Катасонов. Китайская экономика превращается в казино



Народный банк Китая (центробанк) во вторник влил в финансовую систему страны 90 млрд юаней ($13,89 млрд) при помощи операций обратного РЕПО (с обязательством продать по фиксированной цене). Много это или мало? Зачем Китай это делает и какова ситуация в финансовой системе КНР, рассказал в интервью экономист, профессор МГИМО, доктор экономических наук Валентин Катасонов.

— О чём говорит вливание Китая в свою финансовую систему $14 млрд?

— В принципе 14 млрд долларов — это не такая уж запредельная сумма. РЕПО— это прежде всего те кредитные ресурсы, которые ЦБ (Китая — прим.) даёт не для финансирования реальной экономики, а для того, чтобы поддерживать устойчивость банковской системы. Так что моё предположение, что наверно это связано с тем, что там неустойчивость банковской системы. Но это ни для кого не секрет.

В Китае очень высокий процент невозвратных кредитов или проблемных кредитов. Ещё проблема в том, что значительная часть кредитной системы Китая находится вне контроля народного банка Китая — это так называемый теневой банкинг. А там ситуация вообще непонятная, но судя по всему, ещё более тяжёлая, чем в официальном банковском секторе.

— То есть те «пузыри», о которых уже много сказано, продолжают «лопаться»?

— Безусловно. Неустойчивость и теневого банкинга, и официального банковского сектора связана с тем, что в Китае навыдавали очень много кредитов, рассчитывая на то, что «пузыри» будут и дальше «надуваться». А они дальше «надуваться» не желают. А стало быть, есть проблема с возвратами кредитов. А, значит, риск банкротства. И народный банк Китая пытается компенсировать все эти негативные процессы, и операции РЕПО вызваны именно этим.

— Насколько эти операции помогают решить проблемы с «пузырями»?

— Это примочки, они никак не решают главной проблемы.  Если пытаться бороться с рисками «пузырей», то тут есть два варианта – продолжать дальше надувать, потому что тут принцип ниппеля — можно только надувать, а когда пузыри начинают спадать, то это серьёзные бумеранги для банковской системы. Поэтому либо надувать, но тогда уже не $14 млрд надо, а хотя бы на порядок больше, либо каким-то образом спускать эти пузыри, и при этом всегда будут издержки. И вопрос – как распределить эти издержки, кто понесёт убытки, кто будет банкротом – предприятие реального сектора или банк. Тут ситуация – рубль за вход, десять рублей за выход. Войти – дело нехитрое, а выйти безболезненно ещё никому не удавалось.

— Как оценить влияние китайской экономики на мировую?

— Китайская экономика тоже превращается в казино. Власти КНР говорят, что ВВП у них прирос в прошлом году на 6,5%, но это фикция, реальный прирост 4-4,5%, говорят специалисты. Но опять-таки, что такое понятие ВВП — это уже понятие философское, а не экономическое. Потому что в американском ВВП на реальный сектор приходится 20-25%, в Китае половина. Пририсовать прирост можно за счёт учёта каких-то финансовых услуг.

Реального прироста экономики Китая на самом деле нет. Реальный прирост экономики Китая обеспечивался за счёт прироста внешней торговли. Это положительное сальдо торгового баланса. Пока оно у них действительно большое, но при этом падает экспорт-импорт. То есть абсолютные масштабы внешней торговли в 2015 году упали. Там приписывать очень сложно, но Китай вывернулся, потому что у них падение импорта было больше, чем экспорта. В этом году, я думаю, что им этот финт повторить не удастся. Будет дальнейшее снижение экспорта-импорта, и думаю, что сальдо будет гораздо более скромным, соответственно и прирост будет скромным.

А почему сегодня все макроэкономисты смотрят на показатель прироста ВВП, да потому, что все экономики долговые, и прирост ВВП показывает, сможет страна покрыть свои внешние обязательства или не сможет. Даже сами китайцы иногда говорят не особенно громко, что им нужен минимальный прирост 6%, потому что в Китае очень большой совокупный долг — 280% ВВП.

А чтобы даже обслуживать этот долг, нужен прирост экономики, и он должен быть не меньше 5,5%. Если он будет меньше, то они войдут в ситуацию штопора. Так что обслуживание ростовщических  процентов и понятие «экономический рост» очень созвучны.Экономический рост в современном мире нужен не для того, чтобы удовлетворять потребности людей, а для того, чтобы обслуживать долги.

Так что у Китая ситуация достаточно «тухлая», я прямо говорю. И я не утрирую, потому что во многом Китай повторяет траекторию Японии – в 70-е годы там было так называемое японское чудо, а потом, в середине 80-х годов, оно закончилось, и японская экономика стагнирует. С Китаем будет то же, но в более худшем варианте.

Источник: finobzor.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.