Крупнейшего производителя соды вернут из офшора


Скандал вокруг башкирского шихана Куштау на этой неделе вышел на федеральный уровень. Выяснилось, что доля государства в планировавшей разрабатывать гору Башкирской содовой компании (БСК) снизилась с 62 до 38%. Разобраться в произошедшем Владимир Путин поручил правоохранительным органам. Генпрокуратура считает, что доля государства в компании была сокращена незаконно. Кто и как увёл у страны крупнейшего производителя соды?

Генпрокуратура России подала в арбитражный суд Башкирии иск об «истребовании имущества из незаконного владения» после того, как были выявлены нарушения, допущенные при приватизации Башкирской содовой компании. Материалы проверки приватизации БСК направлены в Следственный комитет (СК) для рассмотрения вопроса о возбуждении дела против должностных лиц, сообщили в Генпрокуратуре. 

В субботу председатель СК Александр Бастрыкин поручил центральному аппарату ведомства провести проверку отчуждения госакций Башкирской содовой компании. 

На этой неделе надзорное ведомство по поручению Владимира Путина проверило приватизацию БСК. «Будет дана принципиальная оценка действиям всех лиц, причастных к сделкам с акциями предприятия, в результате которых государство утратило над ним контроль», – сообщили в среду в пресс-службе Генпрокуратуры. 

Напомним, что история приватизации «Башкирской содовой» стала предметом пристального внимания главы государства. В середине недели президент Владимир Путин указал на то, что в начале 2013 года «абсолютно чудесным образом» доля государства в компании БСК была размыта и снижена ниже контрольной. «У государства было 62%, а внезапно стало 38%. И как результат – приоритеты работы компании резко изменились», – констатировал президент. 

«Не похоже, что целью акционеров сегодня является долгосрочное развитие этой компании. Похоже на другое – на выкачивание средств любой ценой и как можно в большем объёме», – подчеркнул президент. Глава государства констатировал: в прошлом году, при общем объёме выручки в 45 млрд рублей, собственники БСК потратили на инвестиционные цели только 2,5 млрд. «Где деньги? Известно, где – в офшорах», – констатировал Путин. Президент назвал ситуацию вокруг БСК и шихана Куштау «печальной историей» и поручил правительству вместе с руководством республики разобраться в ситуации и «разработать решение». 

В значительной мере правы местные жители, которые обратили внимание на ситуацию с БСК и выразили своё недоверие происходящему, подчеркнул глава государства. Напомним, что в августе в Башкирии, на шихане (одиночной горе) Куштау близ города Стерлитамака, проходили масштабные акции протеста жителей и поддержавших их экологов. Граждане выступали против вырубки леса на шихане, где БСК планирует вести разработку соды.

Похоже, что конфликт на шихане вызван именно резким изменением в приоритетах работы башкирских «содовиков», с их нынешней нацеленностью на получение прибыли любой ценой в ущерб окружающей среде, отмечают эксперты. «И прежние власти республики, и новые подсказывают какие-то варианты для содовой компании, где она могла бы безболезненно для ландшафта, для башкирских памятников природы, добывать себе сырье», – сказал газете ВЗГЛЯД политолог, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев. 

«Однако компания стремится к прибыли и не слушает доводы. Если бы она была государственной и ориентированной не только на прибыль, она бы искала возможность согласовать интересы промышленности и экологические требования», – констатировал Матвейчев. 

Как ранее отметил глава Башкирии Радий Хабиров, дивиденды, которые получила БСК от продажи сырья, могли бы направляться на модернизацию производства содовой компании – например, на принятие на вооружение новых, экологически приемлемых способов добычи соды, взамен используемого в БСК «метода Сольве», разработанного ещё в 60-х годах XIX века. Метод подразумевает получение соды следующим образом: известняк сжигается в печах, полученный в результате сгорания углекислый газ насыщает раствор аммиака и поваренной соли, в результате чего и образуется кальцинированная сода. 

«Реакция президента говорит о том, что государство не намерено терпеть, когда региональная собственность уходит в карманы узкой группы лиц, когда эта группа лиц входит в конфликты с большинством жителей региона и когда та же группа уводит прибыль в офшоры», – подчеркнул Матвейчев. 

В открытых источниках называли предполагаемую «узкую группу», которая могла быть заинтересована в уходе башкирских «содовиков» из госсобственности. Холдинг БСК был создан в 2013 году в результате объединения компании «Сода», в которой контроль (62%) принадлежал Республике Башкирия, и фирмы «Каустик», которая контролировалась компанией Modisanna Ltd, зарегистрированной в кипрской офшорной зоне. Как отмечает «Коммерсант», в результате ряда сделок контрольный пакет республики в самом прибыльном предприятии холдинга БСК – в «Соде» – ушёл от государства к группе «Башхим». Бенефициарами группы «Башхим» называют предпринимателей Дмитрия Пяткина, Сергея Черникова, а также бывшего полпреда Башкирии в Москве Альберта Харисова. 

Пакет акций БСК, которым до этого владела Башкирия, был передан в госинвесткомпанию «Региональный фонд». 

После этого дивиденды республики от этого предприятия перестали поступать напрямую в бюджет региона. 

В прошлом году БСК выплатила своим акционерам 7 млрд рублей дивидендов, но лишь 2,8 млрд из этой суммы получила Республика Башкирия. «Нам надо забирать предприятие. Нужно брать контрольный пакет», – сказал на прошлой неделе башкирский руководитель Хабиров в интервью радиостанции «Эхо Москвы». 

В пятницу глава республики заявил, что производство БСК в Стерлитамаке должно быть сохранено, так как предприятие обеспечивает жителей города рабочими местами, но стратегию компании должны определять власти. «Государство должно подставить своё плечо и взять на себя ответственность за дальнейшее развитие БСК», – сказал Хабиров ТАСС. 

«По иронии судьбы, именно в Башкирии в последние годы имели место наиболее крупные случаи, когда возникал вопрос о честности приватизации – это «Башнефть» и теперь «Башкирская содовая компания», – заметил в комментарии газете ВЗГЛЯД гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности, политолог Константин Симонов. 

По мнению эксперта, основная опасность казуса с приватизацией БСК в том, что он аналогичен «серым схемам», по которым в 1990-е годы шла приватизация госсобственности. «Основная травма 1990-х связана не только с тем, что государство утратило контроль над крупными предприятиями, но и с тем, что государство за это ничего не получило», – сказал Симонов. По его мнению, вопрос о том, насколько адекватно оценивается и продаётся госсобственность, сохранил актуальность и в 2000-е годы, добавил эксперт. 

Матвейчев, со своей стороны, считает случай БСК нетипичным для российской экономики в целом и для химпрома в частности. «Сравните ситуацию с 1990-ми. Тогда государственная собственность целыми отраслями отдавалась в руки частных лиц, и мы за всю приватизацию получили жалкие 16 млрд долларов в бюджет – стоимость одного завода. Понятно, что это гигантское ограбление в истории было», – отметил собеседник. 

«С приходом Путина, наоборот, государство возвращает контроль над отраслями и отдельными предприятиями. Если раньше это были крупные объекты федерального масштаба – машиностроительные предприятия, предприятия лесной отрасли и так далее – то сейчас добрались и до предприятий регионального значения», – полагает Матвейчев.

Михаил Мошкин

Источник: vz.ru