"Путин поставил революционные задачи, которые действующему правительству не под силу"



О новом источнике экономического роста для России, о конкретных шагах по организации импортозамещения в двухлетний период, о технорубле как расчетной единице в интересах промышленности, о новой экономической модели для нашей страны, о "раскулачивании" монополий и снижении стоимости кредитов для бизнеса в интервью Накануне.RU рассказал председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов.

Вопрос: В России до 50% отраслей живут за счет импорта. Это очень высокие показатели. Собирается ли правительство нашей страны менять ход таких вещей?

Юрий Крупнов: На Госсовете по экономике 18 сентября 2014 года Владимир Путин поставил революционные задачи по импортозамещению. Одно дело, когда об этом говорят эксперты, другое – когда задача ставится на таком высоком уровне. Речь идет об организации опережающего импортозамещения в нашей стране. Настрой госсовета задает огромный оптимизм для страны, хотя многие его участники даже "не въехали", что происходит. Если мы выполним эти задачи, то нас ждут хорошие перспективы. Это крах "кудринской" экономики, отказ от действующего либерального экономического курса, это крах нефтедоллара.

Поставленные Владимиром Путиным задачи революционны, поскольку они требуют другой экономической системы и другой идеологии, философии жизни нашего государства. Опережающее импортозамещение – это не только производство отечественных товаров в достаточном количестве, но и технологическое замещение. Также все это надо сделать за один, два года, т.е. по сути, декларирована двухлетка развития. Это абсолютно правильно отображает ситуацию, которая складывается у нас в экономике, в хозяйственном секторе. Понятно всем, понятно президенту, что действующее правительство организовать двухлетку развития не в состоянии. Это и есть сегодня главная проблема. Я думаю, что президент найдет новое интересное решение.

Необходимо создавать штаб по организации опережающего импортозамещения за два года. Туда войдут совершенно новые фигуры с совершено другим мировоззрением.

Вопрос: Как расставить приоритеты в импортозамещении?

Юрий Крупнов: Сейчас у нас в стране доллар определяет нашу состоятельность. Доллар мы получаем от продажи нефти и газа. Конечно, мы не можем взять и уйти от нефтедоллара, это будут развалы по всем моментам, по всей системе финансовых отчетностей.

По чему ударили основные санкции? Откуда возник вопрос о суверенности? Из-за технологий. Сегодня нефтяники оказались полностью зависимы от западных технологий. Нам обрубили эти технологии, перестали их поставлять. И наши нефтяники не смогут через какое-то время добывать нефть. Во-первых, мы зависим технологически. Мы четко должны выделять сектора, где мы через несколько лет будем достигать своего технологического суверенитета.


Например, в оборонке есть вопросы со станкостроением. Надо закрывать этот вопрос, пусть через пять, через семь, через восемь лет, но мы должны видеть, как это сделать. И мы должны начать движение в эту сторону, пусть перебиваясь, интригуя с поставками из других государств, но четко понимая, что мы сможем самостоятельно производить военные изделия. Если нам обрубят поставки станков, то мы не сможем производить даже вооружение.

Надо четко понимать, какую способность производить мы сегодня имеем, насколько это обеспечено технологиями, где мы можем что-то, прошу прощения, и своровать с мирового рынка, где мы полностью должны выходить на свой промышленный суверенитет.

Вопрос: Что необходимо сделать, чтобы в двухлетний период организовать импортозамещение? В одном из интервью Вы сказали, что необходимо переводить российскую экономику на технорубль. Что это такое?

Юрий Крупнов: Надо жестко провести разделение между двумя секторами российского хозяйства. Первый сектор, который мы не можем пока сразу ломать – это ныне действующая экономика, налоги, нефтедолларовое управление через Центробанк. Другой сектор – это новый сектор, который должен быть направлен на создание технологий, чтобы наша страна стала самодостаточной, чтобы мы смогли сами все производить. Для него нужно создать штаб стратегического планирования. Например, им может стать Совет по промышленной политике при президенте РФ – идея, которая подана при продвижении законопроекта о промышленной политике.


С учетом того, что второе чтение законопроекта о промышленной политике в Госдуме пройдет 7 октября 2014 года, далее законопроект будет приниматься и обсуждаться минимум месяц, потом третье чтение, а сам закон вступит в силу через 180 дней после принятия, вряд ли стоит ждать столько времени, нужно Указом президента создавать Совет по промышленной политике. Я предложил на секции по импортозамещению Московского экономического форума обратиться от имени секции и промышленных ассоциаций к президенту с предложением срочно создать такой Совет по промышленной политике и стать во главе этого Совета, тем более, есть прецедент военно-промышленной комиссии. Вокруг этого Совета организовать штаб стратегического планирования всей реальной экономики и промышленной деятельности.

Также надо вводить клиринговые расчеты в промышленном секторе, которые будут привязаны к технорублю. Этот рубль будет привязан не к количеству долларов, которые находятся в стране и по отношению к которым Центробанк вводит денежную рублевую политику, а будет независимой расчетной единицей в интересах промышленности, в интересах новых технологий, в интересах науки и образования. Этот рубль будет использоваться при взаиморасчетах, и его конвертация в рубль или доллар будет устанавливаться, исходя из текущей ситуации.

Т.е. одна финансовая система нынешняя – нефтедолларовая, а параллельно строить другую, направленную на технологии, на реальный сектор, экономику технорубля. Например, в Советском Союзе было "три рубля", три финансовые системы, которые существовали параллельно. Первый рубль был наличкой, второй – безналичный расчет, это взаиморасчеты предприятий, и третий рубль – это клиринговые системы, где рассчитывались поставки натуральных продуктов между предприятиями. Например, сколько зеленого горошка и "Икарусов" поставляет нам Венгрия, и сколько, соответственно, натуральных продуктов поставляем мы ей.

В рамках этой клиринговой системы важно создавать мощный промышленный банк, банк промышленных инвестиций, где технорубль станет условной расчетной единицей, по примеру рубля СЭВ (Совета экономической взаимопомощи) стран социалистического содружества, который существовал в 70-80-е годы.

Новым источником роста, о поиске которого говорил Владимир Путин 12 февраля 2014 года, по моему мнению, должен стать промышленный труд и создание новых технологий. Звучит это банально и просто, но это то, что создаст надежную экономическую систему.

Вопрос: Почему экономика под условным названием "по Кудрину" себя исчерпала? И что предлагаете взамен?


Юрий Крупнов
: Неолиберальная экономическая система построена на известных мантрах по привлечению инвестиций. Т.е. подразумевается, что вопросов с проектами, в которые надо инвестировать, которые будут давать отдачу, кормить людей, этих вопросов нет. Есть вопросы, как и кого привлечь с деньгами, такого "жирного кота" привлечь, чтобы он ложился. А на самом деле у нас ситуация противоположная – у нас дефицит именно проектов. По сути, некуда вкладываться. Это хорошо показали "сладкие" нефтедолларовые халявные годы, когда в 2006, 2007 годах часто в неделю приходило до 15 млрд долларов, колоссальные деньги, а ничего не происходило, проектов не было.

Нужно, прежде всего, разрабатывать проекты - системы деятельности и оргструктуры, построенные возле систем деятельности, которые будут кормить страну, выстраивать новую экономику. Это кластеры промышленного развития, системы новых индустрий. Это и мощнейшие инфраструктуры, которые завязаны не только на экстенсивные показатели как инфраструктуры 50 лет назад, не только на IT-технологии, на информационные технологии как инфраструктуры второго поколения, а инфраструктуры третьего поколения, где мы создаем инфраструктурные плацдармы, позволяющие организовывать эффекты развития. Что это значит? Это обозначает, что в результате экономических усилий через пять, десять, пятнадцать лет можно будет четко зафиксировать эффекты развития. Другими словами сказать: "Вот смотрите, поработали, и вот - что было, а вот - что стало".

Пора переходить к ответственной экономике, к проектной экономике развития, где что смог спроектировать реального, то и будет, то есть "как поработал – так и полопал".

Вопрос: Вы являетесь сторонником "раскулачивания" монополий, считая, что именно монополии могут стать базовым инвестором для реализации проектов по импортозамещению. Какие именно монополии Вы предлагаете "поставить на место"?


Юрий Крупнов
: Все. Нам нужно и энергетику, и электроэнергетику, и энергетику углеводородов (газ, нефть) приводить во вменяемое состояние, чтобы наша жизнь была не функцией этих монополий, а чтобы мы планировали качество и уровень жизни в стране и монополии работали на это. Понятно, что тарифы транспортников и энергетиков создают условия, при которых невозможна производительная экономика, не говоря о сложнейших проектах, где производственный цикл составляет от года до нескольких лет.

Нужно поменять статус монополий и производительного труда. Совет по промышленной политике и его рабочие органы должны вырабатывать структуру валового продукта, т.е. что Россия может производить, а что она может завозить. Те предприятия, которые производят продукцию национального значения, должны поощряться, стимулироваться и все монополии должны работать на них. Для этого требуются колоссальные политические усилия, нервы, это все очень тяжело. Но альтернатива бездействию одна – монополии могут просто угробить страну.

Семь лет назад я выдвинул такую идею, как диктатура развития. Для того чтобы обуздать монополии и Центральный банк, нужна здоровая диктатура. И это не вопрос политического прессинга, это четкое собирание всех сил под стратегические проекты страны и четкое понимание того, кто что делает. Например, вот под это нужны бесплатные киловатт часы, а под это – бесплатные перевозки. Сейчас мы не можем рыбу перевезти с Дальнего Востока в Москву, она "платиновой" становится.

Вопрос: Как Вы предлагаете снизить стоимость кредитов для реального сектора?


Юрий Крупнов
: Стоимость кредитов – это очень важная составляющая. Но, если мы введем второй параллельный сектор с условными расчетными деньгами, то мы вообще можем уходить от стоимости этих денег. Некоторые экономисты предлагают не возвращать деньги, вложенные в реальные производственные проекты. Например, государство строит завод, который начинает кормить небольшой городок и приносит людям пользу, работу в течение 30 лет. Мы его построили и затратили, например, 500 млн долларов. В принципе, государство может эти 500 млн долларов "простить". Я даже говорю не о процентах, а о "теле" кредита. Почему? Да потому что будет создан актив, который приносит деньги в бюджет через налоги от производства, через отчисления налогов на доходы физических лиц и т.д. Получается, что этот завод не был фантастической тратой, а стал колоссальным приобретением.

Нынешняя кредитная система поддерживает баланс между нынешней экономикой и банками. Но нас эта экономика не удовлетворяет. Сейчас важно резко поднять производительную функцию. Это можно сделать либо через подъем промышленных предприятий, либо через гипердань для банков. Нужно выбрать! Поэтому необходимо создать систему, где будет совершенно другое мировоззрение по всей кредитно-денежной политике. И где банки, если хотят жить, должны будут начать "пахать" на промышленность и страну.

Источник: http://www.nakanune.ru/articles/19519/



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.