Лукавая статистика



О чем умалчивают чиновники в своих отчетах.

Правительство отчиталось о выполнении майских указов президента. По отчету выходит, что выполнены они на 76 процентов. Сам же глава государства считает, что «нерешенных вопросов больше, чем того, что удалось сделать».

Требования Путина-политика, исполнять его майские указы имеют под собой не только экономическую подоплеку. Президент прекрасно понимает, что общественные ожидания не могут быть обмануты. Как тут не вспомнить события 100-летней давности? Нашу же бюрократию, похоже, уроки истории ничему не учат. А потому и допускаются столь серьезные расхождения статистики с реальностью. После того, как Росстат перешел на расчеты основных показателей по новой методике СНС-2008, показатели российской экономики, связанные с ВВП, вдруг резко «улучшились».

Было гладко на бумаге...

Несмотря на кризис и жалобы производителей на высокие налоги и ставки Центробанка, статистика фиксирует рост производительности труда. И Минфин делает вывод: раз все растет и развивается, значит можно и налоги повысить, и льготы отменить.

Только за счет того, что по новой методике расчетов ВВП Росстатом была учтена «вмененная рента», т.е. оценка стоимости услуг по проживанию в собственном жилье, добавленная стоимость, создаваемая отраслью (ОКВЭД раздел «K. Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг»), общая картина значительно улучшилась.

А когда к этим показателям была отнесена прибавка потребления основного капитала (амортизация), да еще и отсутствовавший ранее сектор («ОКВЭД раздел «P. Предоставление услуг по ведению домашнего хозяйства»), создалось впечатление, что российская экономика значительно прибавила в весе.

Еще больше удалось улучшить результаты после уточнения оценки скрытой оплаты труда наемных работников и смешанных доходов – на основе разработанного Банком России финансового счета домашних хозяйств и т.д.

Так как никто точно не может сказать, сколько людей занято в теневом секторе и сколько человек сдают свое жилье внаем, какой доход получают от ведения домашнего хозяйства бывшие труженики полей и ферм, в расчет брались условные показатели. Они и помогли «улучшить» дела в экономике.

Но даже при таком раскладе, как оказалось, поставленная президентом цель – увеличить производительность труда в стране на 50 процентов к 2018 году относительно 2011 года – выглядит недостижимой. Так, по данным Росстата, с 2012 по 2015 гг., производительность увеличилась лишь на четыре процента (данные за 2016 год еще не обнародованы).

Выходит, чтобы обеспечить выполнение майского указа, производительность должна расти как минимум на 20 процентов в год. У нас такой бурный рост удавалось достичь только в эпоху советской индустриализации во время перехода к конвейерному производству. Сегодня конвейер могут заменить роботы, что приведет к массовому высвобождению рабочей силы.

Но такой подход явно противоречит тому же указу президента, в котором поставлена задача создать к 2020 году 25 млн «высокопроизводительных рабочих мест». Сам президент разъяснял, что подразумевает под этим «высокопродуктивные и современные» позиции. Чиновники поняли этот посыл по-своему.

Тень на плетень

В отличие от других целевых показателей понятия «высокопроизводительные рабочие места» в российской статистике не существовало, и его пришлось изобрести. В 2013 году за основу этого показателя был взят единственный критерий – средняя зарплата на предприятии.

Если она превышает определенное пороговое значение, установленное Росстатом с учетом отрасли, размера предприятия и региона, то это должно означать, что все работники такой организации автоматически зачисляются в «высокопроизводительные».

Иными словами, Росстат считает вовсе не количество высокопроизводительных рабочих мест, а количество работников, которые получают приличную зарплату. С осуждением такого подхода выступили ученые Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. Они утверждают, что методика Росстата неадекватна и способна «навести тень на плетень», и все окончательно запутать, особенно в условиях той дифференциации зарплат, которая сложилась у нас в стране.

Казалось бы, высокопроизводительные рабочие места должны повышать производительность труда, обеспечивать прирост выпуска продукции либо оказания услуг. Почему же у нас этого не происходит?

Уровень зарплат, на который ориентируется Росстат, далеко не всегда зависит от производительности. Для этого сегодня требуются высококвалифицированные специалисты, владеющие навыками работы с современными технологиями. Они должны уметь проектировать с помощью специальных программ и работать на современном оборудовании. В методике Росстата такие подробности не учитываются.

Манипулируя данными о зарплатах, в 2013 году Росстат насчитал в стране 17,5 млн высокопроизводительных рабочих мест. В таком случае для того, чтобы исполнить поручение президента, нужно было организовать всего 7,5 млн таких рабочих мест.

Чиновники схватились было за такое предложение. Но уже в 2015 году из-за снижения зарплат показатель упал на восемь процентов, а в прошлом году – еще на пять. И, как следует из подсчетов Росстата, теперь составляет около 16 млн. Куда же делись еще полтора миллиона высокопроизводительных рабочих мест, организованных еще в 2013 году? Если следовать логике Росстата, их «съело» снижение зарплат.

Снижение зарплат отражается на уровне потребления. Уже сегодня, по данным соцопросов, многие россияне экономят на еде. Растет число бедных. Помогать им становится все трудней, хотя в отчетах экономические показатели растут.

Как улучшают показатели

Снижение уровня социальной поддержки, как известно, в первую очередь сказывается на продолжительности жизни населения. В то же время правительство отчиталось о снижении смертности населения. При этом в расчет брался показатель «смертность от различных причин».

Но существует еще один показатель – «смертность от прочих болезней». Опрос медработников, проведенный в апреле 2017 года профессиональной социальной сетью «Врачи РФ» показал, что с помощью «прочих болезней» регионы «улучшают» статистику по смертности от наиболее распространенных заболеваний. Сами врачи признаются в манипуляциях с реальными причинами смертности пациентов как в стационарах, так и в поликлиниках.

Успехов, согласно данным отчета, правительству удалось добиться и в сфере лекарственного обеспечения населения за счет средств федерального бюджета. Показатели, якобы, превысили плановые цифры. А что на самом деле?

Общественные организации в защиту пациентов утверждают, что в регионах массово отказывают в выписке бесплатных рецептов со ссылкой на отсутствие лекарств в аптеке. Где-то в региональный перечень включены до 600 препаратов, а где-то – меньше сотни. Люди покупают положенные им лекарства за свои деньги и молчат.

По просьбе Всероссийского союза общественных объединений пациентов в регионы было направлено разъясняющее письмо Минздрава о том, что такой подход неправильный. Но экономия на лекарствах продолжается.

Где результат?

Недостоверные показатели искажают реальность, мешают выработке правильных решений. Но, даже при всей игре цифрами, за последний год количество президентских поручений, считающихся выполненными, увеличилось незначительно.

При этом правительство даже отстает от графика: на конец апреля 2017 года выполнено и снято с контроля значительно меньше поручений, которые должны были быть исполнены к этому сроку.

Создается впечатление, что в выполнении конкретных решений чиновники не заинтересованы. Деятельность слуг народа в основном завязана на выработку планов, программ, стратегий, нормативных актов и т.д., то есть на бумажной работе с неосязаемым результатом. Стратегии и планы все время устаревают, и основные силы бюрократического аппарата направляются на их переработку или доработку.

А что касается конкретных показателей, призванных улучшить экономику и жизнь людей (увеличить производительность труда в 1,5 раза, создать 25 млн высокопроизводительных рабочих мест, поднять реальные зарплаты на 40–50 процентов и т.д.), то они, как правило, оказываются нереализуемыми.

И в числе первых входят в перечень неисполненных поручений.

Во всем мире в стратегических документах отражаются конкретные значения показателей. А у нас они устанавливаются индикативно, проще сказать – ориентировочно. И наши чиновники в любой момент могут сказать: «Ориентиры заданы верно». А за то, как они исполняются на местах, Москва ответственности не несет.

Так для кого пишутся указы президента? Принято считать – для народа. На самом деле – для чиновников. А чиновники делают все для того, чтобы хорошо по ним отчитаться. Показатели ориентированы на цифры. А цифры, как известно, лукавая вещь.

Источник: www.stoletie.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.