Что выиграла Россия в карабахском конфликте?


Карабахский конфликт завершился неожиданным перемирием, которое спасло непризнанную республику от полной катастрофы. Тем не менее, именно катастрофа — но не военная, а политическая — сейчас разворачивается в Армении. Там общество и оппозиция категорически против мирного соглашения, подписанного Николом Пашиняном и предусматривающего передачу Азербайджану 4 районов НКР, не считая всех уже занятых им территорий.

Главный вопрос здесь — что выиграла Россия в контексте ситуации?

Выиграла — многое. Без преувеличения, именно нашу страну можно назвать здесь одним из главных выгодополучателей.

Давайте же рассмотрим все те явные и неявные преимущества, которые Россия смогла получить как за последние полтора месяца, так и за последние сутки.

Преимущество первое: Российская Федерация не дала втянуть себя в конфликт, что означало бы резкое ухудшение давних партнёрских отношений с Баку, очередное осложнение в отношениях с Анкарой, не говоря уже о потенциальных человеческих жертвах на чужой войне. Вместе с тем, репутационных потерь понесено не было, так как заявление Москвы о готовности включить механизмы защиты своего партнёра по ОДКБ в случае агрессии непосредственно против территории Армении остановило дальнейшую эскалацию конфликта. Более того, именно согласие обеих сторон на отправку в регион российских миротворцев красноречиво говорит о том, что сегодня ОДКБ продемонстрировала первые крупные реальные успехи с момента своего основания и существует не на бумаге, а как влиятельная региональная сила. Это, безусловно, большой плюс к геополитическому рейтингу Москвы.

Преимущество второе: принципиальная роль РФ и Владимира Путина в урегулировании конфликта подтвердила и закрепила безальтернативность решающего слова России во всех спорных вопросах постсоветского пространства. Особенно ярко это видно на контрасте с безуспешными попытками США вклиниться в карабахский конфликт со своими предложениями. Попытки Дональда Трампа и Майка Помпео примирить враждующие стороны прошли до смешного незамеченными как в Баку и Ереване, так и в мире. Такого конфузного фиаско американская дипломатия, привыкшая к почтительному вниманию ко всем своим словам, давно не видела. Американская попытка получить долю имиджевой прибыли с чужой войны  и закрепиться на Южном Кавказе как арбитр и третейский судья закончилась ничем.

Преимущество третье: США не только не приобрели, но и потеряли в этом конфликте. Конкретнее — они практически уже потеряли своего ставленника и протеже Никола Пашиняна, который в глазах общественности стал главным виновником «капитулянтского» соглашения. Оставляя в стороне вопрос о том, были ли другие варианты спасения Карабаха (скорее всего — не было, так как судьба Степанакерта висела буквально на волоске), оппозиция требует от Пашиняна отмены соглашения и (что подразумевается) конца политической карьеры.

Всё это происходило по-кавказски бурно. Сразу после сообщений о плане перемирия разъярённая толпа ворвалась в здание Национального собрания и устроила там погром, сильно избила спикера парламента Арарата Мирзояна, а остальные первые лица страны сделали из этого выводы и стали изо всех сил открещиваться от своего участия в произошедшем: секретарь Совбеза Самвел Бабаян заявил, что безуспешно пытался сорвать подписание документа, а президент страны Армен Саркисян якобы вообще узнал о подписании договора из СМИ. Словом, сбылась поговорка «у победы много отцов, а поражение — всегда сирота», и Пашинян остался в неприятном одиночестве. Впрочем, даже в такой вопиющей ситуации больше всего его беспокоила утрата часов и компьютера, пропавших из его резиденции, хотя сейчас ему как никогда стоит задуматься о потенциальной потере и своего поста, и репутации… Так что вопрос ухода Пашиняна с поста премьера уже, фактически, предрешён и вряд ли он туда когда-нибудь вернётся — имидж угроблен на всю оставшуюся жизнь. Одной американской креатурой среди соседей России вскоре станет меньше.

Преимущество четвертое: армия Армении понесла чрезвычайно серьёзные потери, и вряд ли теперь в состоянии обеспечивать реальный суверенитет своей страны. Потеряны сотни единиц боевой техники, которые придётся чем-то компенсировать и где-то покупать (где, если не в России?), а самое главное — изменилась географическая конфигурация Армении и Азербайджана, в которой последний получил на порядок лучшие позиции. Всё вместе это ставит неудобный для всех армян вопрос: а что было бы, если бы Россия заняла позицию полного невмешательства, а Баку захотел пробить «коридор» через юг Армении непосредственно в Нахичевань? Остались бы возможности у Еревана этому противостоять? Далеко не факт. Называя вещи своими именами, сейчас Россия становится единственным гарантом самого существования Армении как независимого государства, и уж как минимум — в существующих границах. Такое положение в регионе даёт Кремлю самые очевидные рычаги влияния на соседнее государство, ещё крепче вовлекая его в свою орбиту. Если совсем прямо: никогда Армения с 1991 года не была так сильно обязана и так крепко связана с Москвой. Соответственно, «пашинянов» там больше не будет.

Преимущество пятое: Россия вовремя остановила распространение влияния Турции в Закавказье. Баланс сил, сместившийся в пользу Анкары после побед азербайджанско-турецкого оружия и неафишируемого участия турецких военнослужащих в конфликте, после ввода российских миротворцев восстановлен. На долю Баку остаются территориальные приобретения и эйфория победы, но дальнейшую экспансию теперь однозначно преграждает российский «забор». Субъектность Армении в регионе уменьшилась, а России — выросла. Вряд ли это — тот результат, на который в конечном счёте рассчитывала Анкара.

Таковы итоги карабахского конфликта непосредственно для России. Согласитесь, не так уж плохо — скорее, совсем наоборот.

Григорий Игнатов

Источник: jpgazeta.ru