Сигнал принят: когда ждать национализации ОПК?


Слова Путина о возможности национализации предприятий, срывающих гособоронзаказ, были с восторгом восприняты в патриотическом обществе и вызвали истерику у либералов. Обе стороны ушли в рассуждения, что будет, если государство начнет национализировать стратегические предприятия, лишив олигархов доступа к ресурсам и технологиям. Однако, погрузившись немного в тему, сообщаем – в данном случае президент говорил только об отрасли, где без прямого руководства из Кремля начнется недопустимый для страны хаос. Массовый провал сроков, беспредел банкиров и прочих эффективных менеджеров сделали национализацию ОПК единственным вариантом сохранения обороноспособности страны.

Само заявление было сделано во время дежурной церемонии подписания "Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством России на 2021–2023 годы". Подобные мероприятия проходят постоянно практически в автоматическом режиме и 99% населения страны о них и не слышат. Однако, в этот раз Путин, на чей стол недавно положили итоги работы нашей оборонки, организовал сенсацию, заявив, что вместо очередной приватизации по Силуанову, в стране вполне себе допустима национализация:

"Мы с вами понимаем, что эта мера, национализация, она носит крайний характер, и в данном случае совсем не обязательно, что эта мера приведёт к повышению экономической эффективности и повышению жизнеспособности предприятий. Если собственники не справляются с текущей работой и не могут эффективно использовать в том числе и помощь со стороны государства, а она в целом оказывается. Да, такой инструмент возможен, в том числе и в случае, хотя это совсем другая история, но тем не менее, злостного невыполнения гособоронзаказа отдельными предприятиями. Здесь вообще всё понятно, кроме эффективности работы со стороны менеджмента, потому что деньги государственные выделяются исправно, ритмично, без всяких задержек. А сбои бывают, хочу обратить внимание на это Александра Николаевича [Шохина] и хочу, чтобы все имели это в виду. Пожалуйста, Александр Николаевич", - дословно сказал Путин.

Первым, у кого встал в горле ком, стал этот самый Александр Шохин – бывший ельцинский министр, большой друг олигархов, в том числе и опальных, в свое время ярый "младореформатор", а ныне одно из ведущих действующих лиц в либерально-западной тусовке. Для него само слово "национализация" как кол в причинном месте и потому Шохин быстро попытался "поправить" Путина, заменив национализацию на некий вариант обогащение своих друзей. "Национализация – это ведь изъятие собственности не по принципу экспроприации, а это определённая компенсация. И, кроме передачи более эффективным собственникам, нужно разойтись и с предыдущими собственниками. Поэтому это ещё и фискальная нагрузка, обязательства бюджета. И действительно, Владимир Владимирович, Вы правы, тут надо смотреть от кого, кому, какие компенсации. У нас, к сожалению, сейчас есть уже некоторые случаи, когда фактически происходит не национализация, а экспроприация на основании таких аргументов, которые, на мой взгляд, требуют обсуждения", - выдал Шохин. И он прекрасно понимает, что при подходе, когда государство из своих запасов начнет выплачивать деньги за убитые предприятия, которые олигархи получили задарма во время приватизации, то банкротами у нас станут 80-90% оборонки, а владельцами элитной недвижимости в Лондоне 80-90% крайне эффективных менеджеров.

Впрочем, сей хитрый план был разбит Путиным, который попросил связаться с министром промышленности и торговли и с заказчиками оборонной продукции. "Потому что, судя по той информации, которая сейчас ко мне поступает в преддверии подготовки наших совещаний в Сочи, некоторые коллеги, совершенно очевидно, должны повысить своё личное внимание к выполнению заказов государства, тем более что они ритмично оплачиваются, и не перебрасывать полученные от государства деньги на другие предприятия и другие бизнесы", - добавил Путин.

То есть, государство оплачивает госзаказ, а олигархи за счет него продвигают свои бизнесы, если не выводят деньги за границу. Притом подобная система у нас не первый год, да и в целом "оборонка", несмотря на огромные успехи, у нас стала черной дырой для экономики. Сегодня, согласно госреестру, в оборонной промышленности работают 1319 предприятий. За последние десять лет в них вкачали рекордные деньги – 23 трлн рублей, получив при этом не только гиперзвуковые ракеты, новые танки и самолеты, но и огромные долги. С одной стороны, еще при принятии Госпрограммы вооружений в 2011 году, исправность бронетанковой техники составляла порядка 30%, по авиации меньше 50%, а сейчас по показателю исправности находящейся в войсках техники это уже 90 %. Несмотря на сокращение военного бюджета, главные владельцы предприятий уже бросились доказывать свою эффективность. Так руководитель "Ростеха" Сергей Чемезов сообщил, что в следующем году начнутся поставки в войска танка «Армата» и серийное производство новейшего истребителя Су-57. Это притом, что производство и танка, и истребителя пятого поколения несколько лет откладывалось. В начале февраля спустя годы первый серийный стратегический бомбардировщик Ту-160М, собранный по программе воспроизводства самолетов такого типа, 2 февраля 2020 года совершил первый полет. Серийное производство самолетов прекратилось в 1994 году. В 2015 году Министерство обороны России объявило о необходимости возобновить выпуск Ту-160. Готовится постановка на боевое дежурство новейшей тяжелой ракеты «Сармат». Поставляются в части полковые системы ПВО С-400, системы РЭБ и многое, многое другое.

А с другой, наши предприятия ОПК лютые должники. Несмотря на выделение огромных денег из бюджета, на середину 2019 года объем кредитов предприятиям оборонно-промышленного комплекса (ОПК) составляет более 2 трлн рублей. Откуда кредиты - не секрет. Государство платит по факту и если заказанная продукция не поступает в срок, то предприятие идет в банк. В итоге мы получили, что из 1319 предприятий 140 находились на грани банкротства. Ещё 142 предприятия могут выпросить кредит у банков. Именно выпросить. Это ещё примерно 10%. Эти заводы «работают в ноль». Выручки они дают 17%, но и долга у них 33% от общего долга ОПК. И лишь у 583 предприятий существующие долги достаточно небольшие и отдать их для предприятий не проблема. 12% долга при 51% прибыли. Только для уплаты процентов по кредитам предприятия оборонки тратят около 200 млрд руб. в год, сообщил тогда еще вице-премьер Борисов. Он обратил внимание, что эта цифра «бьется» с плановой прибылью предприятий ОПК, то есть процентные расходы фактически соответствуют прибыли. В декабре 2018 года в интервью РБК Борисов утверждал, что на выплату процентов по кредитам предприятия ОПК ежегодно тратят 135 млрд руб. Вице-премьер отмечал, что такая закредитованность возникла не за один год: «Ведь ставка привлечения кредитных средств была 10, 11, 12%. Теперь предприятия ОПК, как велотренажер: педали крутишь, а не едешь».

Среди крупнейших оборонных заемщиков — Объединенная судостроительная корпорация, «Алмаз-Антей», Уралвагонзавод и Объединенная авиастроительная корпорация (последние два предприятия входят в «Ростех»), говорит главный редактор журнала «Арсенал Отечества» полковник запаса Виктор Мураховский. Среди крупнейших негосударственных должников в 2019 году из ВПК были контролируемый АФК «Система» концерн РТИ, концерн «Калашников» (на 75% принадлежит компании «ТКХ-Инвест», 25%+1 — у «Ростеха»), а также Зеленодольский завод им. Горького (63% у холдинга «Ак Барс»). РТИ не так давно был вынужден проводить реструктуризацию по своим оборонным активам, напоминает военный эксперт Мураховский. Основная часть долга образовалась в том числе из-за не сданных вовремя систем предупреждения о ракетном нападении и национального центра управления обороной; кроме того, например, была серьезно задержана поставка Минобороны ПТУР «Вихрь» производства концерна «Калашников». «Сроки сдвигаются вправо, соответственно, пока не сдано изделие или комплекс целиком, [полная] оплата со стороны Минобороны не происходит. В это время предприятие существует за счет кредитов в коммерческих банках. Все увеличивает цену изделия, потому что стоимость кредита вписывается в расчетно-калькуляционные материалы как издержки», — объясняет эксперт.

Срывы идут постоянно. Только в одном 2014 году было выявлено свыше 300 нарушений, ущерб от которых может составить около 20 миллиардов рублей. Заведено 48 уголовных дел. Громкие скандалы, притом открыто связанные с деятельностью руководства, сотрясали и ракетную отрасль. Помните истории с Воронежским механическим заводом и центром им. Хруничева, который спасали путем вливания немалых денег. При этом, долги государство погашает постоянно. В 2016–2017 годах правительство уже помогало ОПК расплатиться по банковским кредитам. Тогда из бюджета было выделено около 1 трлн руб. на досрочное погашение кредитов, взятых для выполнения гособоронзаказа. Эти кредиты брались предприятиями ОПК в 2011–2014 годах под государственные гарантии. В частности, в 2016 году Минфин выделил на эти цели 800 млрд руб., в 2017-м — еще 200 млрд руб.

Помогли в 2019-ом. Больше всего Объединенной авиастроительной компании, ситуация которой, по словам вице-премьера, была просто «неприличной». Уже сообщалось, что Владимир Путин распорядился выделить ей 250 млрд рублей, чтобы погасить две трети проблемного долга, обслуживание которого оказалось не под силу компании, которая завершила 2019-й с убытком в 60 млрд рублей. Одновременно правительство России утвердило программу финансового оздоровления Объединенной судостроительной корпорации на 68 млрд. Корпорации будут выделены из бюджета очередные 30 млрд, а кредиты еще на 38 млрд будут реструктурированы. Более того, погашение кредитов под госгарантиями оборонным предприятиям будет разрешено отложить до 2036 года.

И вот, на дворе год 2021-й, Путину кладут на стол доклад, где все как обычно – менеджеры бодро докладывают о прорывах и количестве танков и самолетов, а долги снова выросли как грибы. Среди предложений мы слышим все те же мантры из 90-х – "улучшить эффективность" путем сокращения людей в кризисный года да в небольших городах, провести приватизацию, дабы "успешные бизнесмены" путем махинаций и получения денег у государства, уничтожили производство, как это сделали с легендарным саранским заводом по производству источников света "Лисма", которое опять банкротят. Или пусть государство вообще само оплатит олигархам их просчеты или открытые махинации, как то предложил Шохин.

Иным вариантом, от которого и перекосило наших либералов, остается национализация, дабы если и вкладывать деньги, то это было бы делом внутригосударственным, без посредников в виде олигархов и их менеджеров с золотыми парашютами, зато с реальной ответственностью за провалы, в том числе и уголовной. Да, нигде и никогда не бывает, чтобы все делалось в сроки и без вообще никаких накладок, но эту историю с хождением по кругу пора прекращать. И не только в оборонке, следом стоит присмотреться и к нашим экспортерам зерна, да и тех же металлургам с "Норникелями", которые у нас имеют гигантские вложения от государства, штурмуют вершины "Форбс", а чуть про вложение в государство, так самые бедные в стране.

Источник: katyusha.org