Пленарное заседание Петербургского международного экономического форум



Владимир Путин принял участие в пленарном заседании Петербургского международного экономического форума.

сессии ПМЭФ-2017 участвовали также Премьер-министр Индии Нарендра Моди, Федеральный канцлер Австрии Кристиан Керн и Президент Молдавии Игорь Додон.

Форум проводится ежегодно с 1997 года и посвящён обсуждению ключевых экономических вопросов, стоящих перед Россией, развивающимися рынками и миром в целом. В этом году форум проходит под девизом «В поисках нового баланса в глобальной экономике».

* * *

Стенографический отчёт о пленарном заседании Петербургского международного экономического форума

М.Келли (как переведено): Большое спасибо, что пришли. Меня зовут Мегин Келли.

Приветствую вас в Санкт-Петербурге на Международном экономическом форуме, приветствую наших гостей, нашего хозяина – господина Путина, и всех вас. Большое спасибо, что уделяете нам своё время. Давайте поаплодируем Президенту Российской Федерации и остальным гостям. (Аплодисменты.)

Мы уже несколько дней находимся в Петербурге. И это, действительно, очень важное место именно для Президента Путина. В частности, мы понимаем, почему – это очень красивый город: здесь прекрасные реки, романтический вид, «прекрасная» погода. И конечно же, люди, замечательные люди, которые нас так тепло приветствовали во время нашего пребывания здесь.

Поэтому мы чувствуем себя, как будто у нас намного больше общего, чем того, что нас разъединяет. И конечно, мы сможем урегулировать все наши сложности благодаря тому, что у нас такие замечательные люди.

Сегодня у нас будет вступительное слово от нескольких лидеров, потом будут вопросы, мы пообщаемся. И я передаю слово Президенту Российской Федерации, принимающей стороны, Владимиру Владимировичу Путину.

В.Путин: Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Рад приветствовать всех участников XXI Петербургского экономического международного форума: руководителей международных организаций, глав государств, представителей правительств, лидеров бизнеса из десятков стран мира.

Мы искренне ценим ваш интерес к России, диалог, настроенный на партнёрство. Мы открыты к совместной работе, реализации взаимовыгодных проектов, сотрудничеству в решении важнейших стратегических вопросов глобального развития.

Только вместе, объединяя усилия, можно преодолеть нынешние дисбалансы и обеспечить устойчивый рост мировой экономики, выработать справедливые правила торговли и честной конкуренции, снизить уровень бедности, решить острейшие социальные проблемы, справиться с такими угрозами, как терроризм, региональные конфликты, распространение идей национализма и ксенофобии.

Мы не просто стоим на пороге, а уже сталкиваемся с большими, по сути, цивилизационными вызовами. Нагрузка на экосистему планеты увеличивается и в результате действий человека, и в результате естественных природных процессов. Эти вопросы требуют глубокого изучения, исследования и анализа.

Но очевидно, что, вырабатывая нашу политику, совместную линию действий, мы должны быть ответственны и последовательны. Только так можно реализовать необходимые решения в интересах гармоничного глобального развития.

Добавлю к этому, что новые технологии стремительно меняют привычный уклад жизни, формируют новые отрасли и профессии, открывают принципиально другие возможности для развития, но и порождают новые угрозы. Знаю, что вы все на протяжении вчерашнего дня активно работали, встречались на различных сессиях, на дискуссионных площадках. Всё это уже, конечно, звучало.

Но мне бы хотелось повторить: перед нами системные, долгосрочные вызовы, все последствия которых пока трудно даже просчитать и спрогнозировать. И мы не должны, не имеем права размениваться, тратить силы и время на склоки, распри, геополитические игры.

Нам нужна мудрость и ответственность, совместный поиск нестандартных решений, новые форматы взаимодействия государств, региональных интеграционных объединений, бизнеса, научного сообщества.

Необходимо максимально использовать для этого потенциал такой уникальной, универсальной организации, как Организация Объединённых Наций. У нас здесь присутствует Генеральный Секретарь Организации Объединённых Наций. Знаю, что он приехал к нам, хочу его за это поблагодарить и прошу его поприветствовать.

Мы предлагаем создать на площадке Петербургского экономического форума специальную международную молодёжную секцию, потому что именно молодое поколение идёт в завтрашний день. Это именно те люди, кому будущее строить и кому в нём жить. Участники этой секции могли бы вместе анализировать, формировать, конструировать образ будущего своих стран и цивилизации в целом.

Уважаемые коллеги! Дамы и господа! Россия уже вносит и готова увеличивать свой вклад в решение глобальных проблем. Мы реализуем масштабные экологические программы, в том числе в Арктике, наращиваем поставки качественного продовольствия на мировые рынки, расширяем участие в программах Всемирной организации здравоохранения. Для поиска ответов на большие вызовы готовы активнее задействовать мощный потенциал российской фундаментальной науки.

Так, благодаря отличным школам в области математики, теоретической физики мы способны добиваться лидерства по ряду направлений так называемой новой экономики, прежде всего цифровой. Российские IT-компании, безусловно, глобально конкурентны. Отечественные специалисты не просто предлагают наилучшие уникальные программные решения, а, по сути, создают новую сферу знаний, новую среду для развития экономики и жизни.

Пользуясь случаем, хотел бы поздравить, кстати говоря, и студентов Петербургского университета информационных технологий, механики и оптики, которые в этом году вновь, уже в седьмой раз, победили на чемпионате мира по программированию. Наша ведущая говорила о людях, которые живут в Петербурге, она права, так и есть, это достойные люди, и молодые жители Петербурга это подтверждают самым наилучшим образом.

А чтобы наращивать наши кадровые, интеллектуальные, технологические преимущества в сфере цифровой экономики, мы намерены действовать по направлениям, имеющим системное значение. Что я имею в виду?

Первое – необходимо сформировать принципиально новую, гибкую нормативную базу для внедрения цифровых технологий во все сферы жизни. При этом все решения должны приниматься с учётом обеспечения информационной безопасности государства, бизнеса и граждан.

Второе – государство окажет поддержку тем компаниям, которые являются носителями разработок и компетенций в сфере цифровых технологий, имеющих так называемый сквозной межотраслевой эффект. Это: обработка и анализ больших массивов данных, искусственный интеллект и нейротехнологии, технологии виртуальной и дополненной реальности и ряд других.

Третье – с участием государства и частного бизнеса будем создавать опорную инфраструктуру цифровой экономики, в том числе безопасные линии связи и центры обработки данных. Кстати, обращаю внимание, это должна быть инфраструктура, основанная на самых передовых технологиях и разработках.

Четвёртое – намерены кратно увеличить выпуск специалистов в сфере цифровой экономики, а, по сути, нам предстоит решить более широкую задачу, задачу национального уровня – добиться всеобщей цифровой грамотности. Для этого следует серьёзно усовершенствовать систему образования на всех уровнях: от школы до высших учебных заведений. И конечно, развернуть программы обучения для людей самых разных возрастов.

По моему поручению Правительство подготовило программу развития цифровой экономики. Обращаю внимание – нужно чётко определиться с источниками, механизмами и объёмами её финансирования. Все эти вопросы обсудим на ближайшем заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Уважаемые коллеги! Повторю, цифровая экономика – это не отдельная отрасль, по сути, это основа, которая позволяет создавать качественно новые модели бизнеса, торговли, логистики, производства, изменяет формат образования, здравоохранения, госуправления, коммуникаций между людьми, а следовательно, задаёт новую парадигму развития государства, экономики и всего общества.

В этой логике мы будем строить нашу экономическую и технологическую политику, промышленность, инфраструктуру, формировать открытую, свободную деловую среду и гибкий рынок труда, решать задачи, которые позволят обеспечить долгосрочный рост. Уже сейчас мы можем сказать, что в экономике началась новая фаза подъёма.

ВВП России растёт третий квартал подряд. По предварительным оценкам, в апреле прирост составил уже 1,4 процента, увеличиваются продажи автомобилей, объёмы выдачи ипотечных кредитов. Почему я об этом говорю – потому что, специалисты знают, во всём мире эксперты считают эти, именно эти, индикаторы важными признаками оживления экономики, подъёма потребительского спроса.

Так, для справки можно сказать, что за январь – апрель 2017 года на 2,6 процента как раз выросли продажи автомобилей. Уже сегодня мы практически достигли целевых ориентиров по инфляции, ожидаем, что по итогам года она будет ниже целевой, то есть ниже четырёх процентов. Благодаря этому Банк России постепенно снижает процентную ставку.

Кстати, в ходе состоявшихся на полях форума встреч международные инвесторы, представители бизнеса отмечают высокое качество российской макроэкономической политики. Вчера мы только с коллегами из разных стран мира, представителями крупнейших инвестфондов мира об этом говорили. Для них это весомый аргумент в пользу работы на российском рынке.

По итогам первого квартала приток прямых иностранных инвестиций в отечественную, российскую, экономику составил семь миллиардов долларов. Отмечу, что это лучший показатель за соответствующий период за последние три года. А в целом инвестиции в первом квартале выросли на 2,3 процента.

Там образом, что хотел бы отметить и подчеркнуть? Сегодня складывается ситуация, когда рост инвестиций превышает рост ВВП – это ещё одно свидетельство того, о чём уже говорил: экономика вступает в новую фазу роста, формируется основа для её будущего развития. Нужно поддержать, ускорить все эти позитивные тенденции, чтобы уже на рубеже 2019–2020 годов выйти на опережающие темпы экономического роста, выше мировых.

Ключевым фактором здесь является повышение инвестиционной активности, прежде всего со стороны частного бизнеса. Мы уже многое сделали для обновления федерального законодательства, для снятия административных барьеров, для оптимизации контрольно-надзорных процедур и функций.

По оценке международных экспертов, за пять лет Россия продемонстрировала лучшую, по сравнению с другими странами, динамику в совершенствовании предпринимательского климата. Мы сразу на 80 позиций поднялись вверх по известной шкале Doing Business.

Важно, что в формирование открытой и благоприятной деловой среды уже предметно включились наши регионы. Такие примеры сегодня показывают Республика Татарстан, Чувашия, город Москва, Тульская область, Калужская область. В этом году они стали лидерами национального рейтинга инвестиционного климата. Можно их поздравить. (Аплодисменты.)

Целый ряд субъектов Федерации, такие как Московская и Калининградская области, Санкт-Петербург, добились резкого качественного улучшения деловой среды. Приятно отметить, что впервые среди лидеров изменений, изменений к лучшему, и наши дальневосточные регионы – Хабаровский край и Амурская область. Обращаюсь ко всем главам российских регионов: здесь нужно постоянно наращивать усилия, открывать бизнесу новые возможности для успешной, свободной работы.

Важнейшее, принципиальное значение для предпринимателей, для всех граждан имеет эффективная защита их прав, их бизнеса, их собственности. В этой связи хотел бы сказать, что уже согласован пакет предложений по совершенствованию судебной системы. Он обсуждался и прорабатывался с экспертами, с руководством Верховного Суда Российской Федерации.

Речь идёт об укреплении независимости судей и улучшении подготовки судейских кадров, об оптимизации судебного процесса и снижении необоснованной нагрузки на судей. Смысл всех этих мер в том, чтобы создать дополнительные гарантии для справедливого, объективного судопроизводства.

Далее. Мы уже сформировали целый набор инструментов поддержки инвестиционных проектов. Будем их развивать, делать более гибкими и адресными. Что конкретно в этой связи предлагается сделать?

Первое. Нужно поставить на прочную системную основу механизм проектного финансирования, минимизировать риски для инвесторов на всех стадиях – от подготовки проектов до их реализации, в том числе за счёт частичного предоставления государственных гарантий, а чтобы в проекты можно было привлекать средства разных типов инвесторов: банков, инвесткомпаний, пенсионных фондов.

Прошу Правительство и Банк России ускорить прохождение в парламенте поправок в законодательство, которые сделают более гибким механизм синдицированного кредита. Мы вчера только, достаточно поздно вечером, с коллегами это обсуждали, и это, конечно, нужно сделать как можно быстрее. Всё это позволит обеспечить значительный рост объёма частных финансовых ресурсов, направляемых на запуск новых проектов в реальном секторе экономики.

Второе. Чтобы обеспечить опережающие темпы роста экономики, нам нужно значительно увеличить вложения в транспорт, энергетику, связь, другую инфраструктуру. Источником дополнительных инвестиций должен стать именно частный капитал. Однако и здесь сдерживающим фактором пока остаётся высокий уровень рисков.

Поэтому важно установить понятные, стабильные правила, защищающие интересы инвесторов. Возврат их капиталовложений предлагается осуществлять за счёт регулярных платежей, которые будут поступать от основных выгодополучателей, выгодоприобретателей инфраструктурных объектов. Это бюджеты разных уровней, инфраструктурные монополии, другие пользователи инфраструктуры.

Для обеспечения платежей также может быть использован механизм госгарантий. То есть речь идёт о внедрении своеобразной инфраструктурной ипотеки, когда инфраструктурный объект фактически покупается в кредит, полученный от частных инвесторов, а пользователь объекта этот кредит постепенно гасит.

Для запуска такой модели просил бы Правительство разработать комплексный подход к развитию инфраструктуры с привлечением частного капитала. Он должен охватывать все этапы: подготовку, финансирование и реализацию этих проектов.

Уважаемые коллеги! Мы заинтересованы в том, чтобы инвестиции приходили именно в высокотехнологичные отрасли. Несколько дней назад совершил свой первый полёт перспективный российский среднемагистральный самолёт МС-21. Я уже разговаривал по телефону с руководством завода, хочу поблагодарить и поздравить всех, кто участвовал в реализации этого проекта.

И в авиации, и в других сферах, которые являются критически важными для развития России, нам нужны именно свои разработки и компетенции. Надо их восстанавливать или создавать заново. Это передовые производственные технологии и материалы, энергетика и системы накопления энергии, транспорт и управление логистикой, системы информационной безопасности, технологии освоения Арктики и шельфа, современные средства диагностики и лечения, агро- и пищевые технологии.

Очевидно, что развязать эти технологические узлы мы можем, только привлекая крупных частных инвесторов, которые заинтересованы и в новых технологических решениях, и в диверсификации своего собственного бизнеса. Чтобы они могли активно включиться в такую работу, им, безусловно, нужно обеспечить привлекательные, понятные условия. Это можно сделать с помощью специального так называемого инвестиционного контракта. При этом предлагаю подумать над тем, как усовершенствовать этот механизм.

В принципе он у нас работает, но его нужно дорабатывать. Нужно сделать его действенным инструментом. Например, можно увеличить срок специнвестконтрактов с нынешних 10 до 20 лет, предусмотреть возможность для гибкого участия в них не только федеральных органов власти, регионов и инвестора, но и институтов развития, банков, субъектов естественных монополий и других структур.

Речь идёт прежде всего о критически важных направлениях и критически важных отраслях. Речь идёт о том, где сам инвестор без поддержки государства, без ясной и понятной системы его поддержки вряд ли вообще придёт, потому что выгода и прибыль на таких проектах приходит не сразу, это не быстрые деньги.

Также следует расширять гарантии спроса на продукцию, создаваемую в рамках специнвестконтрактов как со стороны государства, так и компаний с госучастием.

И ещё что очень важно. На весь срок реализации контракта необходимо обеспечить инвестору неизменность налоговых и других условий, связанных с госрегулированием. Что касается налогов, то предлагаю продлить уже предусмотренную льготу по налогу на прибыль на период после 2025 года.

Хочу подчеркнуть, что исключительно точечные решения, связанные с созданием критически важных технологий, о которых я только что сказал, именно об этом идёт речь, они не должны вести к разрушению конкурентной среды в экономике в целом. Прошу Правительство проанализировать все эти вопросы и представить конкретные предложения. На одной из ближайших встреч с представителями бизнеса подробно обсудим направления нашей совместной работы по решению задач технологического развития.

Далее. Сегодня носителями прорывных новаций очень часто являются малые компании – так называемые стартапы. Как правило, их создают молодые исследовательские команды. Уверен, они способны стать эффективными партнёрами крупного российского бизнеса, и мы будем расширять такое партнёрство, создавать необходимую инфраструктуру. На базе наших ведущих вузов намерены начать формирование инновационных научно-технологических центров. Здесь на одной территории будут сосредоточены и образование, и исследовательская база, и высокотехнологичные, и венчурные компании. Все они будут тесно интегрированы между собой.

Обращаюсь к руководству наших крупнейших компаний – к руководству Ростеха, Роскосмоса, Объединённой авиационной строительной корпорации, Объединённой судостроительной корпорации, Росатома, других отечественных высокотехнологичных компаний – активно используйте открывающиеся возможности.

Нужно создать у себя подразделения, которые будут предметно работать со стартапами и малыми инновационными компаниями, а также венчурные фонды, чтобы финансировать такие проекты. Прошу, чтобы это не осталось просто пустой фразой. Я прошу вас это сделать практически и как можно быстрее.

В свою очередь, у крупного бизнеса должен быть чёткий правовой механизм покупки или вхождения в капитал малых инновационных компаний. Прошу Правительство и Государственную Думу подготовить и принять необходимые поправки в закон.

Дорогие друзья! Мы переживаем не простой, противоречивый, но очень интересный период, полный новых идей, открытий, проектов, быстрых изменений. И чтобы отвечать на вызовы времени, требуются настойчивость и воля, потому что это участие в создании будущего, а его всегда определяли дерзкие, умные, целеустремлённые, эффективные люди. Те, кто готов воплотить свои интеллектуальные способности, предприимчивость в смелые новаторские замыслы и полезные для страны дела.

Именно такие люди, в том числе совсем молодые, добиваются сегодня успехов в науке, создают современный бизнес, реализуют гражданские и социальные инициативы. Поэтому мы будем приумножать наш человеческий капитал и, уверен, сможем обеспечить устойчивый долгосрочный рост – новое качество российской экономики, сможем преобразовать Россию, изменить к лучшему жизнь наших граждан.

Нам предстоит большая созидательная работа, и мы приглашаем всех к партнёрству. Убеждён, что оно будет интересным и взаимовыгодным.

Добро пожаловать к совместной работе в России!

Я благодарю вас за внимание. Спасибо большое.

М.Келли: Мы продолжим выступления через минуту. Но меня попросили задавать вопросы в промежутках, если есть вопросы.

У меня есть вопрос, который я хотела бы задать Вам, господин Президент. Вы отметили, что Россия сейчас вступает в новую эпоху роста, но в России по-прежнему сохраняется серьёзная проблема неравенства доходов – 1 процент богатых людей обладает более 70 процентами богатства. Я говорила с русскими людьми, они говорят, что слишком много денег они тратят на продовольствие из своего бюджета, на одежду, например. Что делается для того, чтобы решить эту проблему?

В.Путин: Для того чтобы решить эту проблему, нужно реализовать программу, о которой я сейчас рассказал. Нужно развивать новые технологии. Речь не идёт о том, чтобы деньги разбрасывать и раздавать, речь идёт о том, чтобы наша экономика генерировала больше доходов, а люди получали больший доход соответственно. И сделать это можно исключительно на путях развития новых технологий, в том числе и цифровых технологий.

Проблема, о которой Вы сказали, действительно существует. Она характерна не только для России, для очень многих стран, экономик мира. Но мы эту проблему знаем, мы её признаём, она является наиболее чувствительной. Это первое.

Второе – мы не можем ждать очень долго. Поэтому государство должно своими способами, своими инструментами таким образом перераспределять ресурсы, чтобы поддерживать тех, кто находится в достаточно сложном положении и сложной жизненной ситуации.

Таких инструментов у нас много, например, поддержка семей с небольшими доходами по уплате жилищно-коммунальных платежей, – это, на первый взгляд, скучные вещи, но они очень важны для людей, – это так называемый материнский капитал, который мы выплачиваем семьям с двумя и большим количеством детей. У Вас их, я знаю, трое. Если бы Вы были российской гражданкой, мы выплатили бы и Вам семейный капитал.

Но этого недостаточно. Мы должны наращивать эту целевую, адресную поддержку. То есть мы, с одной стороны, должны помогать тем людям, которые честно, хочу подчеркнуть, честно заработали свои капиталы, помогать им вкладывать в развитие экономики, а не в потребление, кстати говоря. А с другой стороны, выработать именно адресную поддержку тех, кто нуждается в помощи со стороны государства.

М.Келли: Спасибо большое.

Следующий выступающий – Премьер-министр Индии Нарендра Моди.

Пожалуйста, Вам слово.

Н.Моди (как переведено): Ваше превосходительство Владимир Путин, Президент Российской Федерации! Ваше превосходительство господин Кристиан Керн, Федеральный канцлер Австрии! Ваше превосходительство господин Игорь Додон! Ваше превосходительство Антониу Гутерреш, Генеральный секретарь ООН! Дамы и господа!

Прежде всего хочу поблагодарить Президента Путина за то, что пригласил меня на такой важный Петербургский международный форум. Президент Путин, это его родина – красивейший город, и население здесь так тепло встречает тебя.

Отношения между Индией и Россией во всех направлениях растут очень стремительно. Мы отмечаем 70-летие дипломатических отношений, и в такой ответственный момент я имею возможность находиться среди вас. В мире среди стран отношения являются обычным делом, однако мало таких стран, между которыми основа отношений – это взаимное доверие. Больше, чем личная выгода, бывают значимые отношения.

И сегодня перед вами я могу с уверенностью утверждать, что за прошедшие 70 лет отношения между Индией и Россией были основаны не на личной выгоде, а на взаимном доверии. Много изменений произошло за это время в мире, но наши отношения непременно постоянно росли, стали выше, глубже, шире. Поэтому я с этим поздравляю Президента Путина. Это стало возможным благодаря его сильному лидерству.

Я нахожусь среди вас и представляю 1 триллион 250 миллионов человек. Мир смотрит естественным образом на Азию, и когда смотрит на Азию, то естественно, чтобы на Индию тоже посмотрели.

За прошедшие три года я находился у власти в качестве Премьер-министра. Через три десятилетия в Индии появилось правительство с большинством голосов, которое стабильно. И благодаря этому в каждой области жизни, в каждой сфере с продуктивными решениями и решительными мерами мы быстрыми темпами стремимся вперёд.

Сегодня ВВП Индии в годовом расчёте составляет семь процентов, и среди крупных экономик мира это наиболее быстрорастущая экономика. За небольшой срок Индии удалось внести много поправок в минимальное управление и максимальную управляемость. На основании этого принципа мы приветствуем, а не красный флаг выставляем. Для достижения этих целей мы внедрили много реформ.

И одно ясно, что когда бывает политическая воля, политическая стабильность, ясное понимание, именно тогда возможны и такие реформы. И когда бюрократия была живучей и активной, и она в согласии с принимающими решения органами, то это бывает возможно. В демократии реформы, когда растёт участие народа, происходит трансформация, и сегодня Индия быстро движется в направлении трансформации.

Индия – крупнейшая страна: более 100 языков, 1700 диалектов. Такое разнообразие – это и есть наша сила и особенность. За последние несколько лет благодаря этому разнообразию много новшеств. Что касается налога, в каждом штате у нас были разные законы, и если одна компания работает в 3–4 штатах, то им приходилось работать с разными законодательствами.

И могу с удовольствием утверждать, что мы общий налог ввели, много лет над этим работали. Мы ввели это законодательство, и с 1 апреля у нас был введён общий налог. Во всех штатах, по всей стране будет единая система налогообложения. Для любого инвестора это очень полезная вещь.

Как сказал господин Путин, я тоже уверен, что в будущие времена будет движение технологий. И технология стала частью народа. Мы двигаемся вперёд с идеей цифровой Индии, и как оказывает влияние цифровой мир на жизнь людей.

Нам нужно осознавать, что цифровой раздел в любом обществе может создавать огромные осложнения. И поэтому на этом пути прогресса нам нужно обратить внимание и на то, что в любой ситуации мы бы не позволили, чтобы был цифровой раздел. Поэтому у нас движение цифровой Индии развивается, и мы хотим, чтобы каждый гражданин Индии получил пользу от этого.

Мы финансовую инклюзивность внедряем. И в этой связи мы ввели план для каждого индийца – мы связали с банковским делом, используя технологии, мы открыли банковские счета, и через биометрическую идентификацию каждого гражданина... И благодаря этому качество жизни у нас повышается, и чтобы вся польза шла наиболее неимущим, мы вводим эти планы. То есть это финансовая инклюзивность – это основа биометрической идентификации для мобильного управления. Мы дали этому название GM, и благодаря этому получит наиболее неимущий. В этом направлении мы ведём работу.

Наше правительство когда пришло к власти, то мы приняли ещё и решение, как уменьшить законы. Вы обрадуетесь, что моему правительству, то есть у нас прошло около 400 дней, и 1200 новых реформ ввели, и выходит около трёх реформ на каждый день.

Что касается глобальных показателей, то мы хотим развиваться. Если кто-либо из любого конца мира хочет вкладывать в Индию, то он может. Мы должны иметь глобальные правила для облегчения ведения бизнеса. Всемирный банк даёт рейтинг. Там у нас большие достижения в этой области.

Хочу сообщить вам, что за три года мы увеличили свой рейтинг и ввели семь тысяч новых реформ на федеральном уровне. Что касается правительств штатов, то отдельные реформы. Вот мы семь тысяч приняли – это в своём роде большое событие, а если добавить ещё и реформы в штатах, то цифра была бы намного больше. И результаты этого отмечены и Всемирным банком, наш рейтинг в Doing Business, там у нас рейтинг повысился.

И все агентства по рейтингу – будь это Всемирный банк, МВФ, Всемирный экономический форум и другие агентства по рейтингу, – все они единогласно сказали, что Индия быстро движется вперёд. И что касается экономического развития, то Индия в ближайшем будущем создаст лидерство, и все агентства проявили такую идею.

Что касается прямых иностранных инвестиций, то в этой области мы тоже ввели много реформ, чтобы конкурентность повысилась, и наш рейтинг там тоже увеличился. Что касается прямых иностранных инвестиций, то впервые наша страна в показателях ЮНКТАД, нам удалось привлечь иностранные инвестиции. Что касается прямых инвестиций, то среди десяти лучших стран Индия находится среди первых трёх стран.

Все рейтинговые агентства сказали, что инвесторы мира тогда приходят в страну, когда есть безопасность их капвложений. Любым инвестициям нужна безопасность, защита инвестиций. Наша законодательная система, юридическая система живуча, и это большая гарантия. Использование английского языка тоже.

Интерпретация закона и правил тоже легко делается во всём мире, и любой гражданин мира может легко понять наше законодательство и наши правила и может принять самостоятельное решение. Что касается прямых иностранных инвестиций, то есть защита и гарантия инвестиций, и я думаю, что это тоже усилится в предстоящем будущем.

Мы движемся вперёд с идеей новой Индии. Мы хотим улучшить инфраструктуру. Вы можете себе представить, что страна с населением 1250 миллионов в глазах мира – это большой рынок. И в то же время мы такая страна, которая имеет 800 миллионов граждан ниже возраста 35 лет. Мы – очень молодая страна.

Благодаря этой молодёжной силе имеются у нас и способности, и могущество. Вы можете понять талант наш, что во многих странах были испытания, чтобы полететь на Марс. У них успех был достигнут через три, пять или десять экспериментов. Но в первый раз, самая первая попытка удалась, и мы попали на Марс.

Но нужно будет ещё похлопать в связи со следующим моим заявлением. И вот что я хочу сказать. За меньшие расходы нам удалось попасть на Марс – вот в чём заключается талант молодой Индии.

Что касается развития людского ресурса, человеческого капитала, то для нас это приоритет. И я не хочу места создавать, а я такие отрасли хочу создавать, которые создавали бы места сами. Мы хотим, чтобы наша молодёжь со способностями так развивалась, чтобы создавали места для других.

Поэтому что касается развития умений, то я приглашаю всех, кто работает в этой области образования и развития способностей, у нас 800 миллионов молодых людей, которые могут восполнить спрос всего мира. Индию знают благодаря IT, но больше, чем IT, наша молодёжь в этих областях может многое предоставить. Я приглашаю всех вас работать в этой области тоже.

Что касается развития, то Индия имеет три основных приоритета, потому что наша страна – это страна деревень. Урбанизация очень быстро проходит. Для урбанизации нужна современнейшая инфраструктура, нужен метрополитен. В 50 городах обработка отходов, обработка воды в городах, где от 500 тысяч до миллиона проживает. У нас 500 городов, где нужно создавать инфраструктуру.

У нас крупнейшая инфраструктура железных дорог, вторая в мире. Около 250 миллионов человек бывают в вагонах. Это намного больше, чем население многих стран. Такая сеть у нас сеть. Нам нужно расширить эту сеть, нужно повысить качество технологий, нужно провести модернизацию. И поэтому в некотором роде, что касается инфраструктуры, большие имеются возможности в этой области.

«Чистая Индия», у нас есть такое движение, там 2500 километров протяжённость реки Ганг. И много европейских стран имеется, которые имеют опыт очищения рек. Мы приглашаем технологии в этой области, у нас всё имеется. Я приглашаю вас, чтобы участвовали в этом проекте.

И три аспекта: у нас треть – это сельское хозяйство, производство – одна треть, и треть – это услуги, сервис. Я говорю: треть – это сельское хозяйство, это технологическое вторжение. Как мы увеличим качество производства и как мы органическое сельское хозяйство хотим развивать, мы и тут быстро движемся вперёд.

Что касается обработки пищи, то в ноябре у нас будет глобальный саммит по обработке пищи в Индии. Для добавленной стоимости есть большие возможности. И я приглашаю всех, кто связан с этой отраслью, пожалуйста, приезжайте к нам – у нас безграничные возможности в любой области. Там есть возможности и в области производства.

Что касается медицинского оборудования, мы хотим развивать. Что касается здравоохранения, мы хотим обеспечить очень дешёвые лекарства и услуги для наших бедных граждан. Я приглашаю компании инвестировать и развивать производства у нас. Индия – это тоже большой рынок. Мы приглашаем весь мир.

Что касается производства оборонного оборудования, то у нас много возможностей. Мы много реформ там тоже ввели и исключили много товаров из списка оборонного оборудования. Там не нужно лицензий, кто угодно может их производить. Их я тоже приглашаю. Что касается оборонного производства, то мы – большой рынок. С этой точки зрения я тоже приглашаю вас. Приезжайте к нам, участвуйте в производстве оборонного оборудования.

Что касается сектора услуг, мы – старейшая страна мира. Есть городское развитие, планировка у нас в Индии есть. Если вы хотите понять цивилизацию, и мы хотим развивать туризм и сектор услуг, мы хотим развивать, находясь в России.

Болливуд знают в каждом доме в России. Нет людей даже из нового поколения, которые не знают Раджа Капура или индийских фильмов. Наши региональные фильмы тоже такие сильные, что по ним тоже есть большие возможности у нашей страны.

Что касается производства, то в этой области у нас своя особенность. У нас есть культурное наследие, и наследие такое: у нас есть летопись, веды. Посвящены эти веды окружающей среде. И мы движемся с этими идеями, поэтому защита окружающей среды, охрана окружающей среды важны. Эксплуатация окружающей среды – это преступление, и мы так размышляем. Поэтому мы не принимаем эксплуатацию окружающей среды. Мы хотим, чтобы только дарили природу.

Поэтому в производстве мы хотим нулевой эффект. Когда я говорю о нулевом дефекте, то наши основы должны быть глобальными, чтобы не было никаких дефектов. И нулевой эффект – я имею в виду, чтобы наш производственный процесс не оказывал воздействие на окружающую среду, была бы охрана окружающей среды. И в этом направлении мы движемся.

Что касается источников традиционной энергетики, то мы работаем больше в области возобновляемых источников энергии, 175 гигаватт мы хотим до 2022 года внедрить. Тут я имею в виду не ядерную энергетику, а энергию Солнца, биомассу. Это большое предложение всему миру как какая-то задача, мы хотим ответственно работать.

Что касается окружающей среды, то мы веками, когда в мире не говорили о глобальном потеплении, когда Парижского соглашения не было, я был главным министром в Гуджарате, на этой должности. Наше правительство было четвёртым в мире.

Мы создали климатическое отделение для охраны окружающей среды, поэтому мы привержены этому делу и движемся вперёд с этими намерениями. Мы светодиодную лампу создали, 400 миллионов ламп светодиодных мы доставили в дома, и тысячи мегаватт электроэнергии мы сэкономили. И это тоже помогает в охране окружающей среды.

Темы, о которых я говорю, в мире много проблем ещё, обо всём я не буду говорить. Я приглашаю всех вас. У нас 1 триллион 250 миллионов человек, старейшая страна, приглашаем вас для экономического развития. У нас беспредельные возможности. Ещё раз приглашаю вас.

И я от души благодарю Президента Путина, что он дал нам возможность рассказать об Индии.

Благодарю вас.

М.Келли: Господин Премьер-министр, благодарю Вас.

Сейчас хотела бы передать слово Федеральному канцлеру Австрии Кристиану Керну.

К.Керн: Уважаемый господин Путин! Уважаемый Премьер-министр Моди! Президент Додон!

Позвольте в первую очередь поблагодарить Вас за приглашение на сегодняшнее мероприятие и возможность выступить здесь с речью. Для нас это мероприятие играет огромную роль, и это связано с тем, что российско-европейские и российско-австрийские отношения для нас играют важную роль. Они играли важную роль не только в прошлом, но, я убеждён, будут играть большую роль в будущем.

Сегодня мы видим, какая ситуация складывается в мире, и понимаем, что изменения происходят невероятные. Эти изменения ускоряют время таким образом, что ответственность ложится не только на элиты, правящие элиты, но и на людей в наших странах. Если мы обратимся к вопросу, что движет этими изменениями, то можно прежде всего назвать три вещи.

Во-первых, это такой феномен, как глобализация. Мы все знаем, что глобализация за последние 25 лет принесла нам огромный прогресс. Мы видим, что люди, жившие прежде в бедности, количество таких людей сильно сократилось. Раньше было примерно 40 процентов людей, которые жили меньше чем на доллар в день, теперь это всего лишь 10 процентов.

Глобализация также привела к тому, что серьёзно снизилась детская смертность, увеличилась продолжительность жизни людей. Также мы видим, что сегодня в демократическом строе живёт гораздо больше людей, чем это было ещё 20–30 лет назад. Всё это связано с взаимодействием континентов друг с другом, с сотрудничеством между культурами, странами и с тем живым обменом, который происходит в связи с этим.

Второй движущей силой является развитие технологий. И эта смесь между глобализацией и технологиями привела к ускорению времени. Имею в виду цифровой мир, роботизацию, интернет, распространяющийся повсюду. Всё это даёт нам новые возможности для развития. Мы уже умеем излечивать рак. Мы видим, что вскоре и другие невзгоды уйдут из жизни человека. Всё это очень сильно влияет на жизнь нашей планеты.

И третьим таким моментом, который очень сильно влияет на неё, является изменение климата. Я убеждён в том, что это феномен, который является настоящим вызовом для нас, и он также связан с огромным вопросом, связанным с миграцией. Нам необходимо искать решение этих вопросов.

Если посмотреть на все эти вещи, которые я назвал, то есть глобализация, изменение климата и технологии, мы увидим, что мир таит в себе огромное количество новых возможностей для нас. Но также нам известно, что большое количество людей в наших обществах рассматривает эти возможности как угрозы.

И мы видим, что подобное мышление действительно порождает порой негативное развитие и негативные мысли, в частности и у среднего класса в Европе. Однако же если мы будем воспринимать вызовы как шансы, то, по сути, у нас есть только одна возможность работать с этой ситуацией, а именно, решать имеющиеся вопросы и встречать с достоинством эти вызовы.

Мы вынуждены брать эти технологии и работать с ними, а не просто прятать их куда-то, убирать в долгий ящик и считать, что они нас никогда не коснутся. Мы с помощью технологий и с помощью нового развития должны делать всё возможное, всё, что мы можем, для наших стран.

При этом нужно иметь в виду три вещи.

Во-первых, способность к инновациям должна не только сохраняться в наших экономиках и обществах, но она должна быть усилена. Мы должны обращать внимание на вопросы образования – это должно стать для нас важнейшим приоритетом, в том числе и в политике.

И мы должны понимать, что те вызовы, с которыми мы сталкиваемся, должны решаться с учётом социального баланса.

И эта комбинация с глобализацией нашего мира и изменением климата приводят к тому, что мы действительно одновременно будем и выигрывать от этого, и в чём-то проигрывать. Именно поэтому необходимо обеспечить, чтобы наше общество не разделилось на победителей и проигравших. Нельзя допустить того, чтобы один процент общества обладал таким же количеством богатства, как 99 остальных процентов, – такое общество будет нестабильным.

И этот социальный баланс, для того чтобы его обеспечить, необходимо в первую очередь создать благосостояние. Это удаётся только при сотрудничестве, при развитии сотрудничества, выстраивании мостков между странами и развитии экономического сотрудничества. Во всяком случае, таким является путь европейский, так мы видим его. Это максимальная экономическая открытость. Мы убеждены в том, что именно экономическая открытость является предпосылкой открытости политической, и также она важна для мирного развития.

Последние месяцы мы видели, что, в частности, Европа столкнулась с серьёзными вызовами. Выход Великобритании из ЕС создал полностью новую для нас ситуацию. На протяжении долгих лет мы исходили из того, что Европой движет только интеграция и только улучшение сотрудничества между странами.

Но сейчас мы видим, что всё больше людей в Европе не верят в этот прогноз, и в итоге часть из них приняла решение уйти из ЕС. Вы наверняка знаете, что в связи с этим возникла серьёзная дискуссия. В частности, и другие страны задаются вопросом о выходе из ЕС. Станет ли это ослаблением ЕС? Не является ли это началом конца?

Уверен, что тут можно процитировать Марка Твена, который говорил о том, что слухи о смерти Европы сильно преувеличены. Уверен в том, что сейчас настало время вновь прийти в себя, понять, что необходим процесс реформ, который в итоге приведёт к тому, что Европа и ЕС возьмут свою собственную судьбу в свои руки и с достоинством встретят вызовы сегодняшнего времени.

Если нам удастся сделать это, то мы поймём, что экономическое сотрудничество не является только вопросом экономического процветания. Мы также поймём, что Европа всегда воспринимала себя как сообщество, основанное на ценностях. И именно это должно стоять в центре всех наших устремлений, а именно приверженность правовому государству, приверженность демократии и правам человека.

60 лет назад, когда были подписаны Римские соглашения, Европейский союз и все страны-участницы дали обещание собственным гражданам, согласно которому им будет обеспечено благосостояние и стабильность. И когда мы пытаемся общаться с молодёжью на Западе, мы видим, что вот то видение сейчас уже не обладает прежней силой. И сложно вести за собой молодёжь.

Тысячу лет назад в Европе были ужасные войны, и мы видим, что с 1945 года Европа развивается мирным путём, и военных действий не ведётся. Однако когда я говорю со своими детьми или с молодёжью в моей стране, то я понимаю, что они уже привыкли к этой ситуации, для них это само собой разумеющийся момент, и поэтому никакого восхищения у них не вызывает этот мир. Вопрос в том, какие последствия у этого будут. Логично, что это обеспечено за счёт успешного экономического развития и благосостояния.

Президент Путин говорил о том, что экономическое развитие и в России тоже является очень твёрдым, и Индия тоже здесь на верном пути, и цифры экономического развития только растут. А в Европе мы видим, что впервые, спустя долгое время, мы видим, что тоже во всех странах снижается безработица и растёт экономика.

Однако когда мы анализируем наши вызовы, которые стоят сейчас перед нами, мы понимаем, что решить их можно только при последовательном продолжении сотрудничества с Россией. Все мы уверены в том, что политика разграничения, политика закрытия границ является неверной и, в любом случае, она не приведёт к укреплению благосостояния.

Вторая тема, которой необходимо заняться, это вопрос безопасности. Мы знаем, что терроризм сейчас является феноменом, который присутствует повсюду. И, тем не менее, граждане наших стран ожидают от нас, что мы будем гарантировать их безопасность, что мы решительно и совместными усилиями будем бороться с терроризмом. А это удастся нам только в том случае, если мы будем готовы плечом к плечу искать возможности для сотрудничества между Европой, Россией и всеми людьми и странами, которые затронуты этой опасностью.

Мы выучили уроки прошлого и понимаем, что эту важную задачу мы сможем решить, только если будем действовать решительно и не будем стесняться защищать свои интересы, свою безопасность. Мы видели это в рамках миграционного кризиса, видели, что Европа должна гораздо больше обращать внимания на защиту собственных границ, а также обращать внимание на ситуацию с безопасностью в тех странах, которые являются источниками беженцев в Европу.

Последний вызов, о котором я хотел бы поговорить сегодня, это то, что нам необходимо, действительно, решительно бороться с изменением климата, с глобальным потеплением. И я был очень рад сегодня услышать и от Президента Путина, и от Премьер-министра Моди, что они считают эту цель очень важной.

Это не только вопрос защиты природы, это не только вопрос того, как мы будем обращаться с нашей планетой в будущем, это также вопрос, который непосредственно касается наших экономических интересов. И когда мы говорим о том, что это защита интересов американских рабочих, то мне кажется, это очень неверный тезис.

Крупные американские предприятия, такие как Intel, Microsoft, Apple или Facebook, уже давно сами включились в борьбу с потеплением, в борьбу с изменением климата. И они продвинулись там гораздо дальше, чем в целом оценки американских политиков на этот счёт.

Ещё четвёртый пункт, о котором я хотел бы сказать, – это тема инновации. Мы знаем, что способность к инновациям решительным образом влияет на нашу экономику. Я очень внимательно слушал о том, что говорил господин Путин, когда говорил о крупных предприятиях и стартапах в этой связи, – это очень важные моменты.

И мы действительно стараемся сделать так, чтобы инновации в нашей стране были успешными. Три процента нашего ВВП мы тратим каждый год на развитие новых технологий, на исследования. И мы стараемся увеличивать эту сумму ежегодно.

Говоря об инновациях, важно отметить, что это не только, на мой взгляд, основа для нашего будущего. Но и также хочу сказать, когда я отправлялся сюда, последнее, что я сделал в Вене, я был на фестивале стартапов. Очень крупный фестиваль, молодёжь всего мира представляет там свои проекты и пытается с помощью своих стартапов изменить мир будущего. Интересны не только технологии и решения, которые представлены на этом фестивале.

Действительно потрясающим там является атмосфера, вид молодых людей. Такое впечатление, что происходит настоящая вечеринка. Вы видите в их глазах интерес к собственной работе, они хотят работать, несмотря на различия в культуре, несмотря на какие-то границы. И мне кажется, что эти молодые люди могут стать для нас всех примером для подражания для наших совместных проектов.

Благодарю за внимание.

И.Додон: Уважаемый Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин! Уважаемый Премьер-министр Индии! Уважаемый Канцлер Австрии! Рад приветствовать всех участников от имени Республики Молдовы, от имени моей страны!

Я участвую в работе Санкт-Петербургского форума с 2008 года, но впервые в качестве Президента хочу поблагодарить Президента Российской Федерации, организаторов за то, что дают нам возможность выступить на столь важном мероприятии. Это очень важный сигнал для нашей страны, для молдавского народа.

Всегда на площадках этого форума обсуждались очень актуальные, важные вопросы. Так же и на данном этапе. Думаю, что всех интересует, с какими вызовами мы будем сталкиваться в ближайшее время. Это касается всех экономик: малых экономик, больших, вне зависимости от потенциалов.

Но, по моему мнению, есть несколько принципиальных моментов, из которых нужно исходить. И основной такой момент – это то, что мир перестал быть однополярным, в связи с чем принципы глобализации должны уйти в прошлое. На место однополярного мира пришло время многополярного мира.

Глобализацию начали потихонечку менять на новый принцип – это принцип локализации, который выражается в усилении локальных особенностей народов, стран и социальных систем. Что это означает на практике или более простыми словами?

Время, когда единые правила и стандарты, разработанные в одной стране, должны были быть приняты всеми другими, ушло в прошлое. Это раньше, буквально недавно, было модно считать, что то, что хорошо для определённой державы, к примеру для Соединённых Штатов, то это великолепно для всего мира.

А если делать ремонт в стране или дома, то лучше делать евроремонт. Мы все наконец осознали, что мы другие, чем западный мир. У нас другие обычаи, у нас другие ценности, а искусственное навязывание своих заморских принципов и законов ни к чему хорошему не приводит.

Ещё Конфуций говорил: «Когда пути не одинаковы, не составляют вместе планов». У каждого региона, у каждой страны есть свой исторический путь и в прошлом, и в будущем, и нельзя их подводить под общие правила и стандарты.

То же самое происходило и ещё происходит с Республикой Молдова. Мы столкнулись с такой же ситуацией. Согласно прописанным принципам глобализации буквально несколько лет назад, в 2014 году, Молдова подписала кабальное, по сути, соглашение об ассоциации с ЕС и создала зону свободной торговли. Причём были созданы асимметричные условия в пользу производителей из Европейского союза. Нам обещали молочные реки и кисельные берега.

Прошло три года. Вот результат: наводнили молдавский рынок европейскими товарами, потеряли две трети российского экспорта, в несколько раз упали иностранные инвестиции, существенно выросла коррупция. Получилось так, как говорят обычно в народе: «Было гладко на бумаге, да забыли про овраги». А нам по ним ходить пришлось.

И после восьми лет проевропейской и явно антироссийской политики мы после президентских выборов прошлого года начали выпрямлять ситуацию. Вернулись к стратегическому партнёрству и диалогу с российскими партнёрами, возобновились экспортные поставки, экономическое сотрудничество. Буквально за первый квартал этого года – рост экспорта из Республики Молдова в Россию на 42 процента. Начали решать проблему мигрантов. Подписали соглашение о сотрудничестве с ЕАЭС и намерены получить статус наблюдателя. То есть мы практически вспомнили наконец-то слова Конфуция и начали строить вместе планы, вместе с теми, с кем у нас общий путь, с кем у нас общая история, и у нас общая многовековая история.

Кстати, в этом году мы отмечали 25-летие дипломатических отношений между Молдовой и Россией. Но первые дипломатические отношения у нас появились ещё в конце XV века. У нас общая многовековая история, общий Дмитрий Кантемир, который, кстати, был главным советником Петра Великого, который создал этот замечательный город – Санкт-Петербург. У нас общая православная церковь, общая вера. 98 процентов граждан Республики Молдова – православные. У нас общая победа в Великой Отечественной войне, и никому у нас этого не отнять.

Конечно, очень многим это не нравится. Последовали провокации, даже те, последних дней. Дипломатические скандалы, высылки дипломатов. Я думаю, что всем понятно, чего они добиваются и добивались: спровоцировать новый разрыв отношений с Российской Федерацией, помешать Президенту Молдовы в его начинаниях.

Но я уверен, что мы через всё это пройдём и станем сильнее. Мы будем последовательно отстаивать свои интересы, возвращать стратегическое партнёрство, укреплять государственность Молдовы на условиях нейтралитета, объединять страну и решим приднестровскую проблему.

Принципиально важно уйти от глобализации, в которой Молдове не место, нас просто сотрут в порошок: и нашу экономику, и наши традиции, и нашу веру. Но нужно перейти к локализации, быть вместе в тех региональных объединениях, с теми странами, с которыми у нас общие интересы, общая история и общее будущее.

Недавний горький опыт Республики Молдова заставляет нас вновь обратить взор в сторону одной концепции, которая долгое время находилась на периферии мировых экономических трендов, но которую следует воскресить. Я имею в виду принцип и стратегию суверенной экономики.

Кстати, сегодня говорили очень много про экономику, про цифровую экономику. Наверное, очень мало кто из присутствующих знает, что у нас в Молдове очень высокое проникновение интернета и один из самых быстрых интернетов в мире – у нас пятое место в мире. Если мы говорим об интернете, думаю, что для цифровой экономики это очень интересно.

Мы будем строить нашу страну, наше будущее, исходя из наших национальных интересов, интересов наших граждан и экономических агентов. Будем торговать и дружить со всеми: и с Западом, и с Востоком, – но не вместе с кем-то против кого-то. Любые санкции и фобии контрпродуктивны.

Молдова не должна и не будет строить отношения с теми, кто хочет навязать нам то, что нам не нужно. Приходите в гости! Мы – гостеприимный народ, но не надо нас заставлять принимать ваши законы и ценности. Мы готовы дружить и готовы торговать, но по-братски, не по-барски.

В заключение хочу обратиться ко всем тем, кто видит ещё будущее своей страны, своего народа через розовые очки однополярного мира. Опомнитесь, хватит играть роль пешек в геополитических шахматных баталиях! Не давайте себя использовать как региональное пушечное мясо для решения геополитических затей. И когда будете принимать решения для будущего своей страны и своего народа, вспомните про Конфуция: «Не надо связываться с теми, кто видит по-разному будущее ваших народов».

Спасибо большое за внимание.

 


Дискуссия на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума
 

М.Келли: Большое спасибо, Президент Додон.

Ну, как у всех дела? Держитесь? Хорошо.

Теперь последуют вопросы для всех выступающих, у нас будет много тем, поэтому оставайтесь.

Давайте начнём с тех новостей, которые обсуждаются сегодня и о чём все думают. Вчера, как вы знаете, Президент Трамп объявил, что Соединённые Штаты выйдут из Парижского соглашения по климату, говоря о том, что это наносит ущерб американской экономике и будут потеряны рабочие места. Европейские лидеры быстро среагировали, обвиняя Президента Трампа. Как Вы к этому относитесь, господин Президент Путин?

В.Путин: Я не отношусь к числу европейских лидеров, во всяком случае, они так не считают (смех, аплодисменты), но, конечно, у нас, я имею в виду Россию, есть своя точка зрения. Кстати, Вы сами читали эти парижские соглашения? Нет, не читали, я вижу.

Вообще, Парижское соглашение – это хороший, правильный документ, направленный на решение одной из глобальных проблем сегодняшнего дня, на то, чтобы помешать изменению климата. Вопрос, в состоянии ли мы помешать изменению климата. Речь там идёт о чём? О том, чтобы не допустить роста температуры на два градуса.

Как-то мы здесь пока не ощущаем, что температура сильно растёт. Но, кстати говоря, мы должны быть благодарны Президенту Трампу. Вот сегодня в Москве, говорят, снег даже был, здесь – дождь, холодина такая. Теперь можно всё свалить на него и на американский империализм, что это всё они виноваты. Но мы этого делать не будем.

А если посмотреть, что же такое Парижское соглашение, – это вообще-то рамочный документ, и там всё, в этих парижских соглашениях, передано на решение национальных правительств. Там нет обязательных требований, все страны принимают решение самостоятельно. Вот Соединённые Штаты взяли на себя обязательство сократить, по-моему, на 26–28 процентов выбросы в атмосферу к 2025 году, а Россия взяла на себя обязательства выйти на уровень 70 процентов выбросов от 1990 года, но к 2030 году.

Соединённые Штаты ратифицировали, насколько я помню, это соглашение, мы пока – нет. Но мы не сделали этого потому, что мы хотим дождаться, когда будут сформированы правила распределения ресурсов и другие чисто технические, но важные вещи. Соединённые Штаты взяли на себя обязательство внести в так называемый Зелёный фонд 100 миллиардов долларов, которые должны пойти на помощь развивающимся странам в их экологических программах. Но как должны поступать эти средства, куда, кто ими будет распоряжаться – пока эти вопросы не решены.

Я из чего исхожу. Ведь для того, чтобы сократить выбросы на 26–28 процентов к 2025 году, а это время уже не за горами, нужно, действительно, провести, видимо, большую модернизацию производства. Нужно заставить бизнес вложить сотни миллионов, а может быть, миллиарды, точно, миллиарды долларов в экономику.

Есть ещё одна сторона этой медали. Нужно подумать, что делать с работниками, которые будут выбывать из сегодняшней системы производства. Нужно их трудоустроить, заранее об этом подумать и тоже вложить соответствующие ресурсы, если мы не хотим, чтобы они остались за бортом и пополнили армию людей, которые живут за чертой бедности.

У меня спросили по поводу людей, которые живут с маленькими доходами в России. Кстати говоря, мы с 2000 года, у нас было 40 процентов людей, живущих за чертой бедности, мы их сократили почти в два раза к сегодняшнему дню. Есть определённые колебания, связанные с кризисом сегодняшнего дня, но всё-таки это нам удалось сделать. Ну так вот, надо подумать и в Штатах: а что делать с людьми, которые окажутся без работы? Это тоже дополнительные ресурсы.

Поэтому я не стал бы сейчас судить Президента Трампа, потому что Президент Обама принял соответствующее решение, может быть, действующий Президент считает, что они не до конца продуманные? Может быть, он считает, что нет соответствующих ресурсов? Это всё нужно повнимательнее посмотреть. Но, на мой взгляд, можно было бы и не выходить из парижских соглашений, потому что они носят рамочный характер. А, по сути, можно было бы что сделать?

Можно было бы изменить обязательства Соединённых Штатов в рамках этих парижских соглашений. Но обратно ведь плёнку не отвернёшь. То, что сказано, уже сказано, и нужно думать, как жить дальше, что дальше делать. А проблему дальше бросать, конечно, нельзя. Но, насколько мне известно (я, правда, не знаком с самим текстом заявления Президента Трампа), он сказал, что он хотел бы либо пересмотреть эти соглашения, либо подписать какое-то новое соглашение.

Он ведь не отказывается от того, чтобы работать над этой проблемой. И мне кажется, сейчас нужно не шуметь по этому поводу, а всё-таки создать условия для совместной работы, потому что если такие страны, крупные эмитенты, как Соединённые Штаты, не будут совсем работать, то тогда вообще никакого соглашения в этой сфере не удастся согласовать и подписать. Поэтому нужно исходить из того, что есть, и стремиться к тому, чтобы эту работу всю наладить в конструктивном ключе.

М.Келли: Премьер-министр Моди, Вы сказали, что не предпринимать действия для климатических изменений будет преступным. Это Вы хотите сказать Президенту Трампу?

Н.Моди: Что касается корреспондентов, Вы с ними связаны и с медиа. Поэтому создавать горячие новости, – может быть, Вам это близко к сердцу.

Я очень простым образом говорил о новой Индии, о том, какая у нас мечта. И второе, я говорил о ведах, которым 5000 лет. Я говорил, – меня тогда не было, это было сказано 5000 лет назад, – что «человек должен доить молоко», а эксплуатация природы не разрешается... Я только упомянул об этом.

Второе. Три дня назад в Германии мне задали вопрос, и тогда никто по этому поводу не выступал. Ещё в Германии я говорил, что или с Парижским соглашением, или без. Мы убеждены – это наша традиция, культурная традиция. То, что мы должны будущим поколениям, мы не можем у них отнять. Нужно нам оставить такую красивую страну, чтобы они тоже жили, дышали свежим воздухом и чтобы вели жизнь хорошо. Такая у нас была традиция. Об этом мы упоминали и там, и тут тоже.

М.Келли: Если позволите, скажу, что, может быть, Президент Трамп с этим согласится. Тогда вопрос: насколько, действительно, это может причинить такой экономический ущерб Америке и лишить её занятости, что сейчас это не самое лучшее решение для нас. Такова его позиция, что привело к отрицанию другими лидерами. Что Вы по этому поводу скажете?

Н.Моди: Мне не кажется, что это такая тема, чтобы я принимал позицию. Дело касается того, что я должен защищать будущее поколение, которое ещё не родилось. В будущих веках те, кто родится, я буду на их стороне.

В.Путин: Кстати, это соглашение даже не вступило ещё в силу. Он должно вступить в силу с 2021 года, так что у нас ещё есть время. Если мы все будем конструктивно работать, мы ещё можем о чём-то договориться. Don't worry, be happy!

М.Келли: И на этой ноте скажу, что на этой неделе Канцлер Германии Ангела Меркель сделала заявление, адресованное в том числе Вам, что Европа должна сама за себя отвечать. Было высказано обвинение Президенту Трампу за то, что он подверг Европейский союз риску, говоря, что Европейский союз должен свою внести лепту. Вы согласны с комментариями Ангелы Меркель?

К.Керн: Посмотрим. Мы это чувствуем впервые, что мы сейчас имеем дело с американским Президентом, который хочет действовать так, чтобы интересы Европы были ослаблены, и это дивиденды в этой большой игре. Думаю, что из этого Европа может вынести следующий вывод: есть вещи, которые мы просмотрели.

Может быть, этих вещей не мало, и это касается всего комплекса вопросов безопасности. Это касается, ещё раз, того, что относится к защите окружающей среды и климатическим изменениям. Мы экономически сильны, мы крупнейшая экономическая среда в мире, и, конечно, мы должны сделать шаг вперёд.

Господин Путин, Вы сказали – без сомнения, правильно обращать внимание на климатические изменения. И парижские соглашения важны в этом смысле.

Я опасаюсь следующего: если Америка выйдет из этой истории, то это будет шагом назад, в прошлое, и это не даст в перспективе развития. Мы должны задаться вопросом, как мы в будущем благосостояние будем обеспечивать нашим людям, нашим народам? И большие взрывные шаги роста, можем ли мы их обеспечить?

Паровая машина была когда-то изобретена, автомобиль, компьютер, интернет – это большие шаги. И, конечно, технологии в области окружающей среды и другие технологии всю модель, бизнес-модель, изменят. И здесь будут новые темы, новые истории для обеспечения стабильного развития в мире. И здесь есть проблема, когда я задумываюсь о том, развалится это или нет, и что здесь, в Европе, будет происходить.

Многие, кто идёт по этому пути, смотрят, какие шаги делаются, ослабят они, усилят они, как направлять потоки капитала. И интересно, и важно здесь знать, что мы хотим поддержать общество и его развитие инвестициями. И если придёт Америка и скажет: «Не буду в это играть!» – это, может быть, не самое решающее, но это повод призадуматься.

Нам нужно стабильное развитие, нам нужен взлёт, но на уверенных крыльях. И, конечно, я имею в виду, что здесь нужно исходить из того, чтобы не ориентироваться только на Америку в первую очередь, а думать о собственном развитии во всех измерениях.

М.Келли: Президент Путин, все эти ссоры вокруг НАТО, все эти склоки вокруг НАТО, они помогают России?

В.Путин: Ссоры вокруг НАТО? Помогают ли они России?

Ну, в том смысле, что НАТО может развалиться, – да, тогда помогут. Но пока что-то мы не видим развала. Знаете, я много раз уже задавался вопросом и публично его ставил. НАТО создавалось как инструмент «холодной войны» в борьбе с Советским Союзом и так называемым Варшавским договором. Сейчас нет ни Варшавского договора, ни Советского Союза, а НАТО существует.

Возникает вопрос: зачем? Ответ только один – что бы там ни говорили, это инструмент внешней политики Соединённых Штатов. Если кому-то нравится, тогда так и хорошо. Но только главное, чтобы те процессы, о которых всегда говорили в НАТО, а именно, говорили о трансформации этого блока скорее в политическую организацию, в организацию, которая создаёт существенные элементы стабильности в мире, – если так будет, то тогда, наверное, и неплохо. Но пока этого не происходит, пока мы видим развитие военной инфраструктуры и приближение этой инфраструктуры к нашим границам. И это нас не может не беспокоить, мы об этом много раз публично говорили.

Если говорить о последней встрече на высшем уровне, то Соединённые Штаты требуют от своих союзников повышения военных расходов и в то же время одновременно говорят о том, что НАТО ни на кого нападать не собирается. А если вы ни на кого не собираетесь нападать, зачем увеличивать военные расходы? Это, конечно, вызывает у нас дополнительные вопросы.

Поэтому, вы знаете, мы старались наладить конструктивный диалог с этой организацией, даже создали Совет «Россия – НАТО» в своё время в Риме. Но всё это прекратило существование, не действует по факту не по нашей инициативе, не по нашей вине. Но отсутствие таких инструментов сотрудничества – это плохо, потому что не даёт нам возможности конструктивно работать над купированием вопросов сегодняшней повестки дня.

Говорят о том, что НАТО должна более активно бороться с терроризмом. Это правильно, это мы поддерживаем. Но в то же время мы что видим? Смотрите, мы только что проводили крупную международную конференцию по вопросам безопасности на уровне советов безопасности стран-партнёров. Приехали представители из 95 стран мира. И очень многие представители с Американского континента, из Европы нам на ухо шепчут: «Нас уговаривали в Брюсселе и Вашингтоне не ехать в Россию».

Это что такое? Люди, которые занимают такую позицию, они каким местом своего тела думают? Причём профессионалы хотят сотрудничать, они понимают важность этого взаимодействия, важность обмена информацией. А на политическом уровне люди ездят в бронированных машинах, они в безопасности, они не чувствуют угрозы для своих собственных граждан, похоже.

Но если так будет происходить, то тогда мы будем получать удары и в Германии, и в Брюсселе, и в Соединённых Штатах, и в России. Я уже много раз говорил: объединять нужно усилия в борьбе с основными угрозами, одной из которых сегодня является терроризм. Если НАТО будет в этом ключе конструктивно работать, мы будем сотрудничать, конечно.

М.Келли: Президент Путин, Вы и Премьер-министр Моди вчера подписали несколько соглашений, которые обещают дополнительное сотрудничество между вашими странами, такие, как борьба с терроризмом, Россия сможет построить дополнительные два блока ядерной электростанции в Индии. Значимость такого рода сотрудничества?

И Вы ещё как раз говорили о взаимоотношениях, настроенных на доверие между вами двумя. Как Китай вписывается в такого рода формат взаимоотношений? Это для Президента Путина, а потом ещё Премьер-министру Моди надо будет дать слово.

В.Путин: Вы знаете, мир вообще всегда и в наше время соткан из противоречий. Наша задача – и моя, и Председателя Си Цзиньпина, и Премьер-министра Моди – заключается в том, чтобы, несмотря на все эти противоречия, заходить не в тупики, а искать улицы, причём улицы с двусторонним движением.

Когда-то здесь в 2005 году, несмотря на все сложности, в том числе региональные противоречия, о которых мы знаем, мы всё-таки собрались втроём: Президент России, руководитель Китая и руководитель Индии. И договорились, что будем вместе собираться и решать общие проблемы. Эта работа пошла, несмотря ни на какие сложности и противоречия в чём-то.

Она пошла, и пошла так, что к этой работе захотели присоединиться и Бразилия, и Южно-Африканская Республика. И возник БРИКС, который является существенным фактором сегодняшней международной жизни. У нас общие вопросы, которые, мы считаем, эффективнее решать сообща. Я считаю, что это очень позитивный процесс, и именно так на эти процессы смотрит и Китайская Народная Республика, так на эти процессы смотрит руководство Китая.

Я уже говорил об этом совсем недавно, вчера, что ли, на встрече с руководителями информационных агентств: мы 40 лет вели с Китаем переговоры по пограничным вопросам. Но благодаря той атмосфере, которая была создана в межгосударственных отношениях, мы смогли найти компромисс. Конечно, кто-то может сказать здесь: мы в чём-то уступили, в чём-то Китай уступил. Но мы сделали это. И это создало дополнительные возможности для развития отношений.

У нас с Индией вообще не было никаких проблем, никогда! Надеюсь, никогда и не будет. Наоборот, у нас есть только плюс, и плюс колоссальный, который заключается в нашем историческом взаимодействии. Мы вчера действительно подписали ряд соглашений, которые направлены на развитие уже традиционных отраслей сотрудничества и новых.

Мы стараемся найти новые формы взаимодействия, и прежде всего, конечно, хотим сосредоточиться на инновационных современных отраслях экономики. К ним, конечно, можно отнести и ту самую ядерную сферу, о которой Вы упомянули. Уже работает ряд блоков в Индии, и у нас есть большие планы по взаимодействию в дальнейшем. У нас есть очень интересные и перспективные направления.

Мы будем всячески поддерживать тех, кто это делает, потому что, безусловно, такое сотрудничество пойдёт на благо как народу Индии, так и народу России, и всему региону, кстати сказать. В том числе это будет способствовать и реализации планов китайского руководства по их проектам, связанным с Шёлковым путём. Мы же говорили об объединении усилий Евразийского экономического союза и китайских планов по Шёлковому пути. Всегда есть какие-то вопросы, требующие дополнительного изучения. Но мы хотим идти по этому пути, мы пойдём и, точно совершенно, при доброй воле мы будем добиваться успехов.

М.Келли: Премьер-министр Моди, не хотели бы Вы сказать о своих отношениях с Китаем и Россией? Хотела бы Вас также спросить: у Вас тесные взаимоотношения с Президентом Путиным и с Российской Федерацией. Это Вам помогает или мешает в отношениях с Соединёнными Штатами Америки, и эта ситуация «или – или» либо это ситуация «и»?

Н.Моди: Когда мы говорим о мире в целом, то мы должны находиться в настоящем времени. Каким был мир лет 20–25 назад, таким он уже не является. Сегодня не биполярный мир, сегодня весь мир взаимосвязан и зависит друг от друга. Поэтому в каждой стране мира имеются связи с другими странами. Пара вопросов спорных и пара вопросов дружественных, но сотрудничество имеется.

Я в своей речи тоже говорил, что наши отношения с Россией основываются на доверии. Завтра, когда у нас будет декларация петербургская, там 24 страницы, и я уверен, что весь мир будет в каждое слово вчитываться, и как мы будем продвигаться вперёд – это они тоже смогут понять.

Что касается Китая – верно, что есть спорные вопросы между Россией и Китаем по границам, у нас тоже есть. Но за последние 40 лет между Индией и Китаем, что касается пограничных споров, не было ни одного выстрела. Индия и Китай экономически развивают сотрудничество, это на взаимной основе, наши инвестиции там растут, они у нас вкладывают. Уровень наших политических отношений тоже растёт, и частота посещений, визитов тоже растёт.

Мы знаем, какие у них отношения, Россия знает и Китай знает, каковы отношения между Индией и Россией. Несмотря на это, как сказал Президент Путин, в БРИКС мы впятером плечом к плечу продвигаемся вперёд. Два института мы создали, Китай имел инициативу по созданию банка, мы тоже участвуем, БРИКС, Банк БРИКС есть, где предводителем является Китай.

Мы сотрудничаем, мир взаимосвязан, зависит друг от друга. И Индия хочет быть вместе со всеми и развития всем желает. И этот вопрос связан не только с населением Индии, мы хотим, чтобы было развитие во всём мире и чтобы развивались все. И мы работаем именно с этими намерениями.

М.Келли: Президент Додон, Вы говорили о том, что Молдова сегодня сталкивается с выбором между Востоком и Западом. Вы под давлением. Нужно ли выбирать, Восток или Запад, скажите, пожалуйста?

И.Додон: Знаете, последние годы нас очень активно пытаются убеждать, что единственный выбор – это Европейский союз. Подписали соглашение об ассоциации. Простые люди очень часто задают себе вопрос: а зачем торопиться на поезд, который теряет вагоны? Брекзит. Посмотрим, что будет дальше.

Для маленьких стран, таких как Молдова, единственный шанс выжить – это иметь хорошие отношения и с Западом, и с Востоком. Мы никогда не сможем в нынешнем формате стать членом Европейского союза, потому что у нас есть Приднестровье, которое категорически против, есть юг страны, север. И, скорее всего, если на каком-то этапе кто-то будет ставить жёсткие вопросы о присоединении к ЕС, это будет только несколько районов центра Молдовы, и мы потеряем свою государственность.

Поэтому наша задача, и моя задача за последние шесть месяцев в должности Президента, – сбалансировать внешнюю политику, которая за последние семь лет была чисто проевропейской и антироссийской. Конечно, идеально для наших стран – никогда не ставить вопрос: или – или. Мы должны сотрудничать обязательно со всеми, но без Российской Федерации мы не решим наши основные стратегические вопросы – как объединение страны, решение приднестровской проблемы.

М.Келли: Что касается темы взаимоотношений, одним из элементов во взаимоотношениях между Россией и Соединёнными Штатами, Россией и Европой является предположение, что Россия вмешивалась в ход выборов в США.

Господин Президент, на этой неделе Вы сказали французской газете, что Россию обвиняли в том, что она вмешивалась в американские выборы. Обвиняли те, кто проиграл эти выборы и не хотели признавать поражение. Но все 17 агентств по разведке США сделали вывод о том, что Россия вмешивалась в выборы в США.

Это были беспартийные специалисты: и республиканцы, и демократы, те, кто поддерживал Президента Трампа, некоторые защищали и Вас. Все они приняли эти выводы. Все эти профессионалы разведки, а также частные компании, которые не связаны с какой-либо политической партией, сказали, что Россия вмешивалась в американские выборы. Они что, все не правы?

В.Путин: А Вы читали эти отчёты?

М.Келли: Я публичную, общественную версию, которая не засекречена, читала.

В.Путин: Публичную, общественную версию, то есть никакую. «А кто шил костюм? – Карманы хорошо пришиты? – Хорошо. – Пуговицы хорошо? – Хорошо. – Есть претензии к пуговицам? – Нет, пришиты намертво. Но костюм носить невозможно». Такое бывает? Было у одного из наших сатириков Аркадия Исааковича Райкина.

И сейчас Вы мне тоже говорите: «Публичную версию». Я читал эти отчёты. Даже в этих отчётах нет ничего конкретного, там только предположения и выводы на основе предположений. Всё! Знаете, если что-то конкретно, тогда будет предмет обсуждения. Как в одной организации, в которой я раньше работал, говорили: «Адреса, явки, фамилии». Давайте, где это всё?

Что касается независимых источников. Нет ничего независимого в этом мире. И даже последние кадровые назначения ваших специальных служб говорят о том, что предпочтения всё равно есть. Поэтому, мне кажется, нужно прекратить эту просто бесполезную и вредную болтовню.

Это перенос, ещё раз подчеркну, внутриполитических дрязг в Соединённых Штатах на внешнюю арену. Это попытка решить внутриполитические вопросы с использованием инструментов внешней политики.

Это вредно, это наносит ущерб и международным отношениям, и мировой экономике, и вопросам безопасности, и борьбе с террором. Это просто наносит вред! Я сейчас вам привёл пример, когда из Вашингтона не рекомендуют ехать на мероприятие по борьбе с терроризмом в Россию. Глупость полная!

Ведь это кто-то делает! Вот такие люди, которые делают эту чушь, они и инициируют подобные доклады и отчёты. Мне кажется, что это должно прекратиться, и как можно быстрее. Нужно начать нормальное сотрудничество.

Что дополнительно можно сказать? В мире не так много стран, которые обладают привилегией суверенитета. Не хочется никого обижать, но вот то, что сказала госпожа Меркель, это продиктовано в том числе давно накопившейся обидой – уверяю вас, что бы она потом ни ответила, – на то, что суверенитет-то ограничен.

И в рамках, кстати говоря, военно-политических союзов он ограничен официально, там прописано, что можно и чего нельзя, а на практике это ещё жёстче – ничего нельзя, кроме того, что разрешают. Кто разрешает? Начальство. А где начальство? Оно там, далеко.

Повторяю, в мире не так много стран, которые обладают суверенитетом. Россия очень дорожит тем, что мы этим суверенитетом обладаем. Но не как игрушкой. Суверенитет нужен для защиты интересов и для собственного развития. Индия обладает суверенитетом. И мы знаем, вот я сейчас хочу сказать господину Премьер-министру. Я никогда ему не говорил, хотя мы вместе с ним, вот вчера с глазу на глаз долго беседовали, несколько часов, в прошлый раз – несколько часов, но сейчас ему хочу сказать публично.

Мы знаем позицию Премьер-министра Индии, индийского руководства, индийского народа, индийского государства по поводу всех попыток склонить Индию занять выгодную кому-то, но не индийскому народу, позицию в отношении России за последние несколько лет. Индия, опираясь на свой суверенитет, на характер своего руководителя и на свои национальные интересы, не идёт на поводу у этих советчиков. Но таких стран, как Индия, не так уж и много в мире. Это правда, просто мы должны это иметь в виду. Индия такая страна, Китай такая страна, я сейчас не буду перечислять – есть ещё страны, но их не много.

Если такие попытки кем-то руководить внутри страны или вовне с помощью недостоверной информации будут продолжаться, они будут наносить ущерб международным отношениям. Но, повторяю ещё раз и этим хочу закончить ответ, это должно когда-то закончиться.

М.Келли: То есть одна из причин, почему вопрос актуален, потому что американцы считают, что у них есть свой национальный суверенитет так рассматривать этот вопрос, так же как и Соединённое Королевство, Франция, Германия. И этот вопрос возникает снова и снова. Они говорят, отвечая на вопрос, где доказательства, что это дезинформация, кампания дезинформации сознательно была начата.

И говорится, что сложно найти доказательства в этой кампании. И эксперты говорят, что нельзя эти факторы выдумать. Там сотни фактов против России: там IP-адреса, отпечатки пальцев, коды какие-то – всё это указывает на Россию, и никакие другие доказательства не указывают на кого-либо ещё, кроме России.

В.Путин: Какие отпечатки пальцев? Отпечатки копыт, рогов. Чьи эти отпечатки?

IP-адреса – их можно вообще придумать. Знаете, сколько таких специалистов? Они сделают так, что это и с Вашего адреса домашнего, дети Ваши послали, младший Ваш ребёнок трёхлетнего возраста, так всё организуют, что это Ваша девочка трёхлетняя совершила эту атаку. Такие специалисты сегодня в мире в сфере этих технологий, что они вам что угодно придумают, а потом кого угодно обвинят.

Это не доказательство. Это попытка переложить с больной головы на здоровую эту проблему. А проблема не у нас. Проблема – внутри американской политики. Вот в чём проблема. Команда Трампа оказалась более эффективной в ходе избирательной кампании. Я и сам иногда думал: перебирает мужик, честное слово. Это правда! Но оказалось, что он был прав, что он нашёл подход к тем группам населения и к тем группам избирателей, на которых он сделал ставку, и они пришли и проголосовали за него.

А другая команда просчиталась. Признать эту ошибку не хочется. Не хочется говорить, что это мы такие, извините, чего-то не догнали, чего-то не продумали. Легче сказать, что мы не виноваты, это виноваты русские, они вмешались в наши выборы, а мы хорошие. Это мне антисемитизм напоминает: во всём евреи виноваты. Сам придурок, ничего сделать не может, – а евреи виноваты!

Но мы знаем, к чему приводят такие настроения. Ничем хорошим они не заканчиваются. Надо просто работать, думать, как исправить...

Вы сказали сейчас о дезинформации. О какой дезинформации? Одна из информаций, которая была вброшена какими-то хакерами, о том, что руководители предвыборного штаба госпожи Клинтон недобросовестно себя вели в отношении других кандидатов от демократической партии. Но когда эта информация появилась публично, руководитель штаба фактически признала, что это правда, и ушла в отставку. Разве это дезинформация? Это правдивая информация.

Кто её вбросил, это разве важно? Важно было бы посмотреть, извиниться перед людьми и, перед тем как уйти в отставку, сказать: мы больше таких ошибок не повторим. А что сделали на самом деле, на практике? Сказали: «Мы не виноваты, это русские». При чём здесь русские? Русские, что ли, там занимались этой кухней протаскивания одного кандидата от демпартии в ущерб другому? Не мы же это делали, по-любому? Это же они там внутри делали. Прекратите!

(Аплодисменты.)

М.Келли: Даже Президент Трамп говорил, что он считает, что Россия стоит за этим. То есть это не те, кто не хочет, чтобы Трамп возглавлял страну...

В.Путин: Вот пристала.

(Смех в зале.)

М.Келли: И это не моё обвинение, это, конечно, секретные агентства утверждают, что вторглись в компьютер и что вы кампанию дезинформации вели. Новостные истории, которые появляются на «Россия сегодня» и других каналах, они все собираются агрегаторами новостей, в «Твиттере» появляются, и они, конечно, имеют целью тех избирателей, которые раньше голосовали за Трампа, такой, знаете, «ржавый пояс Америки»: Мичиган, Пенсильвания и так далее – все те, до кого можно достучаться. Они, по идее, могут проголосовать за Трампа. Вот какие выводы.

В.Путин: Мы все должны брать пример с американских журналистов. Мегин демонстрирует высший пилотаж своей профессии. Я ей только что привёл пример, согласно которому никакой дезинформации не было, вне зависимости от того, кто вбросил информацию по поводу манипуляций внутри демократической партии в ходе выборов.

И фактом этого является уход руководителя, исполнительного директора (или как там должность называется) со своего поста. Вот только что сказал, опять говорит: «Дезинформация». Какая дезинформация?! Ну в чём она, дезинформация, проявилась? Я просто этого даже не знаю. Понимаете? Я этого не знаю.

А что говорит Президент Трамп... Тоже дайте текстовку, что он сказал. Что он победил благодаря российскому вмешательству, что ли? Я что-то такого не видел.

М.Келли: Да, мне кажется, он сказал: «Я думаю, что Россия это сделала, но я не думаю, что сделает снова».

В.Путин: Вот ей кажется! Слушайте, это очень серьёзные вопросы мировой политики, а Вам кажется. Это же не просто какое-то интервью провести или статью написать в газете.

А поводу вмешательства, Вы бы посмотрели, что ваши коллеги у нас делают. Да они просто с ногами забрались в нашу внутреннюю политику, на голову нам сели, ноги свесили и жвачку жуют. Развлекаются просто!

Это систематическое, на протяжении многих лет, грубое, абсолютно бесцеремонное, в том числе даже на уровне дипломатических ведомств, вмешательство прямо в нашу внутреннюю политику! Заканчивайте давайте – и вам легче станет, и нам.

М.Келли: Господин Премьер-министр, Президент Путин сказал не так давно, что Российская Федерация не вмешивается на государственном уровне во внутренние дела других стран. Вы в это верите?

В.Путин: У Додона спросите, он знает. (Смех в зале. Аплодисменты.)

Н.Моди: Вы говорите об Америке, Германии, России, о Трампе, Хиллари Клинтон, Канцлере Меркель, Путине. Вы говорите о таких лицах, мне кажется, что здесь не нужен такой судья или юрист, как я.

В.Путин: Не тут-то было! С индусами непросто! Древняя философия. Это мы люди простые, прямо отвечаем то, что думаем.

М.Келли: Господин Президент, сегодня есть сообщения в американской прессе, что администрация Трампа принимала активные шаги для того, чтобы облегчить бремя санкций на Россию практически сразу же после того, как Президент Трамп пришёл на свой пост. Эта возможность когда бы то ни было обсуждалась между командой Трампа и Вашими представителями, до того как была проведена инаугурация Президента Трампа?

В.Путин: Вы знаете, я видел то, что происходило. Откровенно сказать, для меня это было тоже большим удивлением. Ну такой бред несут, понимаете! Непонятно вообще, откуда взялись эти люди, которые распространяют такую информацию. Просто какая-то катастрофа!

Наш посол с кем-то встретился. А чего послу делать? Это его работа, он деньги за это получает. Он должен встречаться, обсуждать текущие дела, договариваться. Он что там должен делать? Ходить во всякие заведения, что ли, за посещение которых его с работы выгонят потом? Нет. Это же его работа, а его обвиняют в том, что он с кем-то встречался. Вы совсем там спятили, что ли? Это же дипломатическая служба. Просто удивительно.

Я посмотрел, помощника (потом Президент Трамп его уволил) обвиняли в том, что он с кем-то там о чём-то договаривался. Вы знаете, – я вам говорю, конечно, но те, кто занимают другую позицию, они мне не поверят, – но я просто даже об этом ничего не знал. С кем они там встречались? О чём говорили?

Да ни о чём не говорили, просто общие слова, просто общие слова о том, что нам нужно подумать о том, как нам выстраивать отношения. А что, не нужно думать о том, как выстраивать отношения? Всё с кондачка делать, вообще бездумно, что ли? Ничего конкретного, просто ноль, зеро, вообще ничего. Удивительно просто.

Это просто истерия какая-то, и никак не можете прекратить. Таблетку, что ли, надо дать вам какую-нибудь. Есть таблетка у кого-нибудь? Дайте таблетку какую-нибудь. (Смех.) Правда, честное слово, просто удивительно. Короче, ответ: нет, никаких договорённостей не было, даже к снаряду не подошли, даже не успели начать никакие переговоры.

М.Келли: Давайте поговорим об этих санкциях, которые сейчас введены Европейским союзом и США с 2014 года в отношении России. Вы считаете, что они больше нанесли ущерба или принесли пользы?

В.Путин: Я считаю, что, во-первых, они были и осуществляются в нарушение всех международных норм и правил. Те же Соединённые Штаты всегда отстаивали идеи свободного рынка, открытой экономики, всегда всех учили (сейчас уже вроде перестают учить, самим надо учиться), но говорили о том, что политика не должна влиять на мировые экономические процессы и что политика будет только мешать экономике, и сделали именно то, от чего всех предупреждали.

Во-первых, хочу сказать, все события, которые произошли и которые послужили причиной и поводом для введения этих ограничений, были вызваны не нашей политикой, они были вызваны, кстати говоря, политикой Соединённых Штатов. Смотрите, говорили о «большом» Ближнем Востоке. Никто не мог сформулировать, а что же такое «большой» Ближний Восток.

Потом разрушили Ирак, разрушили Ливию, чуть-чуть не разрушили Сирию, раскачали до ужасного состояния Египет, Тунис, я уже не говорю про процессы, которые уже происходили в других странах, типа Сомали, а после этого подобрались уже к так называемому постсоветскому пространству.

Ведь открыто же говорили, что истратили почти пять миллиардов долларов на поддержку оппозиции на Украине и поддержали государственный переворот. Это что такое? Это поддержка вооружённого захвата власти. А когда мы с этим не согласились, против нас ввели санкции. Но мы и не можем никогда с этим согласиться, и никогда не согласимся.

Когда мы поддержали русских людей и людей, которые считают себя близкими к русскому миру, русскоговорящих людей в Крыму, которые просто были запуганы антироссийской пропагандой и взлётом расистских настроений и радикальных взглядов, да и конкретных действий – людей убивали в Киеве, – когда мы их поддержали и в соответствии с международным правом поддержали проведение референдума, сразу пошли эти санкции. А как вы хотели?

Смотрите, сейчас в Йемене что происходит? Там тоже свергли Президента, но весь западный мир во главе с Соединёнными Штатами поддерживает действия стран, которые фактически ведут там боевые действия. Нам что, тоже во всей Украине надо было вести боевые действия, так, что ли?

Давайте мы договоримся о единообразном понимании норм, основополагающих принципов международного права и будем придерживаться этих правил. Потому что пока этого нет, пока внедряется право сильного, кулачное право, до тех пор будут у нас возникать проблемы, которые мы сейчас наблюдаем в Северной Корее.

Малые страны не видят другого способа защитить свою независимость, безопасность и суверенитет, кроме как обладанием ядерного оружия. Вот к чему ведёт злоупотребление силой. Вот отсюда возникли, к сожалению, эти рестрикции и ограничения в экономике. Кому они больше нанесли ущерба – нам или тем, кто это сделал? Точно совершенно, что нанесли значительный ущерб тем, кто это сделал.

Здесь сидит, я вижу, один из бывших руководителей немецкой организации так называемой восточной экономики, которая поддерживает отношения с Россией. Они посчитали – несколько сотен тысяч рабочих мест Германия потеряла. Нанесло ли это ущерб нам? Да, конечно, эти рестрикции нам наносят ущерб. Главным образом это связано с ограничениями финансирования и работы наших финансовых организаций, с передачей технологий. Но есть и плюс, потому что мы, допустим, подтолкнули развитие целых отраслей российской экономики.

У нас сельское хозяйство растёт темпами выше трёх процентов каждый год, примерно около трёх процентов, такого никогда раньше не было – это феномен, честно говоря. У меня были большие опасения, как мы будем решать проблему. Решается. Если бы 10 лет назад было ещё, кстати говоря, мы бы не смогли этого сделать, а сейчас можем, и получается хорошо. Это подталкивает развитие целых отраслей высокотехнологичных секторов экономики. Пришлось включить свои мозги, а не просто нефте- и газодоллары. Мы вынуждены были подтолкнуть развитие некоторых технологий, фундаментальной и прикладной науки, и получается.

И у нас, смотрите, сейчас растёт несырьевой экспорт, ненефтегазовый экспорт. Не помню, вчера мы с коллегами говорили, по-моему, на 10 процентов уже в этом году вырос и в прошлом году рос. И это говорит о чём? О структурных изменениях в самой экономике. Это ещё только начало пути, нам ещё очень многое сделать нужно, очень много ещё не сделано, но это в принципе начало пути.

Так что в целом, конечно, ничего хорошего нет, но сказать, что это смертельно, пожалуй, это, как здесь Канцлер Австрии говорил, припоминая Марка Твена. «Слухи о моей смерти, – как он однажды написал, – сильно преувеличены». Так вот и по поводу санкций можно сказать. Но лучше, конечно, чтобы этого не было, и нужно с этим заканчивать.

М.Келли: Господин Канцлер, Вы говорили о важности границ. Причина, по которой эти санкции были введены, кто бы это ни сделал, связаны с тем, что Россия не уважала границы Украины и она аннексировала Крым незаконным образом, несправедливо. Был вопрос: должны ли быть отменены санкции? Как Вы считаете, пришла ли пора сделать это?

К.Керн: Этот вопрос, конечно, касается нас в первую очередь. Но позвольте мне сказать ещё одну вещь. Я первый раз нахожусь на таком форуме. Я прислушался к тому интересу, который вызывает диалог с этой страной, но, мне кажется, действительно, что критический журнализм (я слушал внимательно, как Вы ведёте этот наш диалог) жив.

При ответе на такой вопрос нужно оставаться по возможности разумным, и если речь касается вопроса санкций, то я должен вспомнить о той истории, что со стороны России были нарушены международные права. В Европе делается так: мы садимся (в Европейском союзе), мы дискутируем по поводу различных мнений и принимаем какое-то решение. А поскольку моя страна – часть европейских процессов, то мы исходим из того, что мы должны будем тоже придерживаться этих санкций.

Но я должен совершенно чётко Вам сказать, что касается особенно Австрии, мы, конечно, имели очень негативные последствия от этого. Нас это задело. Мы постарались подсчитать, что примерно 0,3 процента нашего ВВП мы потеряли от этого. Это достаточно много, и поэтому мы, конечно, хотим как можно быстрее найти решение этой проблемы. Я постараюсь сформулировать это так. Нам нужно просто сотрудничество, и только сотрудничество. Только совместная работа сделает нас всех сильнее.

Господин Моди и Президент Путин договорились о торговых отношениях, об экономических отношениях между этими странами. Я могу только поддержать это. И я считаю, что если у Индии будут дела идти хорошо и у России будут хорошо, то тогда и моей стране будет хорошо, потому что мы все тесно связаны друг с другом. И мы, конечно, должны уйти от этих негативных процессов. Мы должны дальше развивать наше сотрудничество. Это для меня совершенно ясно. Но политические вопросы тоже надо решать с точки зрения международного права.

Есть минские соглашения, как вы знаете, это хорошая основа. И мы преисполнены оптимизма, что мы тоже можем каким-то образом разрешить эту проблему. И конечно, они заинтересованы в том, чтобы эта проблема была решена, чтобы проблема с газом была отрегулирована вместе с Украиной. И тогда, мне кажется, мы могли бы по-иному посмотреть на введённые санкции. Но, как известно, Австрия – часть Европы, и мы придерживаемся тех решений, которые были приняты всей Европой.

Я выражаю свою австрийскую позицию, и мы говорим об этом в Европейском союзе. Конечно, у нас есть много совместных экономических интересов, и наша философия состоит в том, что мы – патриоты своей страны. Мы любим также и Европу. Но когда вы любите свою собственную страну, вы не должны при этом ненавидеть другие страны, делать это в ущерб своей стране. То есть мы должны найти решение этой проблемы совместно.

М.Келли: Спасибо большое за Ваши тёплые слова. Лесть везде Вам поможет, лесть всегда помогает.

Давайте теперь перейдём к Сирии.

Господин Президент...

В.Путин: Тут просто Кристиан говорил о минских соглашениях. Это важный вопрос, потому что ведь в основе сегодняшних сложностей, ограничений лишь кризис на Украине. И мы постоянно слышим: «Вот если исполнит Россия минские соглашения, то всё будет хорошо».

Россия не может исполнить минские соглашения в одностороннем порядке. Мы готовы содействовать этому, но мы не можем сделать то, что должны киевские власти сделать. Там делают всё, чтобы ничего не произошло к лучшему, ну всё. Ведь вы даже не обращаете внимания на некоторые вещи или делаете вид, что не замечаете.

Ну, я не Вас лично имею в виду, а имею в виду западные средства информации, моих западных коллег. Все говорят о том, что там стреляют, но непонятно, кто. Постреляли, а кто стрелял – непонятно. В результате этого ничего не делается, не отводится тяжёлое вооружение с линии соприкосновения.

Договорились о том, что нужно заняться экономической реабилитацией этих непризнанных республик, этих территорий. А что на практике происходит? Радикалы взяли и заблокировали вообще всякое движение людей и товаров. Президент Порошенко предпринял попытку разблокировать, устроил там драку и стрельбу в воздух. Так ничего и не сделал.

И через день или через два дня, хотя публично заявил о том, что те, кто это делает, чуть ли не преступники, их нужно призывать к порядку, когда понял, что не может это сделать, взял и сам издал указ или декрет о том, что он присоединяется, официально вводит эту блокаду. Но в минских соглашениях прямо написано, по-моему, пункт восьмой, – реабилитацию провести, разблокировать всё. Нет, официальным решением присоединился к блокаде. Вы чего от нас требуете? Вы чего хотите, чтобы мы исполнили в этом случае?

Или сейчас взяли и закрыли все российские средства массовой информации, не пускают туда наших артистов, журналистов. Закрыли теперь социальные сети. Вы – журналист, свободный обмен информацией где? Кто его обеспечит, в том числе на Украине? Почему все молчат об этом? Почему все требования обращены только к Москве? Так мы никогда не решим ни одной проблемы.

Если вы сами эту кашу заварили, а вы в значительной степени заварили эту кашу сами, то хоть что-нибудь сделайте для того, чтобы закончить эту проблему. Хоть что-нибудь. Недостаточно только всё время показывать пальцем на Россию. Это не столько Вам говорю, это наверняка прочитают и услышат те, кто реально принимает решения. Они знают мою позицию, но хотел бы, чтобы услышали ещё раз.

М.Келли: Давайте всё-таки переменим тему, перейдём к Сирии.

Наш Президент говорил о том, что Вы поддерживаете там злого человека, он говорил об Асаде. Вы верите в это?

В.Путин: Во что? В то, что Асад – злой человек? А Вы спросите других лидеров, которые с ним общались. Он ведь чаще бывал в Европе, чем в России, после того как избрался. Мы защищаем там не столько Президента Асада, сколько сирийскую государственность. Мы не хотим, чтобы на территории Сирии возникла ситуация, сопоставимая с Ливией, или с Сомали, или с Афганистаном, где НАТО присутствует уже в течение многих лет, а ситуация к лучшему не меняется.

Мы хотим сохранить государственность и на базе решения этой фундаментальной проблемы двигаться дальше в сторону урегулирования политическими средствами сирийской проблемы. Да, наверное, там все в чём-то виноваты. Но давайте мы не будем забывать, что если бы не активное вмешательство извне, там бы не было такой ситуации и такой гражданской войны, как мы наблюдаем.

В чём обвиняют Президента Асада в последнее время? Мы знаем об обвинениях в применении химического оружия. Доказательств вообще никаких нет! Мы предложили же сразу после того, как это произошло, провести инспекцию прямо на аэродроме, откуда якобы взлетали самолёты Президента Асада с химическим оружием. Я хочу ещё раз повторить, потому что не все это слышат: если там было применение, грузили какие-то снаряды с химическим оружием, современные анализаторы, современные средства контроля точно бы это уловили, что, да, здесь, в этом самолёте, на этой площадке было химическое оружие.

Отказались, никто не хочет. Разговоров много, а конкретных дел – ноль. Мы предложили провести инспекцию там, куда был нанесён удар: «Давайте посмотрим, что там?» Тоже нельзя. «Почему?» – «Там опасно». – «А чего же там такого опасного, если удар якобы нанесли по здоровой части даже вооружённой оппозиции? Там же нормальные люди, что с ними опасного?» – «Нет, там тоже нельзя». Но совершенно точно известно, что в Ираке (здесь сидит представитель Ирака, мы его тоже приветствуем), в иракском Курдистане применяли боевики оружие химическое, и это установлено всем международным сообществом, всем. Значит, у них есть оно. А, судя по заявлениям Международной организации по контролю за этим видом оружия массового уничтожения, Сирия его уничтожила.

Понимаете, если создаются поводы и предлоги, причём без всякого желания расследовать всю суть проблемы, то так можно говорить о чём угодно. Давайте говорить предметно. Асад совершил ошибки? Да, наверное, немало. А те люди, которые ему противостоят, они что, ангелы, что ли? Это кто там людей убивает, детей казнит, кто головы отрезает? Это что, люди, которых мы должны поддержать?

Вы знаете, что мы с нашими коллегами американскими просто до посинения спорили по поводу того, наносить удары по каким-то территориям или нет? «Нет, туда нельзя». – «Почему?» – «А там здоровая часть оппозиции». Мы говорим: «Но там же ещё ИГИЛ и «Джабхад ан-Нусра?» – «Да, но там всё перемешано так, что не понять, кто где находится». – «Ну, разъедините их тогда. Что приличные, порядочные люди делают вместе с террористами? Вы их контролируете? Пусть уйдут, пусть дадут нам возможность бороться с террористами». – «Нет, не трогайте». Почему это? Ждать, пока они к нам приедут или к вам? Мы не будем. Хотите о чём-то договариваться, давайте будем договариваться.

Вот Премьер-министр кивает головой, потому что Индия постоянно сталкивается с угрозой терроризма. Это не надуманная проблема. У нас 4 тысячи человек только из Российской Федерации, по нашим предварительным подсчётам, там находится, в Сирии, и 4,5–5 тысяч примерно из стран СНГ, из Средней Азии в основном. Для нас это реальная угроза. Они пытаются вернуться, некоторые возвращаются. Мы и начали-то наши операции там, в Сирии, только потому, что мы понимали, к чему дело идёт. Поэтому не нужно вешать ярлыки никому. Давайте будем просто предметно работать вместе. Мы к этому готовы. Нужна конструктивная позиция с вашей стороны.

М.Келли: Нам известно, что Асад использовал химическое оружие до того. И Россия добилась соглашения в 2013 году, для того чтобы положить этому конец. Россия признала использование химического оружия, для того чтобы предотвратить дальнейшее его использование.

Вопрос заключается в том, использовал ли Асад химическое оружие несколько месяцев тому назад? Хотела бы ещё раз остановиться на этом вопросе. Мы все видели видео, на котором были показаны страдающие, умирающие дети. Именно эта причина побудила Президента Трампа приказать нанести удар. Асад утверждает, что это фальшивые видео. Вы считаете, что эти видео подложные? Они сфальсифицированы?

В.Путин: Первое. Когда мы с Президентом Обамой договаривались вместе поработать над уничтожением химического оружия в Сирии, мы исходили из того, что оно там есть. Но мы никогда не признавали, что Асад его применял. Я Вас прошу быть более точной.

Второе. По поводу людей, которые были убиты, пострадали от применения оружия, в том числе химического оружия, – это ложная информация. На сегодняшний день мы абсолютно убеждены, что это просто провокация. Асад этого оружия не применял, и всё это было сделано людьми, которые хотели его в этом обвинить.

Более того, наши спецслужбы получили дополнительные сведения о том, что и в других регионах Сирии, в том числе недалеко от Дамаска, хотят повторить такой же сценарий. Мы предали эту информацию гласности. Слава богу, у тех, кто планировал эту акцию, вовремя хватило ума этого не делать.

М.Келли: Если позволите, хотела бы продолжить обсуждение этого вопроса.

Дело в том, что в Турции проводились вскрытия жертв использования. И видели эти тела представители ОЗХО и представители Всемирной организации здравоохранения. Был сделан вывод, что зарин использовался против этих людей.

Неужели все участвовали в этом заговоре: и криминальные лаборатории, и ОЗХО, и ВОЗ? Неужели все они участвуют в этом заговоре?

В.Путин: Ответ очень простой, и Вы его знаете: он мог быть кем-то применён, но не Асадом, а кем-то специально применён, чтобы обвинить Асада в этом. Поэтому дальнейшее расследование без понимания причин того, кто это сделал, бессмысленно. Это только играет на руку провокаторам, которые организовали эту акцию. Вот и всё. Что же здесь непонятного? Мне кажется, это абсолютно ясно.

Но я хочу Вам задать вопрос тогда: а почему не поехали сразу на место, с которого якобы совершено было нападение химическим оружием? Почему никто не поехал на инспекцию этого аэродрома? Почему никто не стал проверять самолёты, с которых якобы был нанесён удар, когда мы предлагали? Почему никто не поехал на место нанесения этого удара? Ответ простой: потому что боялись, что вскроется эта фальсификация, – вот и всё.

А то, что Вы мне говорите, меня не только ни в чём не убеждает, а говорит о том, что нам лучше не строить таких предположений и не перетягивать там канат, а лучше объединять усилия против реальных угроз, реальных. Мы знаем хорошо, что это такое. Америка далеко, и там небольшой взрыв, от которого, к сожалению, тоже люди пострадали на известном спортивном мероприятии. А мы-то от этого знаете, как страдали здесь? Мы прекрасно понимаем, с кем имеем дело.

Ни в коем случае нельзя использовать никого из этой враждебной современной цивилизации среды для решения сиюминутных, текущих политических вопросов. А мы видим иногда такие попытки: «Вот давайте используем этих и этих в борьбе с тем же Асадом». А почему этих и этих? А потому что воевать больше некому. Стоит вам сегодня этих или этих использовать, завтра неизвестно, что будет с вами самими. Они потом с вами будут воевать.

Вот создали когда-то «Аль-Каиду», создавали в борьбе против Советского Союза в Афганистане, потом «Аль-Каида» нанесла удар 11 сентября по Америке. Вот к чему это может привести. Надо думать о долгосрочных возможных негативных последствиях.

М.Келли: Мы можем перейти к вопросу, который возник чуть раньше. Вы, господин Премьер-министр, говорили о новом Шёлковом пути. Председатель КНР выделил несколько сотен миллиардов долларов для нового Шёлкового пути, для того чтобы способствовать развитию мировой экономики. Что Вы думаете по этому поводу?

Н.Моди: Я хочу пояснить другой вопрос, что касается терроризма, о котором Вы упоминали. Я говорю о периоде 80–90-х годов, с которых надо вести отсчёт. Большинство людей считали, когда говорилось о терроризме, что есть проблема порядка и закона там, где произошёл террористический акт. Люди не понимали, что такое терроризм, насколько это страшно.

Индия 40 лет уже постоянно борется с приграничным терроризмом, тысячи наших невинных людей отдали свои жизни. Потом наступил период, когда странам стало казаться, что это проблема определённой страны, это нечто большее, чем закон и порядок, но это личная проблема. Через некоторое время им стало казаться, что несколько стран имеют эту проблему. Им казалось, что к ним это не придёт. После 11 сентября мир узнал, насколько страшен терроризм, что нет границ у терроризма, где есть человек, там есть угроза. И человечество они хотят уничтожить.

В этой ситуации время требует, чтобы мы поднялись выше конкретных действий и поняли, что этот враг человечества разрушит человечество. И поэтому все силы, которые за человечество, должны совместно бороться против терроризма. Только в таком случае мы сможем справиться с этой проблемой.

Вы удивитесь, когда узнаете (здесь сидит Генеральный секретарь ООН), 40 лет в ООН резолюция лежит, чтобы определить, что такое терроризм, кто такой террорист и каков будет взгляд мира по этому вопросу, 40 лет эта резолюция, то есть проект... Все выступают против терроризма, но проект не обсуждается и никакого решения нет. Я рад, что Президент Путин публично заявил, что в ООН этот вопрос будут поднимать и будут обсуждать.

И второе. Когда мы говорим о терроризме, террористы не производят же оружие. Есть же страны, которые поставляют им оружие, есть же страны, которые поставляют им средства. У них нет телекоммуникационной системы и социальных медиа. Есть же организации, которые оказывают им содействие. Есть плохой терроризм, есть свой терроризм. Мы должны подняться выше этих идей. Это вопрос защиты человечества. Если мы с этими мыслями будем работать, то только тогда мы сможем бороться с терроризмом. Россия и Индия подробно обсуждали этот вопрос.

Второе, чего Вы коснулись, – соглашение о свободной торговле. Мы верим в открытую экономику. Все наши решения, принятые в этом направлении, в интересах нашей страны. Что касается мировой торговли, мы тоже должны два шага сделать и должны пойти нам навстречу, экономическая ситуация в мире такая, что мы должны оказывать содействие всем по возможности.

М.Келли: Последний вопрос.

Мы сегодня многое обсудили и говорили о том, что нас разделяет, и разделяет наши страны и каждую из наших стран. Действительно, было бы хорошо, если бы мы закончили обсуждением того, что нас объединяет, потому что, безусловно, нас многое объединяет, помимо тех разногласий, которые есть между нашими странами.

Президент Путин, я хочу дать Вам последнее слово.

В.Путин: Вот мы сидим, обсуждаем много проблем. Представитель Индии – одной из крупнейших стран мира, Россия – тоже имеет какое-то значение, представитель Евросоюза, представитель малой страны на постсоветском пространстве, то есть все регионы представлены.

Господин Додон сказал, что мир перестал быть однополярным. Нет, американка сидит, всеми командует, мне последнее слово даёт. (Смех.) Но в принципе такой однополярный мир, с таким качеством проведения дискуссии, думаю, всех нас устраивает. Мы в любом случае поблагодарим нашу сегодняшнюю ведущую.

Что касается того, что нас объединяет. Нас много чего объединяет. Только что Премьер-министр говорил о борьбе с терроризмом. Разве это нас не должно объединять – общие угрозы? Разве нас не должно объединять в сфере безопасности распространение оружия массового уничтожения, в том числе ядерного оружия? Мы же должны понимать, что происходит и куда это нас может привести. И своевременно совместными действиями заблокировать неблагоприятное развитие событий.

Мы должны понимать, что сегодня растёт бедность во всём мире, в странах, откуда в Европу двигаются тысячи, сотни тысяч, миллионы мигрантов, а есть опасность, что из Чёрной Африки миллионы могут прийти в ближайшее время в Европу. Если будет продолжаться такое социально-экономическое положение, как сейчас, ничто не удержит этот поток людской, ничто не удержит их стремление к лучшей жизни. Значит, нужно подумать о том, как нам сделать так, чтобы в этих странах люди могли жить достойно: рожать и воспитывать детей, учить, иметь рабочие места. Жить на нормальном современном уровне. Разве это не общий вызов?

То же самое с окружающей средой. И Премьер-министр говорил, все выступавшие здесь говорили, Вы тоже уделили этому значительное внимание. Ну это реальный вызов. Мы должны понять, что там происходит. Это непростая задача. И выработать общие правила поведения. Здесь очень важно, и, по-моему, Кристиан говорил, очень важно, чтобы была стабильность в этих вопросах, вместе выработали какое-то решение, но тогда вместе нужно идти по пути реализации. У нас много объединяющих повесток дня, очень много. И если мы сосредоточим внимание именно на этой, позитивной стороне нашего сотрудничества, то, без всяких сомнений, мир будет меняться к лучшему.

М.Келли: И на этом мы хотим поблагодарить и всех вас за ваше внимание, за ваше терпение. Хотим поблагодарить прекрасных горожан, Санкт-Петербург, за то, что оказали нам гостеприимство. И благодарим Вас, Президент Додон, Канцлер Керн, Премьер-министр Моди и Президент Путин.

Большое всем вам спасибо.

В.Путин: Ведущей – еще раз спасибо большое.

Источник: www.kremlin.ru





Пленарное заседание Петербургского международного экономического форум

КОНТРИБУЦИЯ


войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.