На кого работает Медведев?



Ожидаемый срок снятия контрсанкций сдвинулся – вы не поверите! - аж на август 2016 года. Но Премьер Медведев строго предупредил: "Они продлены на год, но они не будут бесконечными. И вот этой паузой нужно воспользоваться всем - и государству, и самим аграриям", - заявил он.

Впрочем, признано, что по некоторым товарным группам на замещение продуктов из-за рубежа уйдет еще несколько лет. И никакой реакции: сказал и сказал, работа у него такая.

Мы настолько привыкли жить во сне, бездумно проглатывать информацию, что просто не замечаем вопиющего абсурда.

Некогда замечать: информации много, брызжет она из всех дыр, в одно ухо влетело, из другого вылетело. А слова всё нормальные, правильные: эмбарго, импортозамещение, конрсанкции – чего ещё надо? Потому выступление Медведева промелькнуло и тотчас покрылось плотным слоем новых «новостей» и прочего информационного мусора.

Но если хоть на секунду «остановиться-оглянуться», то становится ясным трагический абсурд позиции государства по отношению к важнейшей отрасли экономики – к сельскому хозяйству. Потому что если говорит Премьер, то это, надо понимать, и есть позиция государства. В чём она?

Обращает на себя внимание модное ныне выражение «окно возможностей». Такой, знаете, образ, метафора, можно сказать: окошечко открылось и тут же захлопнулось – успей вскочить. Или выскочить. Эта метафора описывает определённый тип экономического, и шире – жизненного, поведения. Сегодня – так, завтра – сяк, успевай поворачивайся.

Для кого это характерно? В наибольшей степени – для спекулянта. Для биржевого игрока. Ну, в крайнем случае – для торговца. Это психотип спекулянта: быстренько войти в дело, «срубить бабла» и выпрыгнуть.

Ни в коем случае не создавать ничего капитального, долговременного, чего нельзя по-быстрому свернуть и ликвидировать, когда это самое окно вдруг захлопнется.

Для агрария это значит: не влезай в переработку сельхозпродукции, т.е., в сущности, в промышленность. Промышленность имеет большие сроки окупаемости, за это время всё может переиграться. В хранилища для яблок с контролируемой атмосферой лучше не вкладываться, а то не ровён час приедут польские, и окажешься ты, мил человека, в луже.

И даже в животноводство особо не суйся – тоже большие вложения и длинный цикл. Зарабатывай деньги на том, что попроще и побыстрее – на полеводстве.

И это правильный тип экономического поведения – не влезать ни во что долговременное - в том случае, если у государства горизонт планирования не превышает один год. И об этом с прямотой римлянина говорит сам Премьер; спасибо ему, конечно, что избавил от лишних иллюзий, а то я уж, признаться, размечталась.

"У нас нет цели любой ценой заместить импортные товары, тем более на посредственные товары отечественного производства. Это в первую очередь невыгодно и экономически, и просто невозможно", - излагает Медведев.

Давайте вчитаемся и в это утверждение. Тут, что называется, два в одном. Первое: у нас нет твёрдой цели заменить импортные товары на отечественные. «Любой ценой» нам наполнить рынок своими товарами не надо? А какой ценой мы готовы это сделать? Просто так, походя, как Бог даст?

Может быть, мы по-прежнему воображаем, что вот-де российские и иностранные производители вступят на российском рынке в свободное соревнование и – российский производитель победит? Это получится не «любой ценой», а по-правильному, по-рыночному.

Так я вам сразу скажу: не получится. Само собой не получится. Над заменой товара импортного на свой товар (и не только в сельском хозяйстве, а в любой отрасли хозяйства) надо серьёзно работать. Государству работать, а не только самим производителям.

Отечественному производителю надо давать серьёзные преимущества над поставщиком иностранным. Вплоть до полного закрытия импорта по тем позициям, которые способен обеспечить отечественный производитель.

Вот тут как раз, кстати, будет вторая мысль, заложенная в высказывании Медведева: нам не нужны посредственные отечественные товары. То есть плохие не нужны, а хорошие нужны. Мысль верная, но как её реализовать?

Нужна твёрдая и решительная политика протекционизма. Чужое продовольствие на рынок надо не пускать не по причине контрсанкций, а для того, чтобы дать возможность отечественным производителям развиться, научиться работать. Пока на рынке присутствуют чужие товары или имеется постоянная угроза их появления, никто особо учиться не будет. И вкладываться в это дело не будет. А то вдруг захлопнется «окно возможностей»?

Широкий протекционизм противоречит правилам ВТО? Санкции, знаете, тоже противоречат. Вот и нужно под этим предлогом взять да и выйти из ВТО, чтоб хоть у себя дома быть хозяевами положения.

На этом месте поднимается ор: а как же конкуренция! Вы хотите уничтожить конкуренцию, главную пружину развития! Нет, дорогие товарищи, я хочу усилить конкуренцию. Весь опыт экономического становления богатых и успешных народов говорит, что ограничение внешней конкуренции усиливает конкуренцию внутреннюю – между отечественными производителями.

Фридрих Энгельс, большой знаток этого вопроса, называл протекционизм «фабрикой фабрикантов». Нам необходимо пройти эту школу – школу решительного протекционизма. Не будет этого – отечественный производитель так и останется каким-то курьёзом, о котором с умилённой игривостью говорят в новостях, а не нормальным положением дел. Это, кстати, касается в равной мере всех отраслей народного труда.

Отечественный производитель хочет и готов работать, но он будет вкладывать деньги и труд только тогда, когда увидит внятную и долговременную сельскохозяйственную политику. Политика длиной в год – это отсутствие политики. Разговоры об «окне возможностей» убеждают: политики у нас нет.

Источник: www.news-usa.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.