Связь удаления груди Анжелины Джоли с прибылью корпораций



Объявление Анджелины Джоли о том, что она прошла двойную мастэктомию (хирургически удалила обе груди), несмотря на то, что рака груди у нее не было – вовсе не невинное признание, за которым стоит не личное “смелое решение”, как его характеризуют в прессе.. Выясняется, что это заявление было предано огласке очень своевременно, как раз в преддверии рассмотрения Верховным судом США дела о правомерности патентования гена BRCA1.

В едином клубке сплелись финансовые связи, интересы инвесторов, потенциальные доходы от слияния крупных перспективных корпораций, патенты на человеческие гены, судебные иски, торговля на людских страхах и ставка на миллиарды долларов. Приотдёрнув занавес, вы сразу увидите не только невинно выглядящую женщину в момент тяжелого выбора – дело намного серьезнее, и вопрос касается защиты миллиардов долларов потенциальной прибыли, возможной при аккуратном и грамотном проведении общественной кампании по манипуляции женским мнением.

Признаки того, что это постановка, можно было заметить давно: идеально отполированный текст Анджелины Джоли для New York Times, очевидно написанный профессиональным корпоративным райтером, аккуратные формулировки, в которых слово “выбор” приобретает вполне “политический” заряд… Очевидная готовность даже и ее мужа Брэда Питта пользоваться заготовленными, точно выбранными словами при описании этой истории: “сильнее”, “гордость”, “семья”.

Но есть и факты, однозначно указывающие на сценарность происходящего: как-бы спонтанное заявление Джоли волшебным образом появилось на обложке журнала People – на обложке журнала, который обычно подписывают в печать за три недели до его появления в продаже. И на обложке, не удивляйтесь, то же лингвистическое программирование, те же нотки что и в New York Times: “смелый выбор” и “нужно было пойти на это”. Эти интонации – не совпадение.

И это доказывает, что ее заявление – часть заранее спланированной пиар кампании, в которой «мессадж» был тщательно разработан для того, чтобы определенным образом сформировать общественное мнение. Но как именно Джоли планировала повлиять на мнение общества? Как насчет интересов, которые можно оценить в миллиарды долларов прибыли для какой-нибудь корпорации?

Грядет рассмотрение в Верховном Суде США вопроса о праве собственности на патент гена BRCA1.

Объявление Анджелины Джоли и все эти точные словоформы спровоцировали четыре основных последствия:

1) Повсеместно женщины стали с удвоенной силой бояться рака груди – публикации ложной статистики заставили бояться всех, у кого есть грудь (о статистике будет ниже).

2) Женщины бросились искать лаборатории, где бы им сделали этот тест. А тест, надо же, запатентован корпорацией Myriad Genetics, и благодаря запатентованности гена, тестирование стоит 3-4 тысячи долларов. Только само тестирование – уже многомиллиардный рынок, но только если Верховный суд признает право на патентование генов.

3) Заявление вызвало космический скачек стоимости акций корпорации Myriad Genetics (MYGN).

4) Общественное мнение настроено таким образом, чтобы оказать влияние на исход рассмотрения дела о патентах на гены в Верховном суде в пользу права корпораций на владение человеческими генами.

 

По всей планете женщин провоцируют поддерживать Анджелину Джоли, и никто не имеет представления о том, что на самом деле она сдает женщин ориентированной на прибыли индустрии. Но чтобы целиком понять, что происходит, нужно копнуть еще глубже.

Стоимость акций Myriad Genetics росла как на дрожжах благодаря Джоли, и благодаря национальной программе Obamacare миллиардные потоки были перенаправлены в их русло.

“Корпорация Myriad Genetics (MYGN) владеет патентом на анализ, который показал, что у актириссы 87% шанса на развитие рака груди, а так же патентом на сами эти гены”, - пишут на странице ресурса MarketWatch.com.

И это только начало. Если можно повлиять на Верховный суд, чтобы он поддержал право корпорации на владение патентом, то в следующие несколько лет индустрия может стать миллиардной. И более того, в финансовой прессе постоянно пишут, что MYGN «готовы к слиянию», и что генная индустрия сейчас – супер-перспективная отрасль.

«В крупнейшей в мире корпорации по производству оборудования для тестов ДНК и их анализа, Life Technologies Corp. заявили, что готовы продаться корпорации Thermo Fisher Scientific за рекордные 13.6 миллиардов долларов”, - пишут на MarketWatch.com. Атмосфера в гонке, начавшейся 26 лет назад, накаляется все сильнее.

Чем выше растет стоимость акций MYGN, тем выгоднее текущим владельцам будущее слияние. Так что публичный трюк Джоли, так уж получилось, сгенерировал миллионы долларов для тех самых людей, которые требовали монополии на патент на гены рака груди, живущие в женском организме. Совпадение? Вряд ли.

Obamacare обязывает налогоплательщиков платить за анализ на ген BRCA – еще один подарок богатым корпорациям.

И вот что еще интереснее в этой истории – вы ведь знаете как Обама любит говорить о “свободном рынке”, но на самом деле замешан в так называемом “дружеском капитализме” – при котором деньги уходят его корпоративным приятелям, инсайдерам с Уоллстрит и т.п.? Так вот, положение о “Доступной медицине” в рамках программы Obamacare требует, чтобы налогоплательщики платили за анализ на BRCA1!

Другими словами, на Myriad Genetics вот-вот обрушится шквал прибыли, обеспечиваемой указами правительства и подкрепленный сформированным общественным мнением – страхом, который так хорошо подкармливает Анжелина Джоли в своем заявлении для New York Times. Начинает ли у вас складываться целая картина?

Имеет место скоординированная массовая продажа женщин корпорациям, прикрытая разыгрыванием карт в духе “за права женщин”, при использовании сильных слов типа “выбор” ради упрощения манипулирования женщинами. Не забывайте, Анджелина Джоли – также персона ООН и часто выступает от их лица, от лица организации, которую уже ловили на работе с детским сексуальным рабством и контрабандой наркотиков. И хотя Джоли, очевидно, не причастна к таким вещам, ее задача – исподтишка влиять на мнение американских женщин, чтобы они стали искренне поддерживать эту тщательно продуманную и педантично проводимую кампанию в пользу корпоративных прибылей, кампанию, которая обратит в корпоративные прибыли собственно тела этих женщин.

И вот почему выше мы говорили, что в Верховном суде стоимость вопроса – миллиарды долларов:

В 2009 году ACLU (Американский институт защиты гражданских свобод) и Общественный патентный фонд (Public Patent Foundation) подали иск, оспаривающий право корпораций на владение генами человека. Все, кто верит в права человека, права женщин, права граждан или даже право питаться не ГМО продуктами, моментально согласится, что корпорации не должны иметь права патентовать человеческие гены и затем использовать эти патенты для извлечения миллиардов долларов прибыли, тем самым придушив научные исследования, которые могли бы вестись на этом материале.

Вопрос ко всем женщинам, читающим этот материал: вы верите, что ваше тело принадлежит корпорации из штата Юта? Если нет, вы должны выступать против права корпораций на владение человеческими генами. Тогда вы должны понимать, что выступление Анджелины Джоли – пиар, которому нужно противостоять, потому что, хотя она и ведет блестящую общественную кампанию, вторым планом ее действия потенциально обеспечивают миллиарды долларов доходов прямиком индустрии собственников патентов на человеческие гены, индустрии, которая отказывает людям в праве собственности на собственный генетический код.

ACLU объясняют в чем состоит иск против Myriad Genetics следующим образом:

12 мая 2009 года ACLU и Общественное патентное общество подали иск, требуя, чтобы владение корпораций теми двумя генами, которые связывают с раком груди и яичников (BRCA1 и BRCA2), было признано неконституционным и было отменено. 30 ноября 2012 года Высший суд согласился рассмотреть дело, касающееся возможности патентовать человеческие гены.

От лица исследователей, советников по генетике, женщин-пациентов, людей, переживших рак, групп и обществ женщин с раком груди, групп женского здоровья, научных ассоциаций, представляющих 15 000 генетиков, сотрудников медицинских лабораторий и патологоанатомов, мы заявили, что гены человека нельзя патентовать, потому что это естественный продукт природы. Иск призван доказать, что патент на гены нарушает Первую поправку и не дает возможности работать диагностам и исследователям, работа которых могла бы помочь найти пути лечения, а также, что эти патенты, таким образом, ограничивают женщин в отношении возможностей выбора медицинской помощи.

Понятно? Если Верховный суд постановит, что Myriad Genetics не имеют права на патент, многомиллиардная индустрия анализов в онкологии рухнет, можно сказать, в одну минуту. И это означает огромные потери не только для Myriad, но и для многих других корпораций, владеющих подобными патентами, заинтересованных в извлечении монополистической прибыли из материалов человеческого тела, в том числе женского (все патенты – монополии, переданные правительством). Однозначно, это вопрос миллиардов долларов в сфере корпоративной собственности на патенты человеческих генов.

Это колоссальный бизнес. Сегодня порядка 20% ваших генов уже запатентованы корпорациями и университетами. Владелец патента на определенный ген имеет право запретить исследования, тесты, даже просто рассмотрение этого гена. В результате, научные исследования и генетическое тестирование откладываются, ограничиваются или вовсе закрываются из-за того, что гены запатентованы. И это значит, что, когда корпорации владеют патентами на человеческие гены, научная работа задыхается, и монополия на “интеллектуальную собственность”, встроенную в ваш ДНК, остается у корпорации. (Криминально ли это? Решайте сами!)

Таким образом, если Верховный суд примет решение против корпорации, появится судебный прецедент, который придушит всю патентную систему в генной индустрии и не даст ей получать миллиарды долларов прибыли.

Вот что, похоже, на самом деле стоит за заявлением Анджелины Джоли. Похоже, оно должно было пробудить в женщинах эмоциональный отклик и создать надежную почву для корпораций, владеющих генами, задел для будущих огромных доходов. И этот пиар-трюк – попытка обманом заставить женщин поддержать корпорации и патентование, монополии. Поддержать корпорации, которые сейчас утверждают, что владеют генами – владеют частью наших тел, частью тела каждой женщины, живущей сейчас на планете.

И, помимо прочего, статистика и те самые 87% - тоже преувеличение. Дело не только в патентах на эти два гена – Джоли, помимо этого, использует статистику, которая вызывающе некорректна в том плане, что ведет к некорректным выводам, ориентированным на запугивание женщин, чтобы они начали думать, что их грудь может их убить.

В том заявлении в New York Times Джоли писала, что ее доктор сказал ей, что у нее риск 87%. Но она не пишет о том, что эта цифра не относится ко всему человечеству: по сути, это данные, которые получены почти исключительно из материала семей, у которых и раньше отмечался высокий риск развития рака груди. В исследовании, опубликованном на сайте Национального института по исследованию генома человека – и проведенном учеными из Национальных институтов по исследованию здоровья, говорится, что риск развития рака груди, связанный с геном BRCA1 значительно меньше, чем то, о чем говорит Джоли в прессе. По сути, из 600 женщин только ОДНА, скорее всего, может иметь мутировавший ген BRCA. То есть реально это от 0,125 до 0,25 шанс на 100 женщин, или один случай на 400-800 женщин. 600 приведём как усреднение.

И из этих 600 женщин с мутировавшим геном, риск развития рака груди всего лишь 56%, а не 78, как она указывает в статье. Но 13% женщин без этой мутации все равно получают рак груди, согласно исследованиям, то есть риск есть у 43 женщин из 100.

Так что на самом деле мы говорим тут об 1 случае на 600 женщин с мутировавшим геном, и среди них меньше половины обнаруживают собственно рак. Другими словами, только одна из 1200 женщин с мутировавшим геном развивает рак груди.

И тем не менее, благодаря таким людям, как Джоли и прессе, кормящейся чувством страха, женщины по всей стране боятся и верят, что их грудь может их убить, и лучше всего проблему решить путем отрезания оной!

Вот так работает страх. Проблема касается меньше, чем одной десятой от одного процента женщин, но раздувается в кампанию, внушающую страх целой нации и, так уж получается, подводит к многомиллиардным прибылям индустрии онко-диагностики и лечения, нацеленной на извлечение прибыли, не говоря о картелях, нацеленных на монополизацию патентов на человеческие гены.

----------------------------------—

В программе по запугиванию участвует почти вся пресса, вытесняются любые упоминания альтернативных методов лечения или предупреждения рака.

Конечно, в прессе обсуждаются “варианты”, но все они почему-то ведут обратно в ту же индустрию, нацеленную на извлечение прибылей. Если даже у вас этот самый мутировавший ген, у вас есть варианты – не обязательно идти путем Джоли. Некоторые женщины выбирают не оперироваться. Вместо этого внимательнее следят за развитием ситуации, используют другие анализы, узи, анализы крови.

Практически нигде вы не встретите упоминаний о том, что этот ген подавляется, например, сырыми крестоцветными, в которых содержится мощное антираковое вещество, тормозящее развитие рака – индол-3-карбинол. Почти нигде не прочитаете, что витамин D предупреждает развитие рака 4 из 5 видов, в том числе рак груди. Эти варианты в прессе не освещают – только облучение, химиотерапия, хирургия – все, что стоит больших денег и кормится за счет заболевших женщин.

Также не упоминается и то, что бесплатные и частые маммографии (программа “Розовая лента”) провоцируют развитие рака груди. Любой ученый или физик знает, что маммография вызывает рак, потому что имеет место ионизирующее излучение, направленное на ткани груди и сердца. Чем больше маммографий, тем больше вероятность рака – само облучение его и вызовет!

"Примечательно, что новость об удалении актрисой молочных желез груди совпала с объявлением компании, специализирующейся на исследовании генома, Genomic Health, о выпуске на рынок 10 млн. обычных акций" - цитата из другого финансово-аналитического материала.

"За последний месяц акции этой компании подорожали с $25/шт. до $34/шт., подняв ее рыночную стоимость до $2,6 млрд".

И это все не говоря о том, что метод анализа шансов на развитие рака при обнаружении мутировавшего гена - по прежнему спорный, и прогноз, который можно получить при таком анализе, скорее всего, значительно преувеличен, а реальное развитие ситуации принципиально зависит от образа жизни каждой конкретной женщины и факторов, касающихся ее окружающей среды и эмоционального фона.

Источник: cont.ws



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.