В. Авагян: взлететь и не разбиться!



Есть такой тренажёр для космонавтов, кое-где ставший и детской игрушкой: человека помещают в широкую трубу и дают очень мощный поток воздуха снизу. И человек взлетает, словно в невесомости[1]. Но это именно труба: со стенками. Если стенки убрать – восходящий поток воздуха будет «размазан», человек уже не взлетит, а взлетевший – шлёпнется... Эта модель очень хорошо, наглядно объясняет экономические процессы НАЦИОНАЛЬНОГО ДОСТАТКА И ИЗОБИЛИЯ. Восходящий поток экономического развития не может находиться в «открытом обществе», как не бывает аэротрубы без стенок.

Не понимая этого, всякая нация обречена вечно шататься между высокооплачиваемой невостребованностью и востребованностью низкооплачиваемой. Невозможно сделать рабочему люду европейские зарплаты, пенсии, пособия, социальные льготы – и при этом свободно конкурировать с неприхотливыми азиатами.

Когда экономисты не понимают связи достатка и замкнутости (притом, что не всякая замкнутость, конечно, достаток, как не всякая труба – аэродинамическая) – они начинаются «растекаться мыслью по древу» непостижимого вопроса: какая национальная валюта выгодна гражданам и экономике, сильная или слабая?

Вот пишет известнейший экономический аналитик Ю.Скиданов: «В 2013 году при 30 рублях за доллар на зарплату в 15 тысяч рублей можно было купить 20 условных итальянских рубашек. При той же зарплате через год при семидесятипятирублёвом долларе — только 8 рубашек, при нынешних 60 — уже 10. При желании можно рассчитать и другие, вполне натуральные свидетельства о влиянии валютного курса на уровень жизни. С другой стороны, слабый рубль усилил экспорт, который принёс дополнительно бюджету несколько сот миллиардов рублей. А это деньги на пенсии, компенсации за дорогостоящие лекарства, выплаты многодетным матерям и малоимущим»[2].

Скиданов приводит опыт Китая, «с мощным наступлением которого с помощью слабого юаня на мировые рынки никак не можгут совладать США».

Безусловно, в России ослабление рубля стимулирует экспорт и рост валютных доходов, которые, будучи конвертированными в рубли, позволяют правительству без проблем закрывать бюджетные дыры и якобы «наращивать» инвестиционно-социальные расходы.

И получается вот что: за годы, когда средневзвешенный курс рубля упал вдвое, экспортные отрасли — от оборонки до отдельных агропромышленных отраслей и даже информационные технологии — нарастили свою долю на мировом рынке, увеличив объёмы продаж в два-три раза.

Классическая формула «недоедим, да вывезем» царских времён...

Ведь подорожавший за это же время доллар ограничил возможности закупать в мире технологии и оборудование, существенно понизил жизненный уровень населения.

Первый заместитель председателя Комиссии по инвестиционному климату ГД РФ Николай Астарков уверяет Скиданова, что страна «сегодня не заинтересована в сильном укреплении рубля... Предприятия осуществляют затраты в рублях, соответственно, его укрепления ограничивает инвестиционные возможности»[3].

Такого рода «экономические стимулы» лоббируют народную бедность. Они помогают «инвесторам» платить «в реале» меньше за труд, товары, услуги, и в качестве компенсаций всех видов. Ну, в самом деле, ведь уже сказано: то нужно было отдать 20 итальянских рубашек, а то вдруг можно вместо 20 отдать 10. Тому, кто отдаёт – хорошо. А тому, кто получатель?

Врачи рассказывали мне о надпочечниках: оказывается, в них сокрыты резервы организма на случай чрезвычайного стресса. И в случае чрезвычайного стресса (например, человек провалился зимой под лёд) – организм выбрасывает эти сверхрезервы, делает человека на какое-то время сильнее, энергичнее, быстрее...
Когда секта П.К. Иванова ввела в обряд обливания ледяной водой – она именно на этот эффект опиралась: сильный стресс – выброс дополнительной энергии...
Но этот повышенный тонус лежит в надпочечниках НА КРАЙНИЙ СЛУЧАЙ. Его нельзя транжирить просто так, из озорства! Вызывать сверхэнергию в обычном быту – значит – впустую растратить резерв, который в ситуации катастрофы может стать последним резервом...

Эта ситуация тоже иллюстрирует эффект девальвации рубля или юаня. Да, можно снижая оплату труда (в первую очередь, конечно, труда, труд – самый эластичный товар на рынке) добиться кратковременного резкого взлёта тонуса.
Но в целом такие операции – истощают экономический организм. Ими нельзя злоупотреблять, и уж тем более превращать их в текущую, постоянную политику.

Нельзя развивать экономику страны, пожирая граждан этой страны, лишая их достатка, перспектив, будущего, всех радостей жизни. А ведь девальвация национальной валюты – это именно снижение РЕАЛЬНЫХ доходов трудящихся. Когда они работают по-прежнему, и зарплата, вроде бы, прежняя – а реально стало вдруг 10 рубашек вместо 20...

В XIX веке курс фунта стерлингов был умышленно завышен британской финансовой олигархией. Еда, жильё, одежда в Англии стоили в 3-4 раза дороже, чем на континенте, но и заработок англичанина по обменному курсу был в 3-4 раза выше. Казалось бы, смысл? Англичане объясняли его так:
-Понимаете, если англичанин приедет на континент, то он почувствует себя богачом. А если европеец в Англию – поменяв свои деньги на наши он почувствует себя нищим...
Лично мне понятен этот взгляд. Экономике более полезно, чтобы человек больше зарабатывал, больше оплачивая, чем когда жизнь в расходах дешёвая, но и зарабатывает тоже мало.

Заманивать инвесторов нищими соотечественниками, для которых «их подачка – целое состояние» мне кажется низким и недостойным делом.

Вот даже и господин Астарков признаёт: «Но в целом, подчеркнул эксперт, любые резкие движения валюты вверх или вниз крайне негативно отражаются на экономической активности. Постоянство и стабильность гораздо важнее тех или иных конкретных валютных показателей, так как позволяют планировать свою деятельность надолго, рассчитывая инвестиции, кредиты и доходную базу».

Ключевое слово здесь – «в целом». Всякое изменение стоимости дензнака – конечно же, шулерство и мошенничество. Это нарушение данного человеку слова. Всё равно, что вы бы дали японцу за работу мешок риса, а ночью залезли к нему в кладовку и пол-мешка отсыпали себе обратно...

Но в том и заключается главная подлость рыночной экономики, что мыслить в национальном масштабе, «в целом» она не может. Я вообще поражаюсь, кто это додумался придумать словосочетание «буржуазный национализм» - это нелепее, чем «горячий снег»...

Когда рубль вполовину обесценился (и все, кто должен был мешок муки – стали вдруг должны пол-мешка) – сильно взбодрились барыги, занятые продовольственным экспортом, химией, сельхозмашиностроением. Получив возможность дома платить в 2 раза меньше, а на мировом рынке продавать товары за прежнюю стоимость, они сильно увеличили обороты.
Что вас удивляет? Если вы затоваривались на оптовом складе, а продавали товар в розницу, и вдруг на оптовом складе отпускную цену в два раза снизили, а розничные цены не изменились – понравилось бы это вам? Безусловно, это были бы сверхприбыль и сверхвыгода!

Но такого рода успехи на внешнем рынке торговцев зерном или аммиаком – порождены общим стрессом экономического организма, чрезвычайным тонусом катастрофы.

И поэтому двадцатипроцентное падение доллара за последние четыре месяца серьёзно осложнило жизнь продовольственным экспортёрам, химии, сельхозмашиностроению, поставив под угрозу не только инвестиционные планы, но и величину занятых участков мирового рынка. Они уже не могут предлагать ЗАРУБЕЖНЫМ потребителям те дисконты, которые могли прежде себе позволить.

Но неужели не очевидно, что дисконты ЗАРУБЕЖНЫМ покупателям оплачивались из кармана ОТЕЧЕСТВЕННОГО гражданина? То есть чтобы ИМ было легче купить – мы должны были хуже жить.

Именно так строится весь экспорт в колониальных экономиках «третьего мира»: тот, кто больнее всего ущемит своих сограждан – эффектнее всех выступит на мировом рынке и сделает там наилучшее предложение...

Если говорить о конкретных цифрах, то Дмитрий Юрков, член комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам, привёл такие данные: из-за роста курса доллара и падения рубля от 243 тысяч малых и средних предприятий (МСП) в 2015 году к началу нынешнего года осталось лишь 173 тысячи.
Мелкие предприниматели, у которых сжало платежеспособный спрос беднеющего населения – а себестоимость расходных материалов, наоборот, возросла - банкротятся, пополняя биржу труда и сокращая налогооблагаемую базу.
Как говорит Дмитрий Юрков – «парадокс: с одной стороны, наращиваем Фонд развития МСП, закачивая в него миллиарды рублей, а с другой — этот самый частный бизнес душим непомерно высоким долларовым курсом». Курс тут ни при чём, добавим от себя, причина – в связанном с курсом обнищании масс, которые РЕАЛЬНО стали зарабатывать до 40% меньше, чем прежде.

+++

Экономические теории в верхах – довольно мракобесные. Признавая на словах, что надо развивать отечественную промышленность, продолжать укреплять независимость от импорта - Алексей Лященко, член комитета Госдумы РФ по финансовым рынкам, говорит:

- Не стоит направлять на такие цели дополнительные доходы от повышения нефтяных цен на мировом рынке. Минфин, вкладывая эти ресурсы в резервные федеральные фонды, проводит разумную и взвешенную политику. Ведь пока экономика не в состоянии освоить дополнительные финансовые вливания, которые переходят в категорию неэффективных бюджетных затрат...

Мол, и так невостребованные триллионы рублей крутятся на банковских депозитах, наращивая инфляционное давление на рынок.

Уже цитированный нами Дмитрий Юрков вторит: дополнительные доходы не решат ни проблем экономики, ни сбалансируют бюджет. 2,8 триллиона рублей бюджетного дефицита не закроют примерно 15 миллиардов долларов, которые возможно получить вследствие роста нефтяных цен.

Единственный вариант относительно безболезненно привести в соответствие федеральные доходы и расходы — управляемая девальвация рубля. В этом случае исчезнет необходимость наращивать фискальное давление на граждан и бизнес, вводя новые налоги и платежи.

От себя добавим: а чего их "вводить" номинально, когда они и так будут взиматься в безналичной форме безгранично?
Если пенсионер после ваших "плановых девальваций" вместо 20 рубашек сможет купить 10, это означает, что его пенсию в два раза сократили. Ну, а чем меньше пенсии – тем меньше Правительству «напрягов»...

Необходимо возродить валютный коридор с прогнозируемым и управляемым курсом, считает Николай Астарков.

Ни Центробанк, ни Минфин ни в коем случае не должны отказываться от контроля за курсом рубля. Современные быстродействующие электронные системы и технологии с высокой степенью достоверности позволяют планировать его в зависимости от мировой конъюнктуры, учитывая, насколько в данный момент времени это выгодно экспортёрам или импортёрам.

Тогда, мол, и будет ясно, какой — дешевый или дорогой — рубль нужен и экономике в целом и гражданам в частности.

+++
Это неправильный подход, неправильный в корне и в целом, стратегически тупиковый. Он завязывает страну не на внутренних интересах её граждан, а на интересах покупателей экспорта и отправителей импорта. То есть на интересах чужих для страны (и часто враждебных) ей иностранцев...

При любом повышении уровня жизни в стране они говорят своё «фи» и снижают инвестиции.

А при снижении уровня жизни в стране – награждают экспортёров за... разорение сограждан!
Получается, что экономический успех неразрывно и навечно в такой модели связан с «непопулярными решениями» и «непопулярными реформами», о чём теперь уже в открытую не стесняются говорить на всяких гайдаровских форумах.

Если принять популярное решение – это ввергнет экономику в кому. А чтобы вывести её из комы – требуются непопулярные акты и шаги, калечащие жизнь народу, ввергающие его в пучину бедности и бесправия.

Это связано с тем, что уровень выработки и сбыта признан первичным, и уровень жизни откладывается от него. Нужен же обратный подход, хорошо знакомый миру по «европейскому социализму» 70-х годов: вначале высокий уровень жизни, высокие социальные стандарты - а под них уже подгонять уровень выработки и сбыта. Нетрудно догадаться, что люди, которые много зарабатывают – будут много и покупать. Внутренний спрос будет наращивать внутреннее производство.

Если же ориентироваться на внешний спрос – то ему чем хуже людям, тем лучше.

Если, к примеру, вы шьёте тапочки, то чем меньше вам покупатель тапочек заплатит – тем ему лучше. Не вам. Ему. Понимаете?
Конечно, рубль не должен быть ни дешёвым, ни дорогим, он должен быть стабильным. Но этого мало. Надо изменить порочный принцип «живём по средствам» на прямо противоположный: «средства изыскиваем по заранее узаконенным высоким потребностям общества».

Если же «жить по средствам» и по одёжке протягивать ножки – то никогда не выйдешь из застоя и не сделаешь шага вперёд.
Нужно заранее оплатить ещё не произведённый товар – только тогда будет рост.

+++

Конечно, такого рода шведский социализм не может быть в «открытом обществе» - где высокие зарплаты местных предприятий сделают неконкурентоспособной их продукцию относительно ввозимого дешёвого импорта.

Встанет вопрос: или заводы закрывать, или зарплаты на них резать, пенсионный возраст наращивать, пособия снижать и т.п.

До какого уровня? До уровня беднейших стран мира: ведь где дешевле труд, там и конкурентоспособнее продукция этого труда.

А нам это нужно – равняться в обеспечении своих граждан на беднейшие страны мира?!
Отсюда и предлагаемый образ аэротрубы: напор снизу, изоляция с боков, и человек взлетает, как птица, всё выше и выше... Пока не разрушат эту целостную систему поддува и изоляции...

[1] Аэротруба — это прозрачная труба значительного диаметра, установленная вертикально. В ней создается воздушный поток с очень большой скоростью, поэтому каждый человек, который в ней оказывается, может парить в воздухе, испытывая ощущения как от прыжка с самолета, при этом совершенно никакого риска для жизни нет.

[2] Цит. по https://www.pnp.ru/politics/2017/02/20/slabyy-silnyy-rubl.html

[3] Цит. по https://www.pnp.ru/politics/2017/02/20/slabyy-silnyy-rubl.html

Источник: economicsandwe.com



войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.