Кризис убивает культ потребления в России



Российская экономика переживает не самые лучшие времена. Западные санкции, падение цен на нефть и девальвация рубля, рост стоимости товаров и постоянные разговоры о кризисе — все это, вроде бы, должно играть на руку тем, кто все еще надеется поднять народный протест. Однако упертые россияне не торопятся ополчаться на власть. Санкции возымели обратный эффект — все большая часть населения пропитывается ненавистью к Западу.

Что касается экономического кризиса, то отношение к нему во многом зависит не только от менталитета отдельного индивида, но и от его возраста. Те, кто застал постсоветскую Россию, по большому счету представлявшую из себя один затяжной кризис, помнят его апогей в 1998 году. Свежи воспоминания о вмиг опустевших полках в магазинах, обесценившихся деньгах, росте безработицы и урезании зарплат. Следующий кризис, наступивший десять лет спустя, в сравнении с предыдущим казался сущей ерундой. К нынешнему эти люди тоже относятся философски — переживем. Да и трудно воспринимать как катастрофу сегодняшнюю ситуацию, наблюдая людей, затаривающихся не спичками, потому что завтра их может не быть, а холодильниками и автомобилями, чтобы вложить деньги.

А чтобы такое беспечное восприятие кризиса пресечь, нам непрерывно пытаются доказать, что жить мы стали существенно хуже. Делается это посредством разного рода экспертных заключений, аналитических материалов и опросов, призванных продемонстрировать, как сильно кризис бьет непосредственно по населению. Нечто подобное недавно выдало российское представительство компании GFK, специализирующейся на маркетинговых исследованиях.

Проведенное ими исследование индекса потребительских настроений выявило, что этот показатель в России упал до уровня 2009 года, а конкретно в Москве — еще ниже. СМИ схватились за горячую информацию и оперативно растиражировали пресс-релиз, нагнетая очередной психоз на тему кризиса. Но так ли весомы причины для паники?

Начать следует с методологии исследования. Представляло оно собой опрос, проведенный среди 2200 россиян старше 16 лет, проживающих в городах и селах. Из описания полной версии исследования, которую GFK предлагает купить на своем сайте, можно примерно понять, какого рода вопросы задавались респондентам. У опрошенных интересовались, коснулся ли их кризис, повысились ли цены на товары, от чего пришлось отказаться и на чем стали экономить, планируют ли они покупать что-либо в кредит, собираются ли в ближайшие два года приобрести автомобиль, и сколько, на их взгляд, кризис продлится. Результаты GFK демонстрирует в виде наглядной диаграммы, затрагивающей предыдущие годы, в том числе и кризисный 2008-й.

Какие мы можем сделать выводы из этой картинки? Во-первых, в целом по России до уровня 2009 года потребительские настроения все-таки не дошли. Более того, учитывая, что исходная вершина находилась ниже, чем в 2008 году, общее падение еще ниже, чем в прошлый кризис: 39 пунктов за 20 месяцев против 48 за десять. Во-вторых, очень любопытна дата, когда показатель начинает падать. Если в 2008 году наблюдается четкая взаимосвязь между наступлением кризиса и спадом потребительских настроений, достигших дна к марту 2009-го, то сегодня ситуация иная. Падать они начали еще в июле 2013 года, когда санкциями и не пахло, цены на нефть были высоки, а рубль вполне крепок.

С марта по ноябрь 2014 года (аккурат во время ввода санкций) спад и вовсе замедлился. Динамика ускорилась начиная с ноября, именно на этом отрезке потребительские настроения москвичей стремительно рухнули, обогнав показатели остальных россиян. И, судя по календарным отметкам, связано это может быть лишь с одним — столь же резким падением курса рубля. То есть потенциальный спрос, который отражает график, равно как и экономия, относятся в большей степени к той продукции, стоимость которой напрямую завязана на доллар. Это импортная техника, автомобили, турпутевки и так далее. Не удивительно, что индекс потребительских настроений особенно сильно упал в столице. Дело-то вовсе не в том, что кризис настолько ужасный, что даже богатые москвичи его ощущают, как это подают некоторые СМИ, перепечатавшие исследование. А в том, что именно на Москву приходился основной спрос в отношении подобных товаров. Основной поток туристов, летающих за границу, — столичные жители. Новые машины здесь тоже покупают чаще, чем в других регионах. То же самое и с модными импортными гаджетами, купить самую последнюю модель которых, иные москвичи считают своим прямым долгом.

Жители столицы зарабатывают больше, чем население регионов, и многие из них привыкли к красивой жизни. Они могли себе позволить летать за рубеж на выходные, покупать новые машины и импортную технику. Однако с ростом курса доллара, все эти удовольствия здорово подорожали, и москвичи, похоже, это ощутили. Если посмотреть на тенденции рынка, предшествующие резкому падению потребительских настроений, то можно увидеть, что именно в подобных сферах спрос и падал: «просели» туризм, ресторанный бизнес, авторынок, кредитование и электроника.

Стоит отметить, что исследования GFK адресованы в первую очередь продавцам, чтобы те могли прогнозировать спрос на ту или иную продукцию. То есть они не столько отражают реальные финансовые возможности населения, сколько его планы по совершению покупок. А вот с возможностями все несколько интереснее. Посмотрим на диаграмму, составленную по опросам Левада-Центра, как народ оценивал свое финансовое состояние.

И вот ведь удивительное дело: в 2008 году начался кризис, очень много говорилось о том, как тяжело стало жить простому россиянину, и как ему приходится на всем экономить. Мол, еще год назад все было прекрасно, а теперь трясешься над каждой копейкой. И правда, с одной стороны к 2009 году количество тех, кто без труда мог покупать вещи длительного пользования, а также легко приобретал еду и одежду, несколько уменьшилось. В то же время выросло число людей, кому приходилось копить на гардероб или даже не хватало средств на продукты. Однако даже в момент этого спада, показатели были примерно на уровне 2007 года.

То есть по сравнению с тем, что имели в начале кризиса, жить стали несколько хуже, однако всего за год до этого было ровно так же. А ведь в 2009-м, как и сегодня, публиковалась целая куча опросов, согласно которым народу, якобы, ой как плохо жилось. А ведь, как следует из графика, к 2014 году финансовое самоощущение россиян здорово повысилось по сравнению с тем, что было перед прошлым кризисом. То есть падение потребительских настроений вовсе не отражает реального финансового положения народа. Да, нам живется не так жирно, как вчера, но определенно жирнее, чем позавчера.

То, что материальные возможности россиян просели не слишком критично, подтверждают и результатыопроса, проведенного Фондом Общественное Мнение. Согласно его данным, треть респондентов экономит на еде (мясо, сыр, колбасы), 26 процентов — на одежде, по 16 — на развлечениях и технике. Но экономить — не значит отказываться. 57 процентов опрошенных не сталкивались с тем, чтобы отменить запланированную покупку, десять — отложили приобретение бытовой техники, семь — ремонт жилья, шесть — покупку автомобиля.

То есть абсолютное большинство просто стало рациональнее планировать свои траты. Искать более дешевые аналоги определенной продукции или выбирать те магазины, где цены ниже. Прежде чем брать кредит на покупку подорожавшего айфона, люди задумываются, так ли он им сейчас необходим. Народ отказывается от спонтанных покупок и приобретения вещей про запас. То есть кризис действительно ударил по финансовым возможностям населения, но отнюдь не настолько, чтобы говорить о патовой ситуации, когда народ голодает и ходит в обносках. Скорее «затягивание поясов» приняло форму этакой вынужденной финансовой грамотности, не позволяющей швыряться деньгами налево и направо, слепо следуя культу потребления. И неплохо бы сохранить эти обретенные привычки, когда кризис окажется позади.

Источник: politobzor.net


Кризис убивает культ потребления в России

Заполярный ход


войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.