Константин Бабкин: У нас 1% населения владеет 90% собственности. Это демотивирует страну



16 февраля в рамках Московского экономического форума (МЭФ) пройдет секция "Бедность и неравенство: рецепты излечения". Тема для "молодой, 25-летней России" не нова, но, судя по повестке, заострена уже до предела. Не каждая птица долетит до середины той пропасти, что разделяет бедных и богатых. И при роскошествах топ-менеджеров, у которых "очень много денег, их совсем много", при введении "Платона", росте тарифов и падении реальных заработков населения - что и так увеличивает расслоение общества - Правительство все чаще говорит о новой волне приватизации - очередном переделе собственности. Есть ли решение у этой проблемы? Какие рецепты могут предложить на МЭФ? Об этом в интервью Накануне.RU рассказал глава ассоциаций "Росагромаш" и "Новое содружество", сопредседатель МЭФ Константин Бабкин.

Вопрос: Как считаете, обсуждение неравенства в обществе и "рецептов излечения" какое значение сейчас имеет? Эта тема обостряется? 

Константин Бабкин: Да, очевидно, что это одна из основных проблем, которые делают наше общество "больным", мешают его развитию. Мы посчитали, что будет интересно обсудить рецепты излечения от этого недуга. У нас расслоение гораздо выше, чем в Америке, в Европе, гораздо сильнее, чем в развитых странах. У нас 1% населения владеет 90% собственности. Это демотивирует граждан, не дает молодым, талантливым людям стимулов к труду.

Разные рецепты предлагаются для решения этой проблемы: одни предлагают все отнять у богатых и поделить, кто-то вообще не видит проблем, в частности Правительство, как я понимаю, такой проблемы не ощущает.

Вопрос: Как появилась эта проблема, какие рецепты можно взять на вооружение? Вот, например, прогрессивная шкала налогообложения - что о ней думаете?

Константин Бабкин:  Как известно, у нас налоговая система построена так, что богатые платят меньше, чем бедные даже в процентном соотношении от своих доходов. Такая налоговая шкала только увеличивает расслоение, и это сделано сознательно - это часть политики современного Правительства. И в ходе приватизации, очередной этап которой сейчас обсуждается, очевидно, что бедным не достанется ни часть Сбербанка, ни Роснефти, а приватизируемые компании уйдут либо к зарубежным банкирам, либо уйдут в собственность опять же олигархам, которые имеют свободные средства для покупки.

А, как известно, у нас основные олигархи – это люди, не сделавшие каких-то изобретений, открытий, это люди, просто назначенные сверху в процессе приватизации. Чубайс, идеолог приватизации, считал, что это задача не экономическая, а политическая – нужно якобы создать новую элиту. И неслучайно основными олигархами стали его друзья и единомышленники. То есть проблема расслоения имеет, среди прочего, политическое происхождение и во многом создана сознательно при формировании новой финансово-экономической элиты.

Вопрос: Тогда надо пересмотреть итоги приватизации, не так ли? 

Константин Бабкин: Я буду предлагать не отнимать и делить, и даже не пересматривать итоги приватизации, потому что в моем понимании это породит гораздо больше проблем, потрясений, опять будет подорвано доверие к частной собственности – я не вижу в этом рецепта решения. А рецепт я вижу, во-первых, в построении экономической политики, которая нацелена на новую индустриализацию, на развитие несырьевых секторов в промышленности и сельском хозяйстве.

И во-вторых, в процессе экономического развития несырьевого сектора, всей экономики - надо создавать условия для развития не олигархических  структур, а для развития малого, среднего бизнеса, для появления миллионов и десятков миллионов новых небольших собственников.

Например, в области сельского хозяйства имеется большой потенциал. У нас политика Правительства – это было объявлено лет 15 назад – состоит в первоочередной поддержке и создании агрохолдингов. И, по некоторым оценкам, 18 крупнейших агрохолдингов в России получают более 80% всех дотаций, которые выделяются государством.

При этом многие хозяйства небольшого, среднего размера не видели государственной поддержки никогда и нисколько. Таким образом нарушается конкуренция, растет то же расслоение общества, пустеют поля, пустеют деревни, проявляются и другие разные болезненные явления. Поэтому аграрную политику надо переформатировать так, чтобы в первую очередь получали дотации фермы, хозяйства малого и среднего размера.

Вопрос: А как в промышленности складывается ситуация?

Константин Бабкин: В промышленности то же самое – нужно не стимулировать импорт, не выводить деньги из России, а нужно создавать условия для развития небольших компаний в машиностроении, вообще в промышленности.

Поэтому мой рецепт будет заключаться в том, что надо: а) развивать собственную несырьевую экономику; б) делать это так, чтобы получать доли от "пирога" и участвовать в его увеличении могли молодые, талантливые и трудолюбивые. А не олигархи, назначенные 20 лет назад.

Вопрос: Часто от министров, от премьера можно услышать слова о том, что та или иная мера распространена на Западе, в странах Европы. Как в данном случае обстоят дела за рубежом?

Константин Бабкин: Подход, который будет мной предложен, действует и в странах Европы – там сумма дотации на одно хозяйство ограничена сверху, то есть больше определенной суммы в год хозяйство, какое бы оно гигантское ни было, не получит никогда. А маленькие фермы получают дотации в зависимости от своей производительности, но до определенного размера. Таким образом создаются те самые миллионы собственников, которые сами занимаются трудом, сами инвестируют, улучшают среду обитания, и сельская местность в странах Европы выглядит гораздо более здоровой, чем наша умирающая деревня. А, например, 80% ВВП Германии делается компаниями малого бизнеса – это тоже результат многолетней политики немецкого правительства, которое поддерживает создание и развитие класса средних и небольших собственников.

Я думаю, что тут как раз в развитии сельского хозяйства и в более справедливой системе этого развития и заключена одна из форм решения не только проблемы расслоения общества, но диверсификации экономики, ухода от "нефтяной зависимости".

Вопрос: А как Вам нашумевшая мера из Швейцарии, где гражданам планируют выплачивать около $2,5 тыс. пособия? Возможно ли и нужно ли такое в России?

Константин Бабкин: Я думаю, что если Швейцария решит применить эту меру, это будет ошибкой и приведет их потом к деградации, потому что это демотивирует людей к работе и совершенствованию своих профессиональных навыков. Такая сумма все равно позволит им иметь машину, одеваться, есть. Мне кажется, если у государства есть деньги, то лучше вкладываться в образование, поддержку своей экономики.

Лучше предоставлять людям возможности и свободу действий, чем просто платить всем, кто не хочет работать, содержать и загонять людей в тупик, давая им животное существование.

Человек труда должен быть локомотивом экономики, должна быть прогрессивная шкала налогообложения – может быть, не такая, как во Франции, где вообще богатым не хочется быть. Но убрать налогообложение с самых бедных – я бы поддержал эту меру.

Вопрос: А как Вы смотрите на систему "Платон"? Вроде бы, и не все дальнобойщики протестуют, но большинство из них поддерживает протест. Эта мера все-таки негативно сказывается?

Константин Бабкин"Платон" еще вызовет или уже вызывает торможение экономики, потому что дешевые перевозки – это важнейшая часть конкурентоспособной экономики. Если мы сознательно стоимость перевозок внутри России увеличиваем, то подрываем конкурентоспособность нашей страны, поэтому, естественно, это шаг в неправильном направлении. И оживлять нашу экономику надо не с поднятия налогов, не с повышения кредитных ставок, не с сокращения поддержки промышленности и сельского хозяйства, как это делает Правительство, а надо действовать наоборот - снижать налоги, защищать рынок, увеличивать поддержку экономической деятельности. У нас страна имеет огромный потенциал, поэтому этот потенциал надо не подавлять, а как раз высвобождать.

Вопрос: Какие трудности стоят на пути решения проблемы бедности и неравенства? И если их как-то возможно устранить – то сколько времени понадобится, чтобы началось оздоровление и ощущался положительный эффект?

Константин Бабкин: В целом экономическая политика у нас подавляет любую созидательную деятельность. И сама эта экономическая политика – она вызывает увеличение расслоения общества, которое в свою очередь опять негативно влияет на экономику. Неоднозначная проблема, и решение всего этого клубка надо искать в первую очередь в изменении экономической политики. Должны быть предложены механизмы, которые обеспечат экономический рост, с параллельным решением проблемы расслоения общества.

Трудность у нас, по сути, одна – что управление осуществляется экономическим блоком правительства, который идеологически произошел из времен Чубайса, Гайдара, из начала 90-х, из приватизации, из разрушения старой системы. Они мыслят старыми категориями, каждый год встречаются на Гайдаровском форуме. Они разрушили старую систему, но не создали пока позитивной новой модели. И то, что эти люди во власти уже четверть века – это огромный срок – вот это и является главным препятствием на пути оздоровления экономики.

Я убежден, что у России есть все, чтобы начать этап экономического подъема – есть все необходимые ресурсы, есть земля, которую надо развивать и использовать в сельском хозяйстве, есть технологии, огромный рынок, люди, которые хотят работать и обладают традициями. Есть все – не хватает правильной экономической политики.

Если это препятствие уйдет – а оно может уйти только решением президента в нашей политической системе – то, я думаю, основные решения можно принять за несколько месяцев, максимум - полгода. А уже через полгода-год начнется отдача и экономический рост.

Источник: www.nakanune.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 1

  1. Иван 21 февраля 2016, 22:09(Комментарий был изменён) # 0
    Рецепт здесь только один: УКРАДЕННОЕ ВЕРНУТЬ НАРОДУ. А воров — НАКАЗАТЬ! И как можно быстрее!!!
    Думаю со мной ВЕСЬ народ согласен. Или это экстремизм, бу га га?
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.