Находчивые преступники в период пандемии


Последствия пандемии COVID-19 ослабили экономику всех стран и привели к образованию новых факторов уязвимости, из-за которых может зародиться преступность. Во время экономического кризиса особую угрозу представляют экономические и финансовые преступления, например, разного рода мошенничество, отмывание денег, преступления против интеллектуальной собственности и изготовление фальшивых денег. К сожалению, именно в это время они и получают наибольшее распространение.

Европейский центр по финансовым и экономическим преступлениям (EFECC) при Европоле подготовил и опубликовал в начале июня 2020 года отчёт «Находчивые преступники: в Европе борются с глобальными сетями финансовой и экономической преступности». В документе представлен обзор наиболее угрожающих явлений в сфере экономических и финансовых преступлений, в том числе, различных видов мошенничества, производства и распространения поддельной продукции, отмывания денег и прочих. Выводы этого анализа представляют безусловный интерес и для российских правоохранительных и контролирующих органов.

Угрозы экономических и финансовых преступлений растут

Экономические и финансовые преступления представляют собой чрезвычайно многостороннюю и существенную угрозу, которая ежегодно затрагивает миллионы граждан и тысячи компаний в ЕС. Такие преступления подрывают экономику и финансовый сектор, лишая нас возможности процветания, экономического роста и трудоустройства.

Финансовые и экономические преступления охватывают ряд различных видов преступной деятельности: от незатейливого мошенничества до масштабных и сложных финансовых схем, нередко включающих в себя как легальные, так и нелегальные сделки. Из-за сочетания законного и незаконного правоохранительным органам часто бывает непросто выяснить, до какой степени эта деятельность на самом деле нелегальна. С помощью легальных финансовых систем преступникам удается отмывать криминальные деньги и подкреплять свои преступные действия.

Несмотря на все меры, принимаемые для борьбы с экономическими и финансовыми преступлениями, возможности для совершения таких преступлений возросли, поскольку рынки законных финансовых услуг стали разнообразнее, а технологии вносят все больше изменений в способы и скорость осуществления финансовых операций.

Малый риск, большая прибыль

На сегодняшний день экономические и финансовые преступления предполагают сравнительно малый риск разоблачения и уголовного преследования с возможностью получения очень большой прибыли.

Благодаря такой динамике данный вид преступной деятельности очень привлекателен для организованной преступности. В связи со сложностью этих преступлений и с тем, что для их совершения требуются особые знания, их всегда было трудно выявить и расследовать. Новые технологии и преобразование финансовых операций в цифровой формат поставили перед правоохранительными органами еще более сложные задачи. Многие из этих преступлений теперь еще труднее выявить и еще сложнее расследовать.

Мошеннические схемы часто остаются нераспознанными. Чтобы правоприменительные действия против этих сложных схем были успешными, требуется тесное международное сотрудничество нескольких юрисдикций, нередко с участием ненастроенных на сотрудничество оффшорных налоговых убежищ, поскольку преступники действуют, не считаясь с межгосударственными границами. Организованные преступные группы (ОПГ), действуя на международном уровне, извлекают выгоду из разницы в законодательстве разных стран.

Растет осознание того факта, что определенные действия в финансовом секторе, некогда считавшиеся лишь неудачной деловой практикой, вполне могли быть преступными деяниями. Масштабные рискованные инвестиции, искажение сведений в финансовой отчетности и сговор с целью влияния на банковские процентные ставки попадают в разряд тяжких преступлений и преступлений, совершенных ОПГ. Огромные потери, вызванные финансовыми махинациями на высшем уровне, расшатывают системы социального страхования и дестабилизируют экономику.

Число мошеннических схем, объектами которых являются отдельные граждане, компании и государственный сектор, увеличивается. Во время пандемии COVID-19 в Европе были получены многочисленные данные, подтверждающие насколько быстро преступники приспосабливают свои схемы под изменившиеся обстоятельства, чтобы воспользоваться страхами и наличием уязвимых мест.

Последствия пандемии COVID-19 в будущем подвергнут испытанию устойчивость экономической и социальной инфраструктуры к внешним воздействиям.

Что из того, что происходит сегодня, может повлиять на число экономических и финансовых преступлений завтра?

Потребители меняют свое финансовое поведение и инструменты, с помощью которых они получают доступ к финансам и управляют ими. В настоящий момент финансово-технологические решения становятся для потребителей стандартным способом взаимодействия с поставщиками финансовых услуг.

В целом, сейчас в ЕС 58% потребителей, которые держат деньги в банках, для выполнения операций регулярно пользуются цифровыми интернет -решениями, например, веб-сайтами или приложениями. При этом, как для клиентов, так и для поставщиков финансовых услуг данные действия являются скачком в отношении удобства использования и доступности финансовых услуг. Такие изменения влекут за собой и серьёзные риски.

Клиенты не всегда оказываются опытными пользователями таких сервисов, а из-за отсутствия технических знаний и опыта они становятся уязвимы для атак киберпреступников, которые для получения доступа к интернет-аккаунтам применяют фишинговые техники и программы для взлома.

Со стороны поставщиков финансовых услуг, все более частое использование цифровых технологий и отсутствие прямого взаимодействия с клиентами может ослабить процедуры идентификации, которые были введены для предотвращения налогового мошенничества, отмывания денег и использования финансовых систем для финансирования преступлений и терроризма.

Из-за ослабления режимов идентификации клиентов повышается уязвимость финансовых сервисов, которые могут быть использованы для различного рода преступной деятельности, в том числе для мошенничества в сфере интернет-банкинга.

По данным исследования, с конца 2019 года число пользователей мобильного банкинга повысилось на 50%. Вероятно, что пандемия COVID-19 и меры, принятые для борьбы с ней, ускорят переход к цифровым и/или финансово-технологическим решениям.

По мере того, как финансовые технологии завоевывают прочную репутацию, нужно развивать финансово-технологические инновации в сфере кибербезопасности, чтобы защитить растущее число клиентов от угрозы киберпреступности.

Благодаря «даркнету» (теневая сеть) у киберпреступников появилась платформа для обмена инструментами, опытом, реквизитами для организации атак и афер. Такой уровень взаимодействия ранее не был доступен, и результатом стали более изощренные атаки на объекты мошенничества в ЕС.

Одной из главных проблем является слияние разных видов преступной деятельности, например, мошенничества, киберпреступности и финансовой преступности в единую угрозу.

Экономический спад создает благоприятные возможности для преступности

Тогда как для законной экономики спад влечет за собой трудности, криминальные предприятия оказались в ситуации, когда можно воспользоваться своим преимуществом и благоприятными возможностями, которые появляются в результате этого спада. Отдельные секторы в большей степени испытали на себе неблагоприятное влияние негативных экономических условий: например, строительный и гостиничный бизнес, сектор путешествий и туризма. Компании, которые работают в этих секторах, в трудные времена зачастую оказываются уязвимы для проникновения и захвата преступниками.

В связи с тем, что во время экономического спада сложно получить капитал с помощью займов, отдельные граждане и компании вынуждены пользоваться неподконтрольными финансовыми сервисами, которые все чаще появляются в сети в форме нелицензированных банков или кредитных организаций, которые предлагают разные виды ссуд, а в некоторых случаях обманывают своих клиентов.

Кроме того, из-за отсутствия доступного капитала испытывающие трудности предприятия и физические лица могут стать объектами для вложения средств, источниками которых является преступная деятельность. В прошлом такого рода уязвимость, в частности, наблюдалась в секторе недвижимости.

Целью преступников, которые стремятся обманом получить государственное финансирование, станут экономические стимулы, например, те, которые предлагались на фоне пандемии COVID-19. В отдельных случаях, для получения такого финансирования преступники могут попробовать прибегнуть к коррупции.

В период экономических трудностей появляются разные способы мошенничества в инвестиционной сфере. Ожидается, что при второй волне COVID-19, в случае продолжительного спада будут наблюдаться случаи такого мошенничества. Например, мошеннические предложения об инвестициях в компании по производству санитарно-гигиенической продукции, в частности масок и других средств индивидуальной защиты (СИЗ). Некоторые из этих компаний и учреждают для того, чтобы они исчезли после получения инвестиций.

По результатам ранее проведенных расследований, мошеннические схемы получения инвестиций могут приносить прибыли в сотни миллионов евро в год, и обычно их реализацией занимаются сети из 10-20 подозреваемых.

Коррупция

По результатам некоторых проведенных расследований преступлений ОПГ со случаями коррупции можно прийти к заключению о том, что коррупция процветает. Почти во всех значимых делах по тяжким преступлениями или преступлениям ОПГ имеются случаи коррупции, начиная от подкупа низших чинов до коррупции на высшем политическом уровне.

Дела о коррупции по-прежнему остаются не до конца расследованными. Из-за того, что криминальные деньги перечисляют с помощью интернет-переводов, а для мелкого подкупа используют наличные, зачастую сложно отследить финансовые потоки и выявить факты коррупции.

Преступления против интеллектуальной собственности:  поддельная и недоброкачественная продукция

Производство поддельных товаров и пиратские действия включают несколько видов нелегальной деятельности, связанной с нарушением прав на зарегистрированные товарные знаки и патенты (в случае производства поддельной продукции), а также авторских прав и промышленных образов (в случае пиратской активности). Все эти действия вместе составляют преступления против прав интеллектуальной собственности. Значимость и область применения прав интеллектуальной собственности продолжают расти, давая преступникам все больше причин для использования и нарушения данных прав для получения выгоды.

Производство поддельной продукции и пиратские действия – очень прибыльные виды преступной деятельности, при этом они, как и другие экономические преступления, влекут сравнительно низкий риск выявления. Уголовное наказание за производство поддельной продукции также менее строгое, чем за многие другие преступные деяния, например, контрабанду наркотиков, подделку документов или денег. Некоторые государства сместили центр своего внимания с борьбы с преступлениями против интеллектуальной собственности на другие виды преступной деятельности, например, на контрабанду наркотиков, незаконную перевозку мигрантов, торговлю людьми и терроризм.

При этом ОПГ все шире участвуют в производстве и распространении поддельной и пиратской продукции. Они стали использовать все более изощренные и сложные техники, применять которые проще благодаря совершенствованию технологий и сложной глобальной системе каналов дистрибуции. Все чаще важным источником доходов криминальных групп, занимающихся продажей поддельной и пиратской продукции, становятся интернет-магазины.

Нарушения прав интеллектуальной собственности оказывают на экономику существенное влияние. Распространение поддельной и пиратской продукции сокращает доходы законного бизнеса, негативно влияет на их репутацию и лишает государство налоговых поступлений.

Кроме того, такой вид преступной деятельности препятствует инновациям и приводит к сокращению рабочих мест. По оценкам ряда исследований, проведенных за последние годы Ведомством по интеллектуальной собственности ЕС (EUIPO), 13 секторов рынка, особенно уязвимых перед производством поддельной продукции, ежегодно несут прямые убытки. В общей сложности эти секторы теряют по 60 миллиардов евро в год или 7,5% от общего объема продаж.

Помимо вреда экономике, производство поддельной продукции может серьезно влиять на жизнь и здоровье потребителей, а также иметь негативные последствия для окружающей среды. Достоверной количественной оценки такого вреда, как правило, нет, однако правоохранительные органы в ЕС часто обнаруживают поддельную продукцию, представляющую серьезную опасность для потребителей или для окружающей среды. В последние годы становится больше поддельных товаров повседневного спроса, причем большинство таких продуктов представляло серьезную опасность для жизни и здоровья потребителей. К таким товарам относятся косметика, электроника, продукты и напитки, фармацевтические препараты, запчасти для транспортных средств и игрушки.

Во время пандемии COVID-19 вновь подтвердилось, что ОПГ, причастные к производству и распространению поддельной продукции, легко приспосабливаются к внешним условиям в плане смены специализации, маркетинга и способа упаковки.

Некоторые из интернет-магазинов рекламировали и продавали такую продукцию еще до пандемии COVID-19, правоохранительные органы следили за ними. Помимо известных платформ, было создано значительное количество, явной целью которых является получение прибыли благодаря пандемии.

На таких сайтах продают поддельные наборы для тестирования на COVID-19 в домашних условиях и дают ничем не подтвержденные и нередко неверные рекомендации по лечению COVID-19.

Некоторые ОПГ, пользуясь благоприятной возможностью, которую дает кризис COVID-19, начинают продавать поддельные и недоброкачественные продукты питания еще активнее благодаря тому, что спрос повысился из-за опасений о возможной нехватке продуктов. Особое внимание следует обратить на разработки и преступные нововведения, если будет создана настоящая вакцина против COVID-19, ведь это, по всей вероятности, спровоцирует волну предложений о продаже поддельных вакцин.

Хотя в «даркнете» появились предложения о продаже поддельной продукции, связанной с пандемией COVID-19, доступные там товарные предложения по-прежнему ограничены по сравнению с видимым сектором интернета, где, как и раньше, существуют интернет-платформы по продаже поддельной продукции.

Мошенничество

К мошенничеству относятся преступления, которые совершаются с намерением что-то выманить под обманным и вводящим в заблуждение предлогом, и результатом которых является передача мошенникам ценностей, товаров или неправомерного преимущества . Возникающие в результате интернет-мошенничества финансовые потери и криминальные прибыли, трудно оценить, поскольку многие случаи остаются без внимания, а о других жертвы не сообщают.

Мошенничество в сфере инвестиций основывается на методах социальной инженерии (с помощью обмана уговаривают людей сообщить конфиденциальные или персональные данные, которые могут быть использованы в мошеннических целях), из-за чего с ним особенно сложно бороться. Данный вид мошенничества бывает исключительно прибыльным.

Ниже приводятся наиболее распространенные в ЕС схемы мошенничества в сфере инвестиций.

Мошенничество по так называемой «котельной» схеме, когда мошенники выполняют «холодный» обзвон своих жертв и под давлением вынуждают их вкладывать деньги в несуществующие или малоценные акции. Чтобы компания и ее акции выглядели законно существующими, преступники нередко используют поддельные документы и сертификаты.

Существуют схемы Понци, которые еще называют пирамидами, когда мошенники привлекают группу первых вкладчиков, обещая крайне высокие доходы за очень короткий срок. Для привлечения большего числа жертв мошенник начитает делать выплаты первым вкладчикам за счет средств, полученных от следующих. В конце концов, вкладчики остаются ни с чем, когда мошенник исчезает, прихватив средства, отмытые с помощью множества банковских счетов, открытых на разные подставные компании в разных юрисдикциях.

В случае мошенничества с помощью массового маркетинга преступники обращаются к своим жертвам посредством разных средств связи, например, по телефону, через социальные сети, массовую рассылку, телевидение или радио, и выманивают деньги или другие ценности в одной или нескольких юрисдикциях.

Мошенничество «с платежным поручением», которое также называют аферой с ложным директором или компрометация корпоративной почты, основывается на использовании методов социальной инженерии и вредоносных программ. Обычно преступники переводят украденные средства на счета в разных странах.

Под страховым мошенничеством понимают обман поставщиков частных или государственных страховых услуг. ОПГ все чаще становятся участниками мошеннических схем, нацеленных на сектор здравоохранения.

Мошенничество с субсидией ЕС подразумевает подачу мошеннических заявлений на получение грантов или тендеров ЕС. Обычно эти заявления подкрепляются поддельными декларациями, отчетами о ходе работ и счетами-фактурами.

Ложные закупки подразумевают получение информации или непосредственное воздействие с помощью взяток на оценку предложений с тем, чтобы выиграть тендер у легальных предприятий. Такой вид мошенничества особенно примечателен в секторе энергетики, строительства, информационных технологий и переработки отходов.

Мошенничество с пособиями включает в себя схемы, нацеленные на получение социальных пособий и пособий по безработице, и тесно связано с торговлей людьми и нелегальной перевозкой мигрантов.

Мошенничество с кредитом или ипотекой подразумевает, что мошенники с помощью поддельных документов получают банковский кредит без цели выплатить его.

Мошеннические схемы – одна из наиболее активно развивающихся криминальных угроз в Европе. Объектами мошенничества являются частные лица, малые и средние предприятия, глобальные корпорации и жизненно важные объекты инфраструктуры. Во время пандемии COVID-19 эти виды интернет-мошенничества были, пожалуй, наиболее заметными видами преступной деятельности.

Мошеннические схемы с вымогательством денег все чаще совершаются через интернет с использованием альтернативных способов платежей, например, электронных ваучеров.

Многие схемы мошенничества в сфере инвестиций теперь реализуются исключительно через интернет или же подразумевают рекламу инвестиционных возможностей в социальных сетях.

Мошенники все чаще используют инвестиционные возможности в сети, в том числе площадки торговли валютой Forex, бинарные опционы и интернет-краудфандинг.  Во время пандемии COVID-19 нередко сообщалось о таких аферах.

Кроме того, для получения важной конфиденциальной информации о своих жертвах мошенники прибегают к помощи социальных сетей и службам обмена мгновенными сообщениями. У мошенников есть возможность купить доступ к персональным данным в рамках предложений «криминальных услуг».

Украденные данные можно без проблем купить в интернете

ОПГ, занимающиеся предложением «криминальных услуг» в интернете, действуют как крупные корпорации. Главари этих ОПГ обычно проживают за пределами ЕС. Они действуют через руководителей среднего звена, которые живут на территории ЕС. Среди них есть члены ОПГ, являющиеся специалистами в сфере налогов, банковского дела, права и финансов, киберпреступности и информационно-коммуникационных технологий, а также отмывания денег. Члены ОПГ, стоящие на более низких уровнях, не обладают особыми знаниями и служат, помимо прочего, «деньгоносами», операторами колл-центров, инкассаторами.  Некоторые управляют колл-центрами, где сотни наемных сотрудников работают сменами и всего за несколько месяцев приносят до 100 миллионов евро дохода.

Причастные к этому бизнесу ОПГ обычно представляют собой рассредоточенную организацию, состоящую из опытных мошенников. Мошенники развертывают по всему миру разветвленную сеть промежуточных счетов и фирм-однодневок, чтобы замести следы, ведущие в пункт назначения ворованных денег. Преступники часто направляют прибыли в недостаточно регулируемые юрисдикции, из-за чего правоохранительным органам бывает сложно, а порой невозможно отследить их и провести расследование.

Налоговое мошенничество

Все государства-члены ЕС в результате изощренных мошеннических схем несут значительные потери в налоговых поступлениях. НДС является важным налогом, составляя приблизительно одну пятую всех налогов, взимаемых государствами-членами. Ежегодно из суммы НДС теряется 137,5 миллиардов евро, или около 12%. Часть разницы между доходной статьей НДС и собранной суммой (эту разницу называют разрывом по НДС) можно связать с НДС-мошенничеством и уклонением от его уплаты. Махинации с акцизными сборами также лишают государственные бюджеты миллиардов евро.

Борьбу правоохранительных органов с этими явлениями осложняет неизбежно международный характер этой деятельности, необходимость сотрудничества с большим количеством ведомств, в том числе с таможенными органами, а на этапе возврата активов – с юрисдикциями ненастроенных на сотрудничество территорий.

Для справки:

В 2019 году европейский рынок нелегальной торговли сигаретами составлял 43,6 миллиарда или 8,6% объема потребления в ЕС. По некоторым оценкам, в результате распространения поддельных и контрабандных табачных изделий государства в ЕС ежегодно теряют в доходах до 10 миллиардов евро.

Табачные изделия по-прежнему являются основным товаром, в отношении которого в ЕС совершаются махинации с акцизным сбором.  Увеличивается число махинаций с горючим, что привело к многомиллиардным потерям в доходах государств-членов ЕС. Этот вид мошенничества влечет за собой невыплату налогов на топливо: либо из-за использования других видов горючего с более высоким содержанием дизельного топлива (смазочных веществ, коррозийных средств, базовых масел), либо из-за смешивания жидкостей так, что топливо уже не попадает под действие акцизного сбора.

Мошенничество с исчезающим трейдером

Преступники, совершающие махинации с НДС, получают многомиллиардные прибыли, уклоняясь от уплаты НДС или подавая мошеннические заявления о возврате НДС путем выполнения ряда операций. Наиболее распространенный в ЕС вид махинации с НДС – мошенничество с исчезающим трейдером. Наиболее вероятным объектом таких мошенников становятся страны с высокой ставкой НДС на определенные товары или услуги.

По оценкам Европола, основанным на поддерживаемых на уровне ЕС исследованиях и судебных делах, ежегодно в результате мошенничеств с исчезающим трейдером, совершенных в ЕС, теряется от 40 до 60 миллиардов евро.

Объектом махинаций с НДС могут стать любые товары и услуги. В настоящее время наиболее часто такими объектами становятся продукты питания, электроника, транспортные средства, металлы, нематериальные активы и энергетический сектор (нефть, газ, электричество, квоты на выброс углерода и сертификаты на природосберегающую возобновляемую энергию).

ОПГ, занимающиеся махинациями с НДС, имеют узкую специализацию, без труда приспосабливаются к изменениям в законодательстве и другим административным мерам, вводимым Евросоюзом и властями отдельных стран. Они меняют рынки и товары, используя в свою пользу пробелы в налоговом законодательстве. Они постоянно перескакивают с одного товарного рынка на другой во избежание НДС, взимаемого с покупателя, и обнаружения правоохранительными органами или контролирующими ведомствами. Они систематически учреждают новые компании, назначая разных номинальных владельцев.

ОПГ, занимающиеся махинациями с НДС, имеют узкую специализацию и обычно совершают мошенничества только этого или сходных видов. Однако в отдельных случаях такие ОПГ также предлагают услуги по отмыванию криминальных доходов другим ОПГ, занимающимся более традиционными видами преступной деятельности, например, торговлей наркотиками.

ОПГ прибегают к услугам криминальных специалистов с глубокими познаниями в области международной торговли и рынков, а также с большим опытом работы с финансовыми рынками и инструментами и интернет-торговли на финансовых рынках.

Отмывание денег

Отмывание денег связано практически со всеми видами преступной деятельности в ЕС, приносящими криминальные прибыли. Благодаря отмыванию денег ОПГ могут вкладывать нелегальную выручку от своей криминальной деятельности в законные и незаконные сектора экономики. Способы, с помощью которых отмываются деньги, бывают очень разными в зависимости от уровня компетентности ОПГ, а также от частоты и масштаба деятельности по отмыванию денег. Для определения конечного получателя криминальной выручки существуют основательные препятствия, поскольку ОПГ успешно пользуются инструментами для обезличивания и совершают все операции очень быстро. Благодаря растущему числу онлайн-платформ и приложений появляются все новые способы перевода денег, и они не всегда регулируются в той же степени, как традиционные поставщики финансовых услуг. Из-за этого расследование случаев отмывания денег – технически непростая задача для правоохранительных органов.

В анализируемом отчёте освещаются самые известные методы, связанные с отмыванием денег. Все эти способы отмывания денег основываются на использовании промежуточных лиц, которые пользуются множеством банковских счетов, а также финансовым рынком и финансовыми услугами, например, кредитами, страховками, облигациями и биржевыми операциями.

Люди, занимающиеся отмыванием денег, нередко учреждают и пользуются услугами фирм-однодневок, которые не владеют никакими активами и не имеют никакой деятельности, а служат исключительно для отмывания денег. Фирмы-однодневки, которые используются для отправки и получения денежных переводов, обычно являются частью сложных корпоративных структур, которые скрывают связь со счетом получателя. Во многих случаях эти компании зарегистрированы на оффшорных территориях.

Услуги по отмыванию денег

За комиссию от 5 до 8% эти синдикаты предлагают сложные техники отмывания денег и их выполнение в интересах других ОПГ.  Профессиональные посредники, например, поверенные, бухгалтеры, агенты по образованию юридических лиц, предоставляют свои умения и знания финансовых процедур, необходимых для реализации этих схем.  Хотя, по имеющимся сведениям, такие услуги оказывают всего несколько группировок, они отмывают огромные суммы денег, и от них в значительной степени зависит возможность других ОПГ скрывать и вкладывать криминальные прибыли. Эти синдикаты представляют собой серьезное препятствие на пути отслеживания криминальных активов. ОПГ, обладающие знаниями или имеющие выход на тех, кто ловко справляется с отмыванием денег через интернет, потенциально представляют еще большую угрозу, чем те, что пользуется традиционными инструментами по отмыванию денег, например, наличными.

Неформальные системы перевода денег

Нелегальные банковские системы – это финансовые сети, действующие вне поднадзорных финансовых систем и занимающиеся переводом денег или ценностей по всему миру, не подчиняясь правилам обычных банков. Они могут действовать во множестве юрисдикций и проводить тайные сделки между клиентами, делая отмывание больших сумм более легким.

Использование фирм, оказывающих рассчетно-кассовые услуги

Часть ОПГ, получающих не такие крупные, но регулярные поступления наличных, по-прежнему пользуются этой финансовой услугой, считая ее подходящим каналом для размещения и перевода своих криминальных активов.

Отмывание денег с использованием торговли

Юридические лица по-прежнему являются основным инструментом для отмывания денег и играют решающую роль в схемах по отмыванию денег с использованием торговли, которые ограничивают обращение наличных и обеспечивают законное прикрытие денежным переводам.

Виртуальные активы (криптовалюта)

Биткоин и эфириум - две криптовалюты, составляющие 80% рыночной стоимости. Благодаря растущей популярности и введению их в оборот, криптовалюты также все чаще используют в схемах по отмыванию денег. Наркоторговцы с помощью биткоиновых банкоматов (ATMs) обменивают криминальную наличность на виртуальные деньги.

Сети по отмыванию денег хранят и перевозят выручку в банкнотах по 500 евро с помощью инкассаторов, которые едут за пределы ЕС. Более крупные суммы удобнее перевозить в банкнотах с высоким номиналом. Хотя производство банкнот с номиналом 500 евро приостановлено, они не были полностью выведены из оборота и по-прежнему остаются законным платежным средством.

Беспроцентные займы

Преступники предлагают беспроцентные займы наличными, выдаваемые в Европе и подлежащие возврату в стране назначения (как правило, на Ближнем Востоке или в Южной Америке) в течение установленного времени. Так, у ОПГ появляется возможность передать права на свою деятельность по отмыванию денег.

Недвижимость

Несмотря на принимаемые в ЕС меры по сокращению деятельности по отмыванию денег с помощью недвижимости, угроза вложения криминальных денег в финансирование строительства с целью их отмывания по-прежнему сохраняется.

Для этого используется ряд методов, например, частичная оплата наличными, завышение и занижение стоимости недвижимости, помощь непрозрачных компаний и трастов или третьих лиц.

Игровой и гостиничный бизнес

Для отмывания денег, как и раньше, используются сервисы, обещающие денежное вознаграждение, и игровые сервисы.

Движение наличных

Традиционным методом переправки наличных при реализации схем по отмыванию денег было использование «деньгоносов». Однако из-за пандемии COVID-19 использование наличных в качестве средства платежа сократилось, а в некоторых местах и вовсе прекратилось, поскольку в гостиничном секторе сервисы, обещающие денежное вознаграждение, закрылись, а многие другие организации перешли на операции исключительно с платежными картами. Еще предстоит узнать, будут ли такие изменения иметь долгосрочные последствия и уменьшится ли привлекательность наличных для тех, кто занимается отмыванием денег.

Об эффективности борьбы с финансовыми и экономическими преступлениями

В Евросоюзе ежегодно проводятся расследования сотен международных финансовых преступлений. Нередко они приносят исключительные результаты в плане арестов и ликвидации ОПГ. Однако Евросоюз по-прежнему может похвастаться лишь посредственными результатами в том, что касается возврата криминальных активов. Эти мероприятия встречают на своем пути несколько препятствий, в том числе ограниченный обмен между странами и доступ к финансовой информации и информации о бенефициарных владельцах в других странах. В настоящее время более 98% криминальных активов так и не были возвращены.

В Европе не все расследования по делам организованной преступности сопровождаются финансовыми расследованиями в отношении тех же объектов.

Экономическая и финансовая преступность приносит высокую прибыль и является основным посредником для всех других видов организованной преступности.

Пандемия COVID-19 и ее возможные экономические последствия, по всей вероятности, усугубят угрозу этих видов преступлений и образуют новые уязвимые места. Хотя ограничения передвижения и коммерческой деятельности могли затронуть часть криминальных рынков, очевидно, что преступники настроены воспользоваться текущей ситуацией и любыми благоприятными возможностями, которые возникнут на этапе восстановления.

Источник: zavtra.ru