не был мотором панафриканской интеграции. Множество внутренних проблем сковывали Судан и делали его удобной мишенью для западной критики. Но, с другой стороны, за Судан активно вступались сильные страны: не только Китай, очень много инвестирующий в нефтедобычу, но и Россия. Да и соседи — Египет и особенно Саудовская Аравия — тоже не оставляли Хартум своими заботами.

Так что Судан уцелел, пережил эпоху «бури и натиска» атлантистов — пускай и в усеченном виде, потеряв часть территории. И пришло время, когда президент Башир приехал в Москву, чтобы сказать Владимиру Путину:

«Мы против американского вмешательства во внутренние дела арабских стран, и это касается, в частности, вмешательства США в Ираке. Считаем, что те проблемы, с которыми сейчас столкнулся регион, как раз вызваны вмешательством США. И считаем, что ситуация, которая произошла с нашей страной (это и ситуация в Дарфуре, с Южным Суданом) — по тем же причинам: это американская политика. В итоге получилось так, что наша страна распалась на две части. В результате это привело к ухудшению ситуации, и в итоге мы нуждаемся в защите от агрессивных действий США».

И это притом что в прошлом месяце США сняли экономические санкции с Судана — хотя он пока еще и остается в числе «стран — спонсоров терроризма», то есть наиболее неугодных Америке режимов. Более того — Трамп исключил Судан из числа стран, гражданам которых временно закрыт въезд в Америку, и возобновил военное сотрудничество с Хартумом. Но сами суданцы, естественно, не склонны доверять американцам — и об этом и говорит в Москве Башир.

Хартум ждет от Москвы помощи и защиты — причем как геополитической, так и военно-технической:

«Что касается сотрудничества в ВТС, мы должны сказать, что оружие, которое у нас есть — оно российского производства. Это касается и сухопутных войск, и нашей авиации. У нас сегодня утром состоялась очень хорошая встреча с министром обороны России. Мы сейчас выпускаем большую программу переоснащения наших вооруженных сил, и мы договорились с министром обороны, что Россия будет оказывать этому содействие».

Потому что Судан — это в самом деле ворота в черную Африку. И, как сказал Путину Башир, его страна готова стать для России ключом к этому континенту

Источник: pravdanews.info






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.