Ждать ли нам дефолта?



На этой неделе госдеп США объявил о новом пакете санкций в отношении России, также стали известны подробности драконовских санкционных мер, которые предлагают американские конгрессмены. Все это вызвало серьезное падение курса рубля. Существует ли какой-то предел для санкций, которые будут вводиться против России? И что ждет рубль? Посоветовали бы вы переводить сбережения в валюту? «БИЗНЕС Online» отвечают Михаил Хазин, Валентин Катасонов, Радик Хасанов, Михаил Делягин, Раис Гумеров и другие.

«Это на самом деле санкции, направленные против Трампа»

Валентин Катасонов — экономист, руководитель Русского экономического общества им. Шарапова:

— Ну что значит до дефолта? Понимаете, сейчас идет самая настоящая война. И на войне нет понятия дефолта, там есть другое понятие: ты проиграл, тебя победили, тебя растоптали. Дефолт все-таки используется в относительно мирных и стабильных условиях. Поэтому, с моей точки зрения, мы должны прежде всего объявить мораторий на выплату всех внешних долгов. Именно потому, что Соединенные Штаты и их ближайшие союзники не дают возможности это сделать. Необходима кардинальная перестройка вообще всего — мышления, действия. Поэтому слова типа «дефолт» здесь совершенно не годятся. По поводу предела санкций... Какой предел? На войне бьют до тех пор, пока не уничтожат. Когда говорят о пределах, имеют в виду рамки какого-то международного права, а их уже давно нет. Поэтому на войне как на войне — бьют противника, пока он не будет уничтожен. Так что здесь совершенно другие понятия. А вы по инерции продолжаете задавать вопрос, как будто мы в спокойном, благопристойном мире...

И какая валюта в условиях войны? Рубль — это просто перекрашенный доллар. Фактически мы пользуемся валютой военного противника. Другое дело, что у нас неадекватная власть и валюта не наша. Поэтому первое, что необходимо, — это чтобы у руля государства встали люди, которые понимают, что такое национальные интересы. Нужен рубль, который действительно является национальной валютой. Вы же понимаете, что рубль попадает в обращение в результате того, что его Центральный банк меняет на эти самые зеленые бумажки. Их покупают на валютном рынке, в результате мы пользуемся этими перекрашенными долларами. Так что здесь нужна другая денежная система, другая модель. ЦБ России до сих пор работает не на российскую экономику, а против нее.

Михаил Хазин — экономист:

— Дефолт-то из-за чего должен быть? Дефолт — это невозможность обеспечивать свои обязательства. У нас обязательства в рублях. В рублях мы их можем напечатать сколько угодно, в валюте есть запрос валюты, тем более у нас профицитный бюджет. Конечно, либералы могут устроить дефолт, как они его устроили в 1998 году, специально и целенаправленно. Да, вот это могут сделать, дестабилизировать ситуацию в стране и устроить массовые выступления. Тут есть свои проблемы, потому что если либералы устроят дефолт, то в этом случае к власти придут консерваторы, еще более консервативные, чем Примаков, Маслюков и Геращенко. В этом случае им будет очень плохо, хотя, с другой стороны, это для них способ обеспечить для себя политическое убежище. На Западе украли они достаточно, поэтому я не знаю, возможно, и действительно организуют, кто их знает...

Что касается американских санкций, то это на самом деле санкции, направленные против Трампа. Дело в том, что для либеральной команды, для финансистов, продолжение политики Трампа — это катастрофа тотальная. Им надо брать обратно под контроль эмиссионный центр. А для этого им нужно сместить Трампа, причем это необходимо сделать быстро, потому что Трамп может одержать победу на выборах в ноябре. Палата представителей меняется полностью, а сенат — на 1/3. В результате конгресс может стать еще более протрамповским. И в этой ситуации есть целый ряд действий, которые сегодня еще возможны. Поэтому у них есть срок до начала ноября. Я думаю, что до начала ноября они будут сильно усиливать давление на нас, а после же, если Трамп выиграет, это давление будет очень сильно ослаблено, а может, вообще сойдет на нет. А вот если Трамп выиграть не сумеет, то это давление может продолжать нарастать до того момента, когда они организуют импичмент. После импичмента им станет наплевать. Переводить сбережения в валюту давно нужно было. Я об этом еще в начале лета говорил. Сейчас, может, еще осмысленно. Я думаю, что до 70–72 они рубль опустят. Это вероятно.

Михаил Делягин — политолог:

— Дефолт — это невозможность выплаты по внешним долгам. У нас долги внешние маленькие, так что до дефолта не доведут. Существует возможность нормализации российской государственности, но только если российское государство вместо обслуживания интересов глобальных спекулянтов начнет отвечать на эти санкции. И тогда санкции, наверное, прекратятся. В валюту нужно было переводить свои сбережения давно, еще когда госпожу Набиуллину поставили во главе Банка России в 2013 году. Так что я думаю, что сейчас покупать на пике паники не надо. Нужно подождать некоторое время. Но при Набиуллиной и Медведеве рубль будет только слабеть, потому что национальная валюта — это производная от вменяемости государственного управления.

«Предел санкций, как я понял, — это практически полный разрыв отношений»

Радик Хасанов — генеральный директор ФГУП ПО «Завод имени Серго»:

— Для нас как для производителей рост курса доллара — это неплохо, так как если разница курсов растет, то увеличивается и ввозная цена товара. И это даже лучше. А кризис мы проходили в 1998 году, прошли 2008-й и 2014-й. Самое главное сейчас то, что для нас открыты зарубежные поставщики — из Швеции, Германии, ряд комплектующих нам поставляет Италия, Словакия. Со всеми ними мы работаем в отлаженном спокойном режиме. Так что те годы мы прошли ровно и в этом году спокойно работаем, поэтому я не вижу трагедии.

Ильдар Аблаев — доктор экономических наук, профессор КФУ, ректор татарской Академии управления:

— США могут все что угодно, поэтому необходимо разработать стратегию выживания, так как самое худшее, что может последовать дальше, — введение эмбарго на экспорт наших нефти и газа. Объявив нас страной, которая спонсирует терроризм, у них будет возможность это сделать. Это самый нежелательный сценарий, который может случиться. Сейчас нужны стойкость и мудрость нашего руководства, чтобы все это пройти без потерь. Я бы пока не советовал сбережения переводить в валюту. Паника сейчас только помешает. Надо выдержать недельку, посмотреть, что будет. А вообще, необходимо иметь мультивалютную корзину, то есть хранить средства в евро, долларах, рублях.

Раис Гумеров — генеральный директор ОАО «Мелита»:

— Я считаю, что для дефолта нет оснований. Хотя санкции собираются вводить, кажется, с 22 августа, это первый этап, дата второго еще не определена, его вовсе может не быть, но болезненная реакция уже последовала. Видимо, это проявление напряженности, которая есть у людей, плюс сказывается стагнирующая ситуация в экономике. На этом фоне, по всей видимости, люди испугались. Я лично считаю, что коррекция по рублю немного произойдет, конечно. Но по большому счету оснований для дефолта нет, хотя, безусловно, ничего хорошего в этих санкциях тоже нет. Это дополнительный удар по российской экономике. Посоветовал бы я переводить сбережения в валюту? Нет, конечно. Никогда не надо этого делать в тот момент, когда рубль падает. Тот, кто это сделает, только потеряет.

Сергей Сергеев — профессор кафедры социальной и политической конфликтологии КНИТУ-КХТИ, доктор политических наук:

— Серьезным падением курса рубля я бы это не назвал. По крайней мере, не назвали бы, наверное, и все те, кто помнит конец 2014 года, тем более кто помнит черный август 1998 года. Дело не в этом, и такое падение рубля, конечно, российская экономика выдержит. Но вопрос поставлен более общим образом, и, конечно, он достаточно серьезный. Я думаю, что в краткосрочной перспективе Соединенные Штаты не доведут Россию до дефолта. Но дело в том, что вследствие этих мер, к которым могут присоединиться и союзники США, все более и более будет углубляться технологическое отставание РФ. И это, конечно, очень печально, это с каждым годом будет все труднее поправить... Все более и более тяжело поправить... Видимо, в современном мире ни одна страна не может развиваться, развивать свою экономику, развивать свою культурную сферу и другие сферы жизни независимо, если она не хочет превращаться в Северную Корею. Предел санкций, как я понял, — это практически полный разрыв отношений. Я не думаю, что дело дойдет до разрыва дипломатического, но будет такой же уровень отношений, как на пике холодной войны.

«Российская Федерация будет существовать от девальвации к девальвации»

Максим Калашников — футуролог:

— До дефолта не доведут, потому что, в отличие от 1998 года, не существует системы ГКО — государственных краткосрочных обязательств, а ведь там доходило же до абсурда. Государство должно было занять, условно говоря, на рубль, а отдать три. Такой системы сейчас нет. И у Российской Федерации очень мелкий государственный долг на самом деле по отношению к ВВП. Я даже вообще не знаю, зачем минфин занимает деньги-то, вот непонятно зачем. На самом деле минфин занимает деньги для того, чтобы накормить западных спекулянтов финансовых. Это мое глубокое убеждение. Потому дефолта в этих условиях не будет. Валютные резервы — их хватит, чтобы покрыть все это. Другое дело, что будет девальвация рубля. Я еще 20 лет назад сказал, что Российская Федерация будет существовать от девальвации к девальвации. Предел этим санкциям может поставить только одно — разворот социально-экономического курса в Российской Федерации в сторону новой индустриализации. Надо спастись, самим подняться. Это власть никак не может сделать. А наши оппоненты, видя, что власть продолжает переть курсом открытой экономики, вот этого бреда конца 80-х, монетаризма вот этого, бьют по самым слабым вещам этими санкциями. Я всегда храню свои сбережения в твердой валюте и ни разу не прогадал.

Андрей Колядин — политолог, политтехнолог, бывший сотрудник администрации президента РФ:

— Те два пакета санкций, которые собираются вводить, — это большой удар по российской экономике. Один касается теплоэнергетического рынка, неких секторальных отраслей и военной промышленности. Второй пакет санкций, который связан с «делом Скрипалей», практически сводит к нулю внешнюю торговлю, а еще обещает ослабить дипломатические отношения. Будет и серьезный удар по финансовому рынку, по Сбербанку, ВЭБу, ВТБ, Газпромбанку. Если санкции будут приняты в полной мере, то они ограничат работу этих финансовых учреждений по долларовым счетам. Они запрещают работать с внешним долгом РФ, запрещают любые сделки с недвижимостью либо с долями участия этих банков в каких-либо коммерческих организациях. Но я думаю, что экономика России адаптируется, хотя ущерб от санкций может быть ощутимый. Усложнится работа с долларом — с одной из самых распространенных валют, соответственно, будет расти цена таких сделок, цена доллара и обработки этих платежей. Что еще изменится? Санкции обрушат акции банков. Только за первые сутки на Лондонской бирже акции Сбербанка упали на 8 процентов, а в России — на 5,6 процента.

Тем не менее мне кажется, что РФ уже находится в том состоянии, когда она способна нейтрализовать те удары, которые на нее постоянно сыпятся. Страна не погибнет, и прогнозы относительно того, что российская экономика разорвана в клочья, — это просто громкие слова. С 2011 года я насчитал 54 волны санкций. Если бы их не было, российская экономика развивалась бы более стремительно, однако она сплотилась. Правительство оперативно перебрасывает ресурсы тем предприятиям, которые нуждаются в помощи, поэтому наша экономика растет, пусть и маленькими темпами. Еще мне кажется, что новые санкции не будут приняты в том виде, в котором они сейчас существуют. Почему? Основания для них очень сомнительные. Доказательства того, что российская разведка задушила Скрипаля с помощью «Новичка», меня не убедили. Санкции — это не только способ политического давления, но и инструмент ведения экономической и торговой войны. Прежде всего на топливном рынке, где США хотят стать законодателем мод. Вообще, у авторов санкций есть цель ослабить страну, которая хочет участвовать в разделе внешнеполитического пирога. Надеюсь, они понимают, что давление на суверенное государство рано или поздно может привести к предвоенной ситуации.

Нужно ли бежать в обменник и покупать доллары? Я думаю, что у людей в России не так много денег для того, чтобы покупать доллары, фунты, швейцарские франки или евро. Если у кого-то есть 1 миллион долларов, то я советую все-таки распределить их, купив разную валюту. А если у вас есть деньги, чтобы поесть, одеться и отложить на похороны, то дергаться не стоит. Это не тот случай, когда от санкций будут катастрофические последствия.

Сергей Марков — политолог:

— Предела для санкций, которые вводятся или будут вводиться против России, не существует. Речь идет о давлении с целью смены политического режима в нашей стране, поэтому все это дело могут доводить до конца... Состоятельным людям я бы посоветовал переводить сбережения в валюту. Но таких граждан в России — 5 процентов. Остальным 95 процентам можно на этот счет не беспокоиться. Тем, кто действительно переживает за курс доллара, какой он — 65 или 75, нужно бежать в обменник. Или тем, кто собрался покупать квартиру. Да, до 75 может вырасти, но 100 рублей и выше доллар стоить не будет. Дело в том, что валюта обеспечивает экономический рост. Поскольку экономический блок правительства РФ откровенно слабый и не в состоянии обеспечивать экономический рост и жесткого ответа на американские санкции нет, то они будут только усиливаться. Нас бьют, потому что мы не отвечаем. Поэтому экономический блок правительства РФ и Центробанк доведут нас до того, что случится провал.

Фото: © Алексей Мальгавко, РИА «Новости»

Источник: www.business-gazeta.ru





войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.