В России вводят закон об органических продуктах



В России вскоре может появиться закон, регулирующий деятельность отечественных производителей органических продуктов. Документ в конце июля уже одобрили в третьем чтении депутаты Государственной думы. Ожидается, что закон, если он будет принят, вступит в силу к 2020 году и позволит, помимо прочего, сократить на прилавках количество «экологически чистых» продуктов, которые на самом деле таковыми не являются, а еще — помочь предприятиям, которые действительно хотели бы развивать органическое сельское хозяйство.

Почему сегодня большая часть произведенной в стране органической продукции идет на экспорт, могут ли в России появится органические продукты по доступным ценам и почему «органика» нередко — единственный шанс на выживание для маленьких хозяйств, разбирался портал iz.ru.

Определились с понятиями

Главное новшество законопроекта — он наконец дает официальное определение самому понятию органической продукции и процесса ее производства.

Согласно документу, органическими считаются «экологически чистые сельскохозяйственная продукция, сырье и продовольствие, производство которых соответствует требованиям, установленным настоящим Федеральным законом». А ее производителями — «юридические и физические лица, которые осуществляют производство, хранение, маркировку, транспортировку и реализацию органической продукции и включены в единый государственный реестр производителей органической продукции».

Речь пока идет только о продуктах питания — ни косметика, ни парфюмерия, ни лекарства или семена растений под его действие не подпадают.

Также в документе установлены основные требования к производству и транспортировке такой продукции. Всего их 11, некоторые, такие как запрет на использование антибиотиков и химикатов, — довольно ожидаемые. Но есть и менее очевидные — например, запрет на использование пробиотиков и микроорганизмов, обычно использующихся аграриями для переработки пищевых продуктов.

Кроме того, органическую продукцию нужно будет перевозить отдельно от неорганической, а в ее упаковке нельзя будет использовать материалы, которые могут привести к загрязнению самой продукции или окружающей среды.

Желающие продавать свои товары как произведенные по таким технологиям сначала должны будут пройти государственную сертификацию, и только после того как соответствие национальным стандартам будет подтверждено, они смогут нанести на упаковку своей продукции маркировку со словом «органический», а также сокращениями и производными от него. За нанесение маркировки без сертификации нарушителям, по словам авторов инициативы, придется заплатить от 10 тыс. до 100 тыс. рублей штрафа.

Чтобы отследить недобросовестных производителей, планируется создать специальный реестр — отвечать за него будет Минсельхоз, а сами данные будут находиться в общественном доступе.

Перспективное направление

Если законопроект будет принят, он станет первым российским документом, регулирующим эту сферу. Сейчас похожие законы действуют в десятках стран мира — в том числе во входящих в Евразийский экономический союз Армении и Казахстане. В России вплоть до конца 2017 года серьезных попыток ввести законодательной регулирование этой сферы не предпринималось.

В декабре 2017-го проект федерального закона «О производстве органической продукции» был представлен правительственной комиссии по законопроектной деятельности, в январе 2018 года его рассматривали в правительстве. Дмитрий Медведев тогда назвал органическое сельское хозяйство перспективным направлением, которое к тому же поможет эффективнее использовать многочисленные заброшенные земли сельхозназначения.

«Они (земли. — iz.ru) имеют не только проблемы, потому что их нужно вводить в оборот. Но они не тронуты химией, что само по себе является естественным преимуществом. Задача их эффективно использовать, поощрять фермеров, которые готовы их возделывать», — отметил премьер на заседании правительственной комиссии.

Кот в мешке

Кроме того, ожидается, что новый закон, в случае вступления в силу, поможет и потребителям. Пока характеристики вроде «органический» или «эко» в основном используются в качестве маркетингового инструмента на фоне растущей моды на здоровый образ жизни.

Некоторые из производителей стараются соответствовать заявленным стандартам, но происходит это далеко не всегда: сейчас проконтролировать это фактически невозможно.

Довольно свободное использование производителями соответствующих характеристик приводит к возникновению вопросов у потребителей, рассказал порталу iz.ru председатель правления Российской ассоциации экспертов рынка ритейла Андрей Карпов.

«Учитывая, что у нас нет надлежащего контроля за изготовителем продукции, которая называется органической или фермерской, вопрос качества стоит довольно остро. Люди, которые могут позволить себе покупать более дорогие продукты, не хотят покупать кота в мешке, они хотят получить какую-то гарантию того, что товар прошел определенный контроль», — убежден эксперт.

Аналогичные проблемы наблюдаются и в случае с другими категориями товаров, однако в «органическом» сегменте всё усугубляется заметно более высокими ценами. Сейчас, по словам Андрея Карпова, такие товары в России стоят иногда на 50% дороже «неорганических» аналогов. Это привело в том числе к тому, что спрос органические товары на российском рынке упал после кризиса 2014 года и, по данным эксперта, к прежним показателям так и не вернулся.

Экспортный товар

При этом сам рынок органической продукции в России сейчас в разы меньше международных показателей. Мировой оборот таких товаров составляет около $100 млрд, российский — около $120 млн, отмечает издание ПРОВЭД.

Всего в нашей стране производством продукции такого рода официально занимаются менее 1% от всех сельскохозяйственных предприятий, рассказал порталу iz.ru руководитель Союза органического земледелия (СОЗ) Сергей Коршунов. Все они проходили сертификацию по европейским стандартам и работают в основном на экспорт — за рубеж уходит до 95% произведенной в России органической продукции. А вот для внутреннего пользования при этом органическую продукцию, наоборот, приходится импортировать.

Для ориентированных на экспорт хозяйств принятие нового закона почти ничего не изменит — как минимум в краткосрочной перспективе. Но он важен для тех, кто хотел бы работать на внутреннем рынке.

«Если раньше практически 100% предприятий были сертифицированы по европейским стандартам, то теперь те, кто хочет работать на внутренний рынок, получают легальную возможность сертифицироваться по российским ГОСТам», — рассказал Сергей Коршунов.

Увеличения числа сертифицированных предприятий в Союзе органического земледелия пока не заметили, зато, по словам его главы, зафиксировали рост интереса к ведению такого хозяйства. Однако большинство потенциально заинтересованных в производстве органической продукции сельхозпредпринимателей на время подготовки закона заняли выжидательную позицию.

Растущий интерес к переходу на органические формы земледелия отметил в разговоре с порталом iz.ru Андрей Лысенков — фермер и одновременно аудитор немецкой компании ABCERT, который уже несколько лет инспектирует российские хозяйства, желающие пройти сертификацию по европейским стандартам.

По его словам, активно запрашивать информацию о процессе перехода на «органику» аграрии из разных регионов начали примерно полгода назад, когда проект закона стали активно обсуждать на государственном уровне. Рост числа таких запросов продолжается до сих пор, некоторые уже заключают договоры на прохождение сертификации.

Но большинство фермеров, вероятнее всего, будут принимать решение о возможном переходе на новую систему работы уже после принятия закона и, главное, после введения новых мер государственной поддержки. Пока по ним четкого понимания нет — и, по оценкам Сергея Коршунова, появится оно не раньше 2019-го. Но в СОЗе уже готовят предложения, которые впоследствии должен будет рассмотреть и отправить на утверждение Минсельхоз. Ориентируются производители органической продукции в основном на уже проверенный опыт Европы и соседей — Армении и Казахстана.

В первую очередь речь может идти о дополнительной поддержке хозяйств, начавших переход на органическое земледелие, но еще не получивших сертификат (а значит, и основания для того, чтобы продавать свои продукты по более высоким ценам).

Глоток воздуха

В отличие от общепринятой мировой практики, при которой органическое сельское хозяйство в основном удел небольших предприятий (и их шанс на выживание в острой конкуренции с агропромышленными гигантами), в России сегодня им чаще занимаются именно большие агрохолдинги, рассказал Андрей Лысенков.

У маленьких хозяйств просто нет достаточного количества ресурсов для того, чтобы перестроить свою работу. На Западе часть рисков, связанных с неурожаем, а также с расходами на переходный период — по правилам он составляет 24 месяца, в течение которых землю восстанавливают после использования пестицидов и химикатов, — берет на себя государство. Там фермерам предоставляют субсидии на гектар или на голову животного или вовсе возмещают затраты на сертификацию.

Если аналогичные меры не будут приняты в России, новый закон, по мнению Андрея Лысенкова, не будет обладать «ярко выраженным положительным эффектом». Тем более что органическая форма земледелия сейчас — едва ли не единственный способ выйти на рынок для частных хозяйств. С продукцией больших холдингов в массовом сегменте конкурировать они всё равно не смогут из-за разной себестоимости таких продуктов.

— Крупным агрохолдингам, желающим одновременно производить и органическую продукцию, и так ничего не мешает работать по европейским стандартам — у них есть финансовые возможности для того, чтобы заниматься тем, чем они хотят. А вот для небольших хозяйств это (государственная поддержка. — iz.ru) может стать стимулом. Тем более что они не могут конкурировать с агрохолдингами в индустриальном секторе и органическое производство для них — возможность выделить свою более качественную и экологически чистую продукцию на полках магазинов, — пояснил Андрей Лысенков.

Кроме того, это позволит снизить цены на такие продукты для покупателей, поскольку затраты производителей (и риски, которые они закладывают в конечную стоимость продукции) автоматически снизятся.

Ценный актив

И здесь дополнительным подспорьем для небольших хозяйств, желающих заняться органическим земледелием, действительно могут стать те самые заброшенные сельскохозяйственные земли, о которых в том числе говорил премьер-министр Дмитрий Медведев в январе 2018 года.

Сельскохозяйственные участки, которые не использовались в течение многих лет (как, например, произошло с большим количеством бывших колхозных земель) не подпадают под правило о двухгодичном переходном периоде, то есть на них сразу можно будет начинать выращивать органическую продукцию.

Всего в России, по разным данным, сейчас от 80 млн до 100 млн га таких земель. Региональные власти всё чаще предлагают всевозможные льготные программы, для того чтобы вернуть их в оборот.

Часть из них, отмечает Андрей Лысенков, давно заросли лесом, то есть на самом деле начать использовать их с ходу не получится — потребуются дополнительное время и деньги на то, чтобы освоить их заново. Но от 8% до 10% таких земель по-прежнему находятся в хорошем состоянии. Это уже около 8–10 млн га — цифра, в общем-то, колоссальная.

«Я езжу по инспекциям и вижу, что часть участков сильно заросшие, а некоторые пусть и находятся в отдалении от трассы, но имеют прекрасный внешний вид и в первый же год могут быть вспаханы и засеяны. Абсолютно точно, что эти залежные участки могут стать наиболее ценным активом для развития органического земледелия», — уверен Андрей Лысенков.

Развитие рынка

На том же правительственном совещании в январе 2018 года Дмитрий Медведев заявил, что оборот органических товаров отечественного производства на внутреннем рынке к 2020 году может увеличиться почти вдвое, а на мировом рынке доля товаров российского производства может составить до 10–25%.

В то же время Сергей Коршунов в разговоре с iz.ru подчеркнул важность развития именно внутреннего рынка.

«Сегодня ситуация с экспортом благополучная, но завтра рынок Европы может быть насыщен, поэтому нам надо развивать собственный рынок и переработку. И я надеюсь, что когда все заработает — и закон, и подзаконные акты, которые сейчас разрабатываются, — то года через два внутренний рынок должен выстрелить», — отметил он.

По его оценкам, в этом случае производители органической сельхозпродукции смогут занять на российском рынке до 5–7%, притом что даже в странах, где этот сегмент традиционно пользуется популярностью, — например, в Европе или на Средиземном море, — он всё равно остается довольно узким и не превышает 10–12%.

При этом Андрей Карпов убежден, что, для того чтобы решить вопрос с недобросовестными производителями, использующими «экологические» маркировки на своих товарах без всяких оснований, и, соответственно, вернуть доверие покупателей, потребуются дополнительные меры, связанные именно с контролем продукции, представленной на прилавках.

«Нередко ведь именно так бывает: разово проверили, выдали всем грамоты за лучший товар, а через 2–3 месяца качество товара резко упало», — напомнил эксперт.

Поэтому для решения проблемы, по его мнению, потребуются дополнительные инвестиции и постоянный, часто внеплановый, контроль качества.

Евгения Приемская

Фото: Global Look Press/imagebroker/Guenter Fischer

Источник: iz.ru





войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.