Маленькие хитрости большой приватизации



Распродажа лакомых кусков государственного имущества задумана задолго до кризиса.

Обвал нефтяных котировок создаёт серьёзные риски для исполнения бюджета России на 2016 год, который сверстан в расчете на среднегодовую цену $50 за баррель. В этой связи председатель правительства Дмитрий Медведев поручил министерствам и ведомствам подготовить предложения по сокращению расходов, а также предложил мобилизовать доходы бюджета, в том числе от приватизации. Первый вице-премьер Игорь Шувалов уже официально подтвердил 10-% сокращение бюджетных ассигнований на 2016 год, а также заявил об "амбициозной программе большой приватизации».

Итак, без приватизации не обойтись? Между тем 2015 год по данной статье принес в казну лишь около пяти миллиардов рублей. Доходы от приватизации, заложенные в бюджете-2016, также не впечатляют – 33,2 млрд рублей. Хотя отечественный приватизационный потенциал несоизмеримо выше. Только продажа 19,5% пакета «Роснефти» по оценке главы Росимущества Ольги Дергуновой, может сегодня принести свыше 500 миллиардов рублей. Министр экономики Алексей Улюкаев предлагает выставить на торги пакеты Внешторгбанка и Сбербанка. (Сейчас доля ЦБ в капитале Сбербанка находится на уровне 50% плюс одна акция, в ВТБ государство контролирует более 85% уставного капитала). А помимо уже включенной в годовой план приватизации продажи 25% акций «Совкомфлота», выставить на торги можно государственные доли в таких привлекательных для инвесторов структурах, как «Башнефть», «Внуково», «Шереметьево», «Аэрофлот» и «Ростелеком». В частные руки будет передано и одно из ведущих предприятий оборонного комплекса - компания «Вертолеты России».

Перспективы заманчивые, омрачает их одно обстоятельство: продавать госсобственность придется фактически… за бесценок.

Так гендиректор «Аэрофлота» Виталий Савельев отмечает, что реальная стоимость акций компании в два-три раза выше актуальных котировок. Кроме того, глава думского комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров напоминает, что основная задача приватизации – не пополнение бюджета, а создание эффективного собственника. «И поэтому в данном случае, когда мы говорим, что приватизацией мы пополним бюджет, — это значит, мы создадим проблему, которая скажется через несколько лет, - предупреждает парламентарий, - И мы что, это не понимаем?". Понимает это даже такой адепт ухода государства из экономики, как Алексей Кудрин, который в недавнем интервью выразил опасение, что в условиях самых низких цен приватизация может привести к переходу активов в «нужные руки» или опять же за счет государственных ресурсов.

Наверняка, адекватно оценивают минусы и риски энтузиасты «большой приватизации». Но минусы и риски государства здесь оборачиваются плюсами и бонусами потенциальных покупателей, что, по всей видимости, гораздо важнее. Распродажа лакомых кусков государственного имущества задумана задолго до обвала нефтяных цен и вовсе не для пополнения казны.

Начнем с того, что реализация некоторых активов изначально не предполагает перечисления средств в бюджет. Так, судя по заявлениям главы Минэкономразвития, приватизация ВТБ и Сбербанка в первую очередь призвана решить задачу докапитализации этих кредитных учреждений, то есть вырученные средства пойдут не в карман государству, а в уставной капитал банков. А о том, что пакет «Роснефти» должен быть продан в 2016 году, тот же Улюкаев заявил 16 декабря, когда бюджетный секвестр рассматривался лишь в прогнозно-теоретическом аспекте. Вместе с тем министр экономического развития отметил, что внутри правительства окончательное решение о приватизации "Роснефти" еще не согласовано.

Буквально накануне Нового года министр финансов Антон Силуянов заявил, что поступления от приватизации в 2016 году окажутся среди ключевых источников пополнения бюджета. Цитата: «Правительство готовит предложение по реализации пакета крупных компаний, которые могут пополнить ресурсы нашего бюджета и снизить давление на траты из Резервного фонда. В первую очередь это "Роснефть", также рассматривается "Башнефть" и целый ряд других компаний, которые помогут нам привлечь в казну до одного триллиона рублей», - сказал Силуанов.

Вот так! Не прошло и двух недель, как подписан закон о бюджете, в котором заложена скромная цифра 33 миллиарда, а правительство уже решило пополнить казну на триллион.

Причина, по которой программой «большой приватизации» не стали обременять проект бюджета, очевидна – главный финансовый закон страны тщательно анализируется в Думе, и не только оппозиционными фракциями. Тот же Андрей Макаров, столь резко отозвавшийся о целесообразности продажи госимущества в период кризиса, представляет «Единую Россию». Триллионная программа наверняка бы подверглась острой критике депутатского корпуса, что значительно осложнило бы процесс принятия бюджета.

И заметьте, какую аргументацию приводит Антон Силуанов - сохранить средства Резервного фонда, - перед новогодними каникулами вопрос о компенсации выпадающих расходов бюджета не приобрел еще такой остроты. Впрочем, в части аргументации глава Минфина проявляет завидную изворотливость. В недавнем телеинтервью на вопрос ведущего - не жалко ли ему приватизировать государственные активы по невысокой цене, Антон Германович ответил так: «Надо принимать решения, руководствуясь не только денежными потоками, но и с точки зрения снижения доли государства в экономике. Это — ключевая задача». Главный финансист страны, который ставит идеологию выше материальных соображений – само по себе любопытное явление. Но для нас в данном случае важнее, что министр, по сути, признает: приватизация не нацелена на решение проблем государственных финансов.   

Обвал нефтяных цен и угроза бюджетного кризиса стала настоящим подарком для организаторов и вдохновителей «большой приватизации»: появился более чем удобный повод осуществить задуманное под благовидным предлогом - спасаем казну!

И без того обесцененные активы подешевели еще больше, и достанутся бенефициарам готовящейся распродажи по еще более комфортной стоимости. Мы уже приводили текущую оценку пакета «Роснефти» в 500 миллиардов, однако всего месяц назад Алексей Улюкаев озвучивал цифру 580 миллиардов, то есть падение составило 14%.

Под «большую приватизацию» готовится и кадровая зачистка. Во всяком случае, в СМИ появились сообщения о том, что вскоре свой пост оставит глава Росимущества Ольга Дергунова, «вина» которой состоит в поддержке регионов и министерств, препятствовавших приватизации некоторых госактивов. Суть противоречий между правительством и Росимуществом иллюстрирует конфликтная ситуация вокруг вологодского АО "Учебно-опытный молочный завод имени Верещагина». Назначенные на апрель 2015 года торги по продаже 100% госпакета акций компании стартовой стоимостью 1 млрд рублей были отменены. Минэкономики тогда дистанцировалось от этого решения, заявив, что оно принято Росимуществом. Власти региона совместно с Минсельхозом подготовили стратегию развития предприятия, которую однако не поддержал первый вице-премьер Игорь Шувалов. На 17 февраля назначена продажа завода, причем новая цена лишь на 103 млн рублей превышает начальную цену отмененного весной аукциона.

- Это уникальное учебное предприятие, каких в России осталось чуть больше десятка. Я убеждена, что продав УОМЗ за копейки, мы не поднимем экономику страны. Завод должен стоить втрое дороже, но даже за три миллиарда его продавать нельзя: от этого пострадает молочнохозяйственная академия, которая готовит аграриев для всей страны. Под угрозой окажется и бренд «Вологодское масло», — сообщила корреспонденту ИА REGNUM глава Молочного союза России Людмила Маницкая.

- Это прибыльный завод, на котором установлено современное оборудование... Продажа завода просто недопустима. Это позиция ОНФ, и мы сделаем все возможное, чтобы донести ее до первых лиц государства, — отмечает заместитель руководителя проекта Общероссийского народного фронта «За честные закупки» Анастасия Муталенко.

Похожими конфликтами сопровождается приватизация таких активов, как Саратовский полиграфкомбинат, АО "Свердловскавтодор" Мурманский рыбный порт, подмосковное АО "НПК "Суперметалл".

Всего в 2015 году Росимущество приостановило более 40 продаж из 204-х, инициированных правительством. А потому, по данным газеты «Коммерсант», оно на сегодня де-фактоотстранено от подготовки к приватизации "Роснефти", «Совкомфлота» и ВТБ.

Примечательно, что сразу после информации о возможной отставке Ольга Дергунова дала пространное интервью «Российской газете». "Наша позиция - чем дороже, тем лучше, - подчеркнула глава Росимущества, - Должны быть найдены наилучшие показатели, как по стоимости акций компании, так и по тому, что получает бюджет РФ и к каким структурным изменениям это приведет... За 2015 год конъюнктура на рынке стала только хуже. Поэтому и решений ни по одному из активов, уже включенных в программу приватизации, на сегодняшний день нет». Сам факт выступления в правительственной газете и его содержание трудно расценить иначе, как сигнал о том, что Дергунова не собирается просто так уходить, либо изменять своим принципам.

Лихорадочная подготовка к «большой приватизации» образца 2016 года напоминает события двадцатилетней давности, когда сложившиеся в тогдашнем Госкомимуществе группировки Александра Иваненко и Петра Мостового, жестоко конкурируя между собой, буквально терроризировали предприятия, устраивая смены собственников под предлогом банкротства. Честно говоря, не думал, что эти лихие времена вернутся. Но когда замаячила перспектива большой «халявы» с благообразных ликов наших финансово-экономических чиновников сошел привычный лоск, обнажая малосимпатичные физиономии суетливых гешефтмахеров.  

Максим Зарезин

Источник: www.stoletie.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.