Распил Сбербанка: призраки 90-х



Идея приватизации Сбербанка высказанная Германом Грефом в Давосе, постепенно приобретает скандальный оттенок.

Эффективным менеджерам не терпится организовать свой Голдман Сакс. Приватизация Сбербанка могла бы стать крупнейшей экономической аферой 2016 года. Распил такой огромной финансовой структуры на пике падения цены ее акций, — возможность получить фантастические сверхдоходы в «ловкие руки».

Между тем, вокруг идеи Германа Оскаровича разворачивается острая дискуссия, в которой у Грефа нашлись ярые сторонники, адепты до боли знакомой рыночной секты:

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин:

«Вчера глава Сбербанка Герман Греф заявил, что пора Сбербанк приватизировать. Мы считаем в РСПП, что пора Сбербанк приватизировать. Обычные отговорки, чтобы не делать этого: сейчас не время, финансовые рынки плохие, ликвидности нет, зачем продавать за дешево, если бюджет может через три-пять лет получить от этой операции в разы больше. Но эти аргументы существуют на протяжении многих лет. Получается, что лучше не получается. Нагрузка на бюджет со стороны госкорпораций и государственных банков очень серьезная и избавиться от этой нагрузки — это тоже доход бюджета. Поэтому было бы правильнее посмотреть на возможности приватизации, пусть и не очень дорого, но снимая нагрузку с бюджета».

Профессор МГИМО, экономист Валентин Катасонов:

Я сразу хотел бы скорректировать эту информацию, которую процитировали из немецкого издания о приватизации Сбербанка. Дело в том, что нельзя вообще обсуждать вопрос приватизации Сберегательного банка по той простой причине, что он не является государственным банком. Это величайшее заблуждение, что Сбербанк — это государственная кредитная организация. Дело в том, что главным его акционером является Центральный банк Российской Федерации, а он имеет особый статус, причём такой статус, который дистанцирует его от государства. В одной из первых статей Федерального закона о Центральном банке сказано, что ЦБ не отвечает по обязательствам государства, а государство не отвечает по обязательствам Центрального банка. Следовательно, данное сообщение немецкого издания некорректно, но в оправдание немецкого издания хочу сказать, что и наши российские издания тоже грешат этим, называя Сбербанк государственной кредитной организацией.

Действительно актуальная на сегодняшний день задача — национализация Сберегательного банка, потому что существуют риски, что он не сможет выполнять свои обязательства перед клиентами. И, конечно, во многих странах мира сберегательные банки действительно являются государственными. Более того, напомню, что в Советском Союзе так называемые сберегательные кассы не были даже банковским учреждением — они входили в систему министерства финансов СССР.

Сберегательный банк — это особый институт, и здесь необходимы гарантии гражданам, иначе банк превращается в некую игрушку спекулянтов. В данном случае, наверное, Греф лоббирует интересы иностранных инвесторов, которые действительно хотят заполучить пакеты акций в Сберегательном банке, впрочем, как и лоббируют господин Шувалов и господин Дворкович, которые уже кидали пробные шары, заявляя о необходимости проводить очередную кампанию приватизации. Кстати, не так давно — года 3–4 назад — проходила уже частичная приватизация. Я имею в виду приватизацию в том смысле, что часть акций были выставлены на продажу. И так и не было сообщено, кто купил эти пакеты акций.

Интересно, что ведь все прекрасно понимают, что сейчас вообще обсуждать вопрос приватизации чего-либо несвоевременно по нескольким причинам. Во-первых, потому что международная обстановка наоборот требует мобилизации экономики, а мобилизация экономики — это всегда обратный процесс, не приватизация, а национализация.

Во-вторых, если сейчас ориентироваться на какие-то рыночные индикаторы, то все объекты потенциальной приватизации по западным меркам стоят копейки. Поэтому, конечно, западные инвесторы сейчас бьют копытом и пытаются заполучить эти активы. Заявление Грефа вписывается в тот тренд, который обозначился буквально последний месяц. То есть было уже несколько заявлений со стороны Шувалова и Дворковича, это преступные заявления, и вообще-то в правовом государстве этим должна была бы заинтересоваться, прежде всего, прокуратура.

Ранее также мы слышали, что Сберегательный банк свернул свою деятельность в Крыму — в целом, конечно, никакого объяснения руководство банка не давало. И более того, руководство нашего государства тоже не задавало вопросов Грефу. А ведь Сберегательный банк по своему положению должен обслуживать всю территорию Российский Федерации — не только все субъекты, но и доходить до каждого района — это записано в его нормативных документах. То есть Сбербанк фактически нарушает свои нормативные акты. Я уж не говорю о том, что он проводит, мягко выражаясь, сомнительные операции по Украине, потому что там есть «дочка» Сбербанка. Более того, некоторые операции Сбербанка на Украине не только сомнительны, они просто преступны, например, летом прошлого года «дочка» Сберегательного банка осуществляла андеррайтинг, то есть размещение облигаций так называемого искового займа. Целевой займ для финансирования так называемой АТО в Новороссии.

Я считаю, что это просто преступная негосударственная деятельность господина Грефа. Я удивляюсь, почему наши правоохранительные органы спят и никак не реагируют.

Кроме того, Греф говорил о безальтернативности разворота к Китаю в случае, если санкции Запада сохранятся — дело в том, что господин Греф не один год выстраивал свои особые отношения с Европой и Западом. Поэтому, конечно, ему очень обидно, если все его наработки окажутся тщетными. Я уже говорил — что у умного на уме, то у Грефа на языке. В целом же, по косвенным признакам, Греф работает против России. Я думаю, что этих косвенных признаков достаточно для того, чтобы Следственный комитет занялся выявлением каких-то вещественных доказательств.

Показательно, что откровенный курс Грефа на обесценивание акций «Сбербанка» ничуть не помешал Кремлю вдуть в него впечатляющую сумму из Стабфонда. Что очевидно указывает на предварительный сговор о продаже заведомо надежных госактивов по заниженной цене.

Впрочем, на коррупцию (впрочем, после успешного назначения бывшим президентом своего «преемника» слово «коррупция» обесценилось само по себе) указывает и сам способ обнародования планов приватизации крупнейшего госбанка, когда десятки миллионов вкладчиков и клиентов узнали о планах приватизации из репортажа о выступлении Грефа в Давосе.

К сведению Генеральной Прокуратуры, обязанной реагировать на сообщения о признаках противоправных деяний, Герман Греф — не более чем управляющий Сбербанком, а не его владелец, так что принятие решений о приватизации выходит далеко за пределы его полномочий.

Источник: nacontrol.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.