Конец двуличности?


Существование украинской транзитной ГТС становится практически бессмысленным — кому нужна труба, имеющая открытый конец в Европе, но закрытая наглухо заслонкой со стороны России?

30 октября 2019 года датское энергетическое агентство разрешило компании Nord Stream 2 AG вести строительство газопровода «Северный поток-2» на датском континентальном шельфе. Таким образом, постройка этого российского газопровода получила, наконец, последнее необходимое разрешение — и, скорее всего, уже к концу весны 2020 года «СП-2» сможет подать первый газ на европейский рынок.

Политическая позиция Дании, которая вылилась в практически двухлетнюю тяжбу вокруг экологического разрешения на постройку «СП-2», была ясна с самого начала. Датский парламент и правительство создали максимальное число законодательных «рогаток», затруднявших постройку газопровода, при этом постоянно выражая недовольство тем, что Россия строит альтернативные маршруты доставки своего природного газа в Европу. Однако уже в конце октября цепляться за мифический «экологический вред» для Дании стало совершенно невозможно — буквально за неделю до разрешения по «СП-2» датчане выдали аналогичный документ для европейского трубопровода Baltic Pipe, маршрут которого пролегал в том же районе морского дна, что и у «Северного потока».

Теперь уже понятно, что в переговорах с Украиной у российского «Газпрома» будет сразу два козыря — практически достроенные «Турецкий поток» и «Северный поток-2», которые вместе могут практически закрыть объёмы выпадающего украинского транзита. При этом апелляция Украины к некой «европейской солидарности», более всего напоминающей в украинском варианте негодную попытку построить новый «железный занавес», оказалась тщетной. Оказалось, что у стран Евросоюза есть масса своих шкурных интересов, в рамках которых Украина выступает не более, чем рычагом давления на Россию, но никак не самостоятельной величиной или, тем более — игроком.

Конечно, переговоры с Украиной отнюдь не видятся лёгкими — принцип политического и экономического реализма пока что не в чести у украинских переговорщиков. Но курс на «газовый развод и раздел имущества», который выбрала Россия в отношении Украины ещё доброе десятилетие назад, уже вступил в свою окончательную фазу. Парадоксально, но ровно того же требует от Украины и Евросоюз, хотя и облекает свои запросы касательно будущего газотранспортной системы (ГТС) в вид формальных правил «честной конкуренции». На сегодняшний день ЕС уже добился от Украины главного — потенциально прибыльная транзитная газовая труба и украинские подземные хранилища газа (ПХГ) уже отделены от распределительных сетей и внутренней газовой добычи Украины. Классический сюжет о «вершках и корешках» для украинского «Нафтогаза» уже вступил в свою завершающую фазу: в распоряжении Украины останутся убыточные и субсидируемые продажи газа населению, валящаяся в пропасть внутренняя газодобыча и все проблемы с ветшающими газопроводами. А вот будущий транзитный газовый оператор получит пусть и старый, но рабочий магистральный газопровод и готовые ПХГ, удачно расположенные на кратчайшем пути из России в Европу.

С большой долей вероятности владельцем этого транзитного куска украинской газотранспортной системы станут какие-то европейские компании — Украина законодательно исключила Россию из списка возможных покупателей. Только вот от географии никуда не уйдёшь — качать по транзитной трубе можно только российский газ или же, в общем случае — газ, поступающий из России. А, значит — новому хозяину транзитной украинской ГТС надо будет договариваться с Россией или, уж точно, не сильно с ней ссориться. Более того, согласно правилам ЕС, по которому столь последовательно ограничивали мощность «СП-1» и «СП-2», украинская ГТС должна продавать не более 50% транзитных мощностей «в одни руки», а оставшееся — выставлять на открытом рынке.

Кстати, если вы поняли — именно этого и требует «Газпром», по сути дела охаживая европейцев их же собственным оружием, записанном в пресловутом Третьем энергопакете. Какие «гарантированные 90 млрд кубометров в год»? А где же «свободная конкуренция», о которой вы трубили на каждом углу? Когда надо — сами придём и купим мощности. Если потребуется и сколько потребуется.

В такой ситуации, если честно, у Украины уже не осталось сильных ходов. Конечно, сегодня можно выставить очередные претензии «Газпрому», хоть на 16, хоть и на 30 млрд долларов. Можно даже что-то отсудить в Стокгольме, правда, ровно с таким же результатом, как и по предыдущим 2,6 млрд долларов — реальных денег нет, а отношения испорчены окончательно. Однако главную задачу, а именно присутствие гарантированных объёмов российского транзитного газа в украинской ГТС, можно решить только с владельцем этого газа — Россией. Ведь без её доброй воли становятся совершенно невозможными масса удобных схем: виртуальный реэкспорт на Украину европейского газа, перепродажа российского газа в Европу, «качели» между ценами на газовом рынке. Более того, даже само существование украинской транзитной ГТС становится практически бессмысленным — кому нужна труба, имеющая открытый конец в Европе, но закрытая наглухо заслонкой со стороны России?

А европейцы — люди расчётливые. Значит, будут договариваться. Тем более, что это теперь их «дойная корова», которая «ест» только русский газ.

Алексей Анпилогов

Источник: zavtra.ru





Комментарии