Кляп



"Неприкасаемые" банки вышли из Ассоциации и создают свою структуру.

КЛЯП - деревянный брусок, иногда сверток из тряпки, всовываемый в рот животным, чтобы не кусались, или людям, чтоб не кричали. Щепка, колышек, вставляемый в веревочную петлю и служащий для стягивания веревки.
Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

В начале недели крупнейшие банки России, среди которых Сбербанк, ВТБ, ВТБ 24, Альфа-банк, Газпромбанк, Россельхозбанк, объявили о выходе из Ассоциации российских банков (АРБ).

«Мы вынуждены констатировать, что в последние годы эффективность деятельности ассоциации неуклонно снижается. Во многом это связано с неудовлетворительной работой ее руководства, которое, по нашему мнению, при принятии решений перестало учитывать интересы членов ассоциации», — говорится в совместном пресс-релизе кредитных организаций.

Банки рассказали о том, что зачастую они не привлекаются к участию в подготовке важнейших документов, определяющих направления деятельности ассоциации. Ответственность за сложившуюся ситуацию банкиры возложили на президента ассоциации Гарегина Тосуняна, «который в своей деятельности стал во многом руководствоваться личными интересами». «Зачастую решения принимаются президентом ассоциации единолично и носят популистский характер, — отмечается в заявлении. — А отсутствие спокойного и взвешенного диалога между ним и кредитными организациями препятствует дальнейшему развитию ассоциации».

В итоге банки заявили, что намерены искать новые формы взаимодействия с ЦБ и госорганами. В качестве варианта, рассматривается создание нового профессионального объединения, альтернативного АРБ. Как пишет газета «Коммерсант», возглавить новое банковское объединение может первый зампред Банка России Георгий Лунтовский, накануне написавший заявление об уходе из ЦБ по собственному желанию.

В Альфа-банке отметили, что просто замена руководства ассоциации не позволит одномоментно решить все вопросы, накопившиеся за время ее существования.

Глава Сбербанка Герман Греф сказал, что поддерживает идею создания новой банковской ассоциации. По его мнению, АРБ больше не отвечает интересам банковского сообщества. «Нужна ассоциация, которая в столь сложный период времени бы могла иметь вес в интересах всего банковского сообщества и отстаивать интересы банков во взаимоотношении с регулятором, властями и утверждении концепции внутрибанковского сотрудничества», — подчеркнул он.

Бывший министр финансов РФ, глава совета фонда «Центр стратегических разработок» (ЦСР) Алексей Кудрин заявил, что руководителя АРБ «уже пора было менять». По его словам, в связи с уходом крупнейших банков из ассоциации «сильно грустить не нужно».

Глава АРБ Гарегин Тосунян заявил, что выход восьми крупнейших банков из ассоциации не отразится на ее деятельности. «У нас в ассоциации не 10 и не 20 банков, а сотни, поэтому их выход не отразится на деятельности АРБ», — сказал он РИА Новостям.

В марте Тосунян заявил на съезде АРБ по поводу Центрального Банка, вызвав неудовольствие Набиуллиной и «системообразующих» банков: «Многие решения принимаются кулуарно по подсказке узкой группы лиц, чаще всего руководствующихся преимущественно собственными, а не общественными интересами и имеющими доступ в необходимые кабинеты».

АРБ насчитывает 456 членов, из них 282 — кредитные организации. Членские взносы в ассоциацию зависят от величины капитала банков: чем крупнее кредитная организация, тем больше сумма взноса. Так, банки с капиталом от 100 млрд рублей (именно в эту категорию попадают заявившие о своем выходе банки) платят в ассоциацию 1,5 млн рублей.

Экспертные оценки

Валентин Катасонов

Я общаюсь с «живыми» банкирами и вижу, что они находятся в состоянии умственного раздвоения. Безусловно, что большинство из них хотело бы продолжать свою деятельность нормально, без каких-либо теневых схем. Но они поставлены в такие условия, что вынуждены заниматься теневыми схемами, прибегать к каким-то противоправным хитростям и даже готовить свои банки к банкротству.

Каток отзыва лицензий продолжает действовать. Напомню, что с середины 2013 года, когда началась кампания по отзыву лицензий, их лишились уже 330 (может быть, на данный момент уже 340) российских банков. В принципе, отобрать лицензию можно у любого банка, включая ВТБ или Сбербанк. Более того, если вникать в тонкости балансовых отчётов коммерческих банков, то у Сбербанка балансовый отчёт хуже, чем у многих провинциальных банков. Но что позволено Юпитеру, то не позволено быку. В данном случае Сбербанк — это Юпитер. По той простой причине, что это банк, который в первую очередь принадлежит Центральному банку. Хотел бы обратить внимание на этот конфликт интересов. Центральный банк в принципе — это финансовый мегарегулятор. Центральный банк осуществляет надзор, соответственно, не имеет права заниматься бизнесом. А в данном случае он занимается бизнесом, потому что является крупнейшим акционером Сберегательного банка. У нас привыкли говорить о том, что Сбербанк — это государственный банк. Ничего подобного. Сберегательный банк не принадлежит государству, а принадлежит разным аукционерам. Там, кстати, есть и нерезиденты, иностранцы, но всё-таки львиная доля акционерного капитала принадлежит Центральному банку. И в этом смысле Сбербанк — не государственный банк, потому что, согласно федеральному закону о Центральном банке, ЦБ не является государственным институтом. Скажем, в отличие от ВТБ, где действительно государство является главным акционером. Так что здесь есть масса нюансов. Сберегательный банк себе позволяет такое, чего себе не могу позволить другие банки. Именно потому, что они вынуждены выполнять обязательные нормативы. Скажем, норматив по достаточности капитала, по структуре выданных кредитов.

Буквально вчера разговаривал с информированным человеком, который прямо сказал: «Я не доверяю Сберегательному банку, потому что Сберегательный банк имеет такие показатели, за которые у другого коммерческого банка лицензию отобрали бы». Демарш-то с выходом из АРБ учинили банки, которые включены в список так называемой «десятки». Это «десятка бессмертных». Применительно к американским банкам есть выражение «too big to die» или «too big to fail» — они слишком большие, чтобы умереть. Год назад Центральный банк определил список системообразующих банков, которые негласно надо поддерживать, потому что если они рухнут, то вызовут такой эффект, что в экономике России начнётся серьёзнейший кризис. Вроде бы все банки равны, но среди равных есть особенно равные, как говаривал Джордж Оруэлл в своём романе. Так что появился круг избранных банков. И вы обратите внимание: как раз свой протест и заявление о выходе из банковской ассоциации анонсировали в основном банки, которые входят в «десятку». Только «Бинбанк», который тоже заявил свой протест, не входит в эту «десятку избранных». Но я думаю, что он тоже имеет серьёзные намерения войти в список «бессмертных». Вот такая подоплёка.

Но и отзыв лицензии у каждого отдельно взятого банка — это серьёзный удар по экономике, потому что ведь у многих таких банков есть корпоративная клиентура. Проще говоря, это предприятия, которые дают рабочие места. Это сельское хозяйство, это промышленность, это торговля. Естественно, что банкротство банка вызывает цепную реакцию банкротств таких предприятий и рост безработицы. Сейчас добираются уже до достаточно крупных банков. У всех на слуху отзыв лицензии у одного из крупнейших банков «Югра». Это банк, который по разным рейтингам входил в «большую тридцатку» и даже в «большую двадцатку». Как это ударит по предприятиям реального сектора экономики? Центральный банк, наверное, имеет какую-то информацию на этот счёт, но систематизированной картинки я нигде не видел. Есть только отдельные примеры, есть отдельные фрагменты — а это очень важный вопрос. Это даже боле серьёзный вопрос, чем потеря средств физических лиц на депозитных счетах банков. Худо-бедно ли, но физические лица сегодня уже приспособились к неустойчивой ситуации. Во-первых, если у них есть крупные средства, они их размещают на счетах сразу в нескольких банках. Если брать отдельно взятый банк, то они стараются размещать эти средства в пределах той суммы, которая гарантируется Агентством страхования вкладов. На сегодняшний день эта сумма составляет 1,4 миллиона рублей. И Центральный банк, и Агентство страхования вкладов говорят, что после банкротств где-то на 70% или даже на 80% потери физических клиентов банков были компенсированы. Но такая система не распространяется на юридических лиц. На данный момент, насколько мне известно, разрабатывается система страхования средств на счетах банков для малого бизнеса. Но там, во-первых, гарантированные суммы невелики. И, во-вторых, я не очень понимаю, как будут выполняться эти обязательства. Сейчас возникла сложнейшая ситуация: как выполнить обязательства АСВ перед клиентами банка «Югра». Это крупнейшее банкротство. Но АСВ само является полубанкротным учреждением. АСВ уже брало кредиты у Центрального банка. Сегодня говорят о том, что невозможно брать новые кредиты, поэтому надо включать станок. А если включить станок — начнётся инфляция. Настоящая инфляция, не та эфемерная инфляция, с которой боролась и продолжает бороться Эльвира Набиуллина. Так что тут много таких узлов, которые надо аккуратно распутывать, и для этого нужна программа кардинального реформирования нашей банковской системы.

Скандал вокруг АРБ — это на самом деле всего лишь симптом того, что у нас образовалась финансовая структура, в которую входят Банк России и те банки, которые учредили демарш с выходом из АРБ. Эта структура глобалистская и никак не учитывает интересы РФ, реального производства в РФ, реальных вкладчиков банков в РФ.

Центральный банк не является вполне российским институтом. И это не образное сравнение, что ЦБ — филиал ФРС, потому что Центральный банк РФ функционирует по модели «currency board» или «валютное управление». Это колониальная модель, которая предусматривает, что «национальные» денежные единицы создаются в результате покупки иностранной валюты. То есть Центральный банк фактически создаёт искусственный спрос на иностранную валюту. Российские рубли на самом-то деле — это перекрашенные зелёные бумажки. Для того чтобы они перестали перекрашенными бумажками, они должны вбрасываться в экономику в виде кредитов в конечном счёте предприятиям реального сектора экономики. Конечно, не напрямую, а посредством коммерческих или государственных банков. Но такая схема в России не работает. Поэтому Центральный банк является фактически валютным спекулянтом. Центральный банк работает на Российские валютные биржи, гордо заявляя о том, что он наращивает валютные резервы. Тем самым он поддерживает нашего геополитического противника. Значительная часть этой валюты затем расходуется на приобретение казначейских бумаг США. А американские бумаги — это, грубо говоря, кляп, которым затыкается дырка дефицита Федерального бюджета США. А дырка эта образуется в результате громадных военных приготовлений. Против кого? Против России. То есть фактически создана и функционирует система, которая подрывает нашу национальную безопасность как в финансовом плане, так и в военной сфере.

Я утверждал и продолжаю утверждать, что Центральный банк работает против России. Примеров более, чем достаточно. Я даже не знаю ни одного примера, когда бы можно было сказать, что Центральный банк действительно является институтом, реализующим национальные интересы РФ. Взять, например, обвал рубля в декабре 2014 года. Он произвёл настолько дестабилизирующее воздействие на российскую экономику, что с этим эффектом нельзя сравнить совокупный эффект экономических санкций, которые были объявлены против РФ в 2014 году. Центральный банк фактически финансирует американское правительство. Центральный банк душит российскую экономику высочайшими процентными ставками. Ведь он определяет «погоду» на кредитном рынке России. При этом он пытается доказать необходимость высоких процентных ставок тем, что в России высокая инфляция. Недавно даже Борис Титов сказал, что работники Центрального банка не знают даже того, что знает любой студент: есть монетарная и есть немонетарная инфляция. Инфляция — это нарушение баланса между денежной и товарной массами. Центральный банка фактически душит российскую экономику, сжимая денежную массу.

В общем, роль ЦБ во всей этой истории с АРБ более-менее понятна. При том, что Василий Поздышев, заместитель председателя ЦБ, лукаво сообщил о том, что Банк России с волнением наблюдает за развитием конфликта вокруг АРБ, но не должен вмешиваться и т.д. И одновременно мы узнали о том, что первый заместитель председателя Банка России Георгий Лунтовский именно в тот день, когда стало известно о выходе «бессмертных» из АРБ, скоропостижно ушёл из ЦБ. Конечно, наблюдатели дружно заговорили о том, что именно он и возглавит новое банковское объединение глобалистских сверхбанков, устроивших демарш. Так ли это?

Георгий Иванович Лунтовский — человек, который не принимает скоропалительных решений. Скорее всего, именно его кандидатура как главы новой ассоциации и будет утверждена. Ещё назывались какие-то другие фамилии, но думаю, что это просто для проформы, чтобы создать видимость некой конкуренции. Вопрос, я думаю, готовился достаточно давно. Видимо, будет создана некая боковая структура Центрального банка, формально как бы за пределами ЦБ. А фактически будет структурным подразделением Банка России, которое будет курировать «великолепную десятку» системообразующих банков. Там будут неформальные отношения. Георгий Иванович, может быть, даже и повысит свой статус, потому что он теперь будет куратором важнейшей структуры.

В недрах предыдущей АРБ «большая десятка» должна была учитывать мнение и других, более мелких игроков на банковском поле. Во всяком случае, опасаться того, что, как это и случилось в марте, какие-то скандалы, какая-то критика может стать достоянием общественности. Соответственно, как-то свои действия корректировать, чего «десятке» явно не хотелось. Теперь — полная бесконтрольность? Потому что не станет же новая ассоциация выносить сор из избы, где все так едины в своих глобалистских представлениях. Это на самом деле, конечно, будет серьёзный центр влияния не только на банковскую систему, но и на политику. Мы все прекрасно видим, что и председатель правительства Медведев, и президент России Путин не могут даже косвенно влиять на те решения, которые принимаются банковским сообществом. Так что в каком-то смысле Лунтовский, как руководитель неформальной политико-экономической структуры, может быть, станет даже более влиятельной фигурой, чем, скажем, премьер-министр РФ.

Источник: zavtra.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.