Зачем печатать новые рубли



Советник президента РФ Сергей Глазьев рассказал о рецептах экономического роста.

21 октября в Москве состоялось заседание «Столыпинского клуба». Это экспертная площадка для российских предпринимателей и ведущих ученых-экономистов, по убеждениям — рыночников-реалистов. Идея рыночного реализма заключается в том, что ориентиром монетарной политики должно стать не снижение инфляции, а увеличение денежного предложения путем целевой эмиссии для дешевого кредитования промышленного производства. По мнению Сергея Глазьева, именно такой подход является единственным способом восстановить утраченные позиции нашей страны как одного из ведущих в мире производителей высокотехнологичной продукции, а не только поставщика углеводородов.

Снизить зависимость от сырья

На заседании клуба был представлен доклад «Экономика роста», подготовленный при участии уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова, Сергея Глазьева и других видных экономистов.

В докладе упор делается на то, что сырьевая зависимость России уже переходит все границы приличного: более 50% ВВП — это нефть и газ, а также другое сырье: металлы, лес, алмазы и т.д. И хотя недооценивать наш природный потенциал не стоит, тенденция не может не пугать. Ведь во всех развитых странах сейчас происходят серьезные структурные изменения как в технологиях, так и в экономической политике. Например, отметил Глазьев, за последние семь лет денежная масса резервных мировых валют выросла в три раза. При этом стоимость доллара и евро увеличивается по отношению к многим другим валютам, а весь мир покупает машиностроительную и электронную продукцию, произведенную или лицензированную главным образом в Европе и США. «Все передовые страны проводят политику количественного смягчения, — поясняет Глазьев. — Они дают бизнесу возможности творить, осваивать новые технологии, строить проекты нового технологического уклада и снимают значительную часть рисков, предоставляя бизнесу столько кредитных ресурсов, сколько он в состоянии освоить».

Это не значит, что России уже нечего противопоставить глобальным экономическим гигантам: у нас все еще сильные ВПК, космическая промышленность, ядерная отрасль. Однако, увы, мы проигрываем в экспансии на мировые рынки и впадаем все в большую зависимость от импорта зарубежных продуктов массового потребления. В свое время по схожей технологии был развален СССР, и нельзя допустить, чтобы фокус удался во второй раз.

Снять преграды для бизнеса

Возникает вопрос: кто же должен создавать те самые высокотехнологичные продукты с великолепными потребительскими свойствами? Вряд ли госкорпорации со звучными названиями «Роснано», «Ростех» и им подобные. Лучше всего у госкомпаний получается привлекать государственные средства на реализацию амбициозных, но экономически не проработанных мегапроектов.

В то же время средний бизнес в структуре экономики обеспечивает всего 25% ВВП. Примерно такой же процент населения нашей страны работает во всем малом и среднем бизнесе. А должно быть наоборот, как это и происходит в развитых странах, отмечают авторы доклада.

Одной из главных проблем ведения бизнеса в России является тот общеизвестный факт, что наше законодательство недостаточно защищает предпринимателей от необоснованного уголовного преследования, криминальных проявлений или рейдерства, в том числе со стороны чиновников. Кроме того, надо осуществлять модернизацию экономики за счет повышения производительности труда, привлечения высокотехнологичных инвестиций, импорта оборудования и новейших технологий. Также необходимо импортозамещение по широкому диапазону отраслей. В то же время нужно экспортировать продукты глубокой переработки минерального и сельскохозяйственного сырья.

Дать денег на развитие

Добиться целей, которые обозначают члены «Столыпинского клуба», еще можно, но с каждым днем становится все сложнее. Причина, как отметил Сергей Глазьев, в непродуманной политике денежных властей.

Главное предложение программы — отход от принципов поддержания видимости макроэкономической стабилизации и политики сдерживания и переход к прямому стимулированию экономического роста. Для этого предлагается проводить политику доступного кредита на уровне рентабельности российских предприятий — 4–5% («Русская планета» уже высказывала схожие предложения: повышать соотношение денежной массы к ВВП до показателя 0,8–0,9 (сейчас 0,45), стремиться к стабильному, но низкому в течение первых пяти лет курсу рубля).

Зачем печатать новые рубли Как подчеркнул Борис Титов, в случае укрепления цен на нефть на мировых рынках рубль должен укрепляться не пропорционально, а на 10% медленнее, что даст нашим экспортно ориентированным отраслям экономики дополнительные стимулы для развития. Но при этом стимулироваться будет экспорт продукции высоких переделов, а не сырья, как сегодня. В частности, предлагается ввести высокие экспортные пошлины на сырье и продукты первого передела или вообще отказаться от возврата НДС по ним.

По словам Глазьева, представленная программа очень важна, поскольку она исходит от здоровой части деловых кругов. В рамках государственно-частного партнерства предлагается ввести гибкую систему целевого кредита с низкими процентными ставками и соответствующим горизонтом планирования по инвестпроектам при условии контроля за целевым использованием денег. Главный и единственный аргумент против — «все разворуют». Но будет желание сверху, появятся реальные уголовные дела, вернется в правоприменительную практику высшая мера — и воровство уменьшится в разы.

«В стране достаточно много перспективных проектов», — напоминает Глазьев. Однако, по его мнению, нет инструментов поддержки этих проектов, подобных тем, которые действуют и на Востоке, и на Западе. Следствием является проваливание нашей экономики по конкурентоспособности.

Как отметил Титов, главное сейчас — перейти от монетарного принципа, от фетиша формальной макроэкономической стабилизации к политике количественного смягчения по-русски. Это подразумевает приоритет промышленных перерабатывающих компаний над сырьевыми и переход от ручного управления к стратегическому. Деньги должны идти в производство, а не просто раздаваться людям. Ни одного рубля из предлагаемой эмиссии не попадет на валютные и фондовые биржи.

Заживем по-новому?

Итогом реализации мер, предусмотренных докладом, должно стать проведение новой индустриализации страны и рост экономики темпами, сопоставимыми с китайскими: 5–10% в год против среднемировых 3,5%. Для сравнения: сейчас Минэкономразвития прогнозирует меньше 1% прибавки ВВП России в 2016 году, притом что и этот прогноз может оказаться чересчур оптимистичным.

По словам Глазьева, программа правительства на ближайшие два года предусматривает дальнейшее сжатие денежной базы. При сохранении таких тенденций в ближайшее время мы можем получить не снижение инфляции, а расстройство денежного обращения и возврат к кошмару неплатежей 1990-х, который будет сопровождаться высокой инфляцией. «Попытки снизить инфляцию за счет сжатия денежной базы примерно на треть в реальном выражении повлекут за собой недостижение этой цели в принципе», — отметил советник президента.

«Наша программа реальна и основана на актуальном международном опыте. Главное — целевое управление деньгами, что позволит восстановить управление финансами страны, — подчеркнул Глазьев. — Сейчас в этой сфере хаос, финансовые власти не могут достичь ими же обозначенных целей. В России нет инструментов поддержки бизнеса, которые действуют на Западе и на Востоке. Их появление позволит бизнесу перейти к творчеству и созиданию, обеспечит реальное государственно-частное партнерство на благо страны и ее жителей».

Очевидно, что для достижения поставленных «столыпинцами» целей потребуется комплексное изменение системы управления экономикой России — с соответствующими кадровыми последствиями, которых, разумеется, безумно боится правительство. При этом времени на раскачку уже не осталось.

Доклад «Экономика роста» будет предложен кабинету в качестве экономической основы долгосрочной стратегии развития до 2030 года. Однако, по всей видимости, он встретит яростное противодействие финансово-экономического блока, поскольку согласие с документом равносильно признанию ошибочности текущего экономического курса. Представлять такой документ министру финансов Антону Силуанову или председателю ЦБ Эльвире Набиуллиной — все равно что просить их подписать заявление «по собственному желанию». Хотя время на доказательство собственной эффективности они давно исчерпали.

Леонид Хомерики 

Источник: politikus.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.