«Стабильное падение»


7 сентября в моменте евро перешагнул отметку в 90 рублей, доллар также укрепился. Многие экономисты не раз напоминали, что главная задача ЦБ – поддержание рубля, однако, после голосования по Конституции он как слабел, так и продолжает слабеть. Для подавляющего большинства граждан это не сулит ничего хорошего, так как покупательная способность упадет – и, вероятно, пробьет очередное дно.

А накануне Высшая школа экономики опубликовала исследование, в котором говорит о рекордном падении покупательной способности россиян. Но ведь были доплаты за "ковидные ограничения", министры отчитывались о бюджетных миллиардах, выделенных на эти цели. Так как же построена госполитика в этом вопросе и к чему готовиться простым гражданам дальше?

Своим мнением об этом с Накануне.RU поделился экономист, руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин.

– Скажется ли как-то ослабление рубля на простых гражданах?

– Как ослабление рубля отражается на покупательной способности россиян за 28 лет свистопляски на валютных рынках, я думаю, все россияне уже хорошо выучили. Поскольку мы очень сильно зависим от импорта и наше производство очень сильно зависит от импорта, то ослабление рубля достаточно болезненно бьет по доходам основной части населения. Для людей, которые связаны с экспортными доходами, это не так плохо, для них это, скорее, даже хорошо. Но большинство россиян с экспортными доходами не связано.

Поэтому для большинства это падение покупательной способности. Прочность, крепость валюты зависит в первую очередь от качества государственного управления. Наше госуправление открыто и не стесняясь обслуживает интересы финансовых спекулянтов против народов России, поэтому у нас блокируется развитие. А значит, единственным способом поддержания экономики является периодическая девальвация, поэтому в общем и целом рубль будет слабеть и дальше.

– Стабильное падение, получается?

– Если посмотреть в прошлое, то можно посмотреть, что у нас периоды стабильности достаточно долгие, в ходе которые обеспечивают финансовые спекуляции, связанные с тем, что рубль стабилен и можно вкладывать в него валюту со всего мира, получая очень высокую доходность за счет российских рисков. И периоды стабильности сменяются периодами девальвации, когда спекулянты получают доходность просто за счет ослабления рубля.

У нас сейчас заканчивается период стабильности и, как мы видим, начинается период девальвации. А давать какие-то количественные характеристики этому периоду преждевременно, потому что сейчас большая неопределенность в мире.

– Но если падают реальные доходы, покупательная способность снижается – значит, все меры поддержки были зря? Хотя министры отчитывались о выделенных миллиардах рублей…

– Не знаю, кому они их выделяли и как отчитывались, но в реальности поддержка российским государством российской экономики даже в процентах ВВП не шла ни в какое сравнение с поддержкой, которую оказал Запад, да и Китай тоже. И более того, у нас был специфический механизм расчета этой поддержки – устроили "коронабесие", разрушили экономику, потом оценили, сколько денег бюджеты не получат от этого "коронабесия" и разрушения экономики, которое государство фактически никак не компенсировало, в отличие от Запада. Так что всерьез относиться к заявлениям российского руководства – себя не уважать. По крайней мере, после пенсионной "реформы".

– При этом ФНБ вырос за август на 298 миллиардов рублей…

– Он мог вырасти на 298 миллиардов и из-за валютной переоценки – просто рубль слабеет, а в ФНБ довольно много валюты, соответственно, валюта оценивается в больших суммах. Поэтому лучше это считать в миллиардах долларов. Все-таки рубль – не совсем та валюта, которой можно доверять, живя в Российской Федерации.

– Тем не менее, значит ли это, что ФНБ можно или даже нужно тратить на нужды экономики?

– Тратить ничего не нужно – нужно инвестировать. Наши бухгалтеры даже не подозревают о существовании такого понятия как инвестиции – то есть вложение денег, которое потом приносит больше денег, чем было вложено. Они считают, что деньги нужно изъять у страны и заморозить. Этот одичалый феодальный подход совершенно безумен и является одним из факторов уничтожения России.

– Очередная мера поддержки была озвучена недавно в Совфеде – один из сенаторов предложил выделить безработным гражданам доплаты в размере трех прожиточных минимумов. Насколько вероятно, на ваш взгляд, что наше госуправление возьмет в оборот такие меры?

– Идея правильная. Хотя я не очень понимаю, почему три прожиточных минимума, потому что у нас реальный прожиточный минимум занижен примерно вдвое. Поэтому я с апреля говорю о настоятельной необходимости пособия в размере двух официальных прожиточных минимумов, которые примерно будут соответствовать реальному прожиточному минимуму.

Так что я поддерживаю эту идею, но эта идея обречена, потому что она разумна и она направлена на благо страны. Поэтому нынешнее руководство, с моей точки зрения, ее не будет даже рассматривать под теми или иными более-менее вздорными предлогами.

Люди сейчас лишены возможности жить, их государство, устроив "коронабесие", лишило такой возможности. В октябре заканчиваются кредитные каникулы для бизнеса, далеко не весь бизнес смог ими воспользоваться, но тот, который смог, – его сейчас будут "убивать". Соответственно, будут ликвидироваться рабочие места. На этом фоне все остальное просто теряет значение. Я не могу себе представить, как правительство Мишустина – достойный наследник правительства Медведева – будет всерьез рассматривать что-то серьезное для страны.

Хотелось бы, конечно, до этого дожить, но для этого в России надо жить долго.

Евгений Иванов

Источник: www.nakanune.ru