Зачем домашний скот поставят на учёт



Почему российские власти хотят ограничить поголовье в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ), в интервью "Росбалту" попытался объяснить заведующий отделом экономических и организационных проблем развития отраслей сельского хозяйства Северо-Западного НИИ экономики и организации сельского хозяйства Федерального агентства научных организаций (СЗНИЭСХ ФАНО) Владимир Суровцев.

— Скажите, чем все-таки вызвано решение правительства ограничить количество скота и птицы в ЛПХ?

— Внутренняя логика у такого решения есть. Напомню, у нас в сельском хозяйстве существует три основных формы хозяйствования: личные подсобные, крестьянские фермерские и крупные предприятия – сельскохозяйственные организации и агрохолдинги.

Так вот в настоящее время нередки случаи, когда у собственника поголовье превышает объемы многих фермерских хозяйств, и работают на него больше десятка человек. А числится это до сих пор как ЛПХ. И, разумеется, не платит никаких налогов на реализованную продукцию. Рано или поздно к этому вопросу должны были обратиться.

— Но почему именно сейчас? Ведь столько лет на эту проблему не обращали внимания. Связано ли это с приходом нового министра сельского хозяйства Ткачева?

— Вероятно, и субъективный фактор сыграл свою роль – министр имеет профильное образование, долгое время работал в сельском хозяйстве, возглавлял один из самых аграрных регионов России. Но главное — вопрос, видимо, "назрел".

— И все-таки какие основные цели преследует намерение четко разделить ЛПХ и фермерские хозяйства?

— У этой инициативы, на мой взгляд, несколько целей. Первая — получить более достоверную информацию об объемах сельхозпродукции. Фермеры и сельскохозяйственные организации отчитываются об объемах произведенной и реализованной продукции достаточно точно, так как это связано с налоговой отчетностью. О ЛПХ такого сказать нельзя. Но если мы говорим об импортозамещении, необходимо понимать, сколько и какой сельскохозяйственной продукции мы сейчас реально производим. Например, по молочной продукции, производимой в ЛПХ, очень неточные данные. Статистика приводит одни цифры, эксперты спорят, доказывая, что показатели производимого молока в России сильно завышены. Некоторые из них утверждают, что у нас производят не более 20-22 млн тонн молока, а официальная статистика говорит более чем о 30 млн тонн. Можете себе представить цену такой ошибки.

— Кстати, какова она?

— Если все-таки в России производят не 30, а 22 млн тонн молока, то эти 8 млн тонн необходимо восполнять. А дальше начинается простая математика. Для производства 8 млн тонн молока необходим как минимум миллион высокопродуктивных коров. А для строительства необходимых животноводческих помещений для продуктивных животных и ремонтного молодняка, для его покупки, по самым скромным подсчетам, потребуется от 500 млрд до 1 трлн рублей инвестиций.

Вторая цель разграничения ЛПХ и фермерств связана с безопасностью потребителя. Если вы покупаете молоко у крестьянина, живущего по соседству, то вы достаточно хорошо представляете, что это за корова, насколько она здорова. Другое дело, когда продукции становится больше и ее начинают везти на "дальний" рынок. Тогда, на мой взгляд, все-таки должна быть введена фермерская форма хозяйствования, а сама продукция должна проходить совсем другой уровень различных экспертиз.

Ну и, наконец, налоги. Я уже упоминал о том, что объем продукции некоторых личных хозяйств превышает фермерские, в них активно используется наемный труд, а они до сих пор числятся как подсобные. Это может рассматриваться только как уход от налогообложения.

— В 2009 году с подобной инициативой выступали депутаты Ставропольского края. Основной мотивацией тогда было то, что некоторые ЛПХ перенасыщены поголовьем скота, чем доставляют неудобство своим соседям. Насколько серьезно можно относиться к такому аргументу?

— Вы знаете, эта аргументация далеко не так абсурдна, как многие ее воспринимают. Во всем мире ограничено количество животных на единицу площади. Если этот показатель превышен, возникает множество проблем.

Одно дело, если у тебя на 20-30 сотках содержатся одна или две коровы. В этом случае жалобы соседей на то, что с соседнего участка плохо пахнет, попросту необоснованны. В деревне, где производится сельскохозяйственная продукция, т.е. наша с вами еда, навозом пахло всегда. Читайте "Дикого помещика" Салтыкова-Щедрина. Не хотите этого запаха – оставайтесь в городе или уезжайте на необитаемый остров.

Другое дело, если площадь осталась та же, а поголовье выросло до 30 голов. Здесь ситуация, согласитесь, резко меняется. Экологическую и биологическую безопасность все-таки никто не отменял.

— Скажите, а у вас нет опасений, что большинство ЛПХ, перейдя в форму фермерского хозяйства, попросту не переживут таких перемен? Ни для кого не секрет, что у нас и система налогообложения, и кредитная политика в сельском хозяйстве далеки от совершенства.

— Без сомнения, необходимы разграничения и внутри фермерских хозяйств. Во всем мире существует деление, предусматривающее льготы для микро-фермерских хозяйств. Если они действительно небольшие, и труд наемных работников не превышает труд владельцев ферм (за исключением сезонных работ), то такие фермеры должны быть максимально избавлены от какой-либо отчетности и налогов. Ведь даже не так страшна сумма налогов, как отчетность, требующая уймы времени и сил. Траты на контроль за такими малыми предприятиями будут больше, чем государство сможет получить от налогов мелких фермеров.

Другое дело — крупные фермерские хозяйства. Некоторые из них больше средних по размеру сельхозорганизаций. Отдельные примеры есть и в Ленинградской области, но на юге страны есть фермеры, которым принадлежат десятки тысячи гектаров земли. Поэтому я и считаю, что было бы целесообразно как можно быстрее сделать разграничения в отчетности и налогообложении между небольшими крестьянскими фермерскими хозяйствами, основанными на труде членов семьи, и крупнотоварными фермерскими хозяйствами, где превалирует наемный труд. Очевидно, что с микроферм, которые организуют форму самозанятости на селе и поставляют продукцию на местный рынок в небольшие города и поселки, никакой серьезной отчетности и крупных налогов требовать ни в коем случае нельзя.

— А не правильней ли будет сначала на законодательном уровне предусмотреть такие разграничения между фермерскими хозяйствами, а потом уже приниматься за ограничение поголовья скота в ЛПХ? Ведь в противном случае большинство хозяйств наверняка попросту разорятся, не дождавшись каких-то перемен к лучшему.

— Здесь вы абсолютно правы. Решения должны приниматься системно, иначе неизбежны традиционные для России "перегибы на местах".

— Где должна проходить разумная граница между личным подсобным и фермерским хозяйством?

— Если отталкиваться от самого названия "личное подсобное хозяйство", то по определению большая часть производимой продукции в нем должна потребляться внутри семьи. Но вряд ли это можно сделать основным критерием, потому что вести контроль по такому параметру почти невозможно. Так что целесообразнее ограничивать по поголовью. Думаю, если введут норму в три коровы на одно ЛПХ, большинство реальных личных хозяйств в нее действительно впишутся. Даже две коровы держать тяжело, если ты обслуживаешь их сам и самостоятельно заготавливаешь корма.

— Что делать, если у человека четыре коровы, а по закону можно будет только три?

— Тогда и должна быть применена упрощенная схема фермерства, о которой я говорил выше. От фермеров, которые производят продукцию на основе труда своей семьи, не должны требовать больше, чем заполнить одну-две странички отчетности в год. В противном случае мы порушим даже то, что осталось в системе самозанятости сельского населения. Кто бывает в российских деревнях, не может не заметить, как за последние годы сократилось количество коров у местных жителей.

— А не проще ли будет повысить планку поголовья скота для ЛПХ, объединив их с малыми фермерскими хозяйствами, а налоги и отчетность требовать уже только с крупнотоварных фермерских производителей, сельскохозяйственных организаций и агрохолдингов?

— Любое "прописанное" ограничение предоставляет свободу деятельности в рамках этого ограничения. Ограничив поголовье коров для ЛПХ, мы можем не только освободить его от многих форм контроля, но и гарантируем право держать коров и других животных в пределах ограничений, вне зависимости от "мнения" соседей, у которых "аллергия" на запах навоза. Вряд ли деревенский житель, у которого две козы и корова, сохранит животных, если заставить его перейти в разряд фермеров.

— На ваш взгляд, такая инициатива не приведет к тому, что владельцы ЛПХ попросту сократят поголовье до необходимой нормы или и вовсе забросят свои хозяйства?

— Мне кажется, что тут должна быть просто проведена разъяснительная работа. Сейчас многие вспоминают примеры хрущевской инициативы в 50-е годы, когда были введены строгие ограничения на частную живность, строились всяческие препоны для заготовки кормов, и люди стали ее забивать. На мой взгляд, это не совсем корректный пример. Просто у нас, как это часто бывает, не доводят до народа цель принятого решения. Для сохранения поголовья в ЛПХ, производящих большой объем товарной продукции, необходимо создать условия упрощенной регистрации в крестьянские фермерские хозяйства с упрощенной системой отчетности и налогообложения. Для сохранения поголовья животных в ЛПХ, действительно являющихся "личными" и "подсобными", необходимо гарантировать право продолжать крестьянствовать.

Беседовала Татьяна Хрулёва

Источник: www.rosbalt.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.