Иностранные инвестиции - метод экономического и политического закабаления страны



Ох как любят у нас монархически настроенные сограждане воздыхать по счастливому, с их точки зрения, царскому периоду. Особенно начала прошлого века. Мол, Российская Империя в финансово-экономическом отношении - ну чуть ли не первая мировая держава!

Да только пришли проклятые большевики, скинули царя и стали устраивать в России голод да разруху.

В этот монархический бред, к сожалению, верит много людей - настолько сильным оказалось лживое пропагандистское влияние времён перестройки.

Даже известное издание „Комсомольская правда” не так давно в очередной раз оттиражировала эту гнусную клевету - о свержении царя большевиками. Тот факт, что царь Николай Второй был арестован генералом Корниловым, командующим Петроградским военным округом (назначенным ещё при императоре, а затем сохранившим эту должность при Временном правительстве), - об этом ни „Комсомольская правда”, ни православно-монархически настроенные граждане отчего-то никогда не упоминают.

Как не упоминается и реплика царского министра финансов (а также учёного-механика, основоположника теории автоматического регулирования) Вышнеградского „сами недоедим, а вывезем”.

Мы вывозим все: хлеб, мясо, яйца, а вместе с тем вывозим частицы нашей почвы, вывозим даже свои собственные волосы, — как говорил Вышнеградский, — «сами недоедим, а вывезем»
— ( Озеров Иван Христофорович, «Экономическая Россия и её финансовая политика на исходе XIX и в начале XX века»)”.

А ведь сегодня у нас схожая ситуация. Медведев уже который год заливается соловьём о необходимости иностранных инвестиций. Набиулина в своём пропагандистском ЦБ-ном ролике также пропела об иностранных финансовых благодетелях. А уж Улюкаевы и прочие Грефы...

Хотя понять суть и смысл этих самых инвестиций несложно.  У нас есть лес, кирпич, металл, электричество, инженеры, рабочие руки - денег, говорят Медведевы, нет. Надо заграничного богатого дядю пригласить, условия щадящего налогообложения ему создать и пр.

Приходит дядя на всё готовенькое, приносит бумажки, простите, инвестиции. Местные предприниматели организовывают производство или модернизируют старое, начинают выпускать продукцию. А какая продукция интересует инвестора? Та, которую можно обратить в товар на Западном рынке. Чтобы получить за него твёрдую валюту. Т.е. мы тратим свои ресурсы, губим промышленными отходами свою природу, изнашиваем работающих на этих предприятиях людей, а продукция уходит за рубеж.

При Сталине, конечно, мы также губили природу, изнашивали людей, тратили ресурсы. Только продукция использовалась в самой России,на развитие её. Чтобы в самом ближайшем будущем количество продукции нарастить, но природу губить меньше, ресурсы тратить экономно, а условия работы людей неуклонно улучшать. И цены, кстати, только при Сталине снижались.

Конечно, схема с иностранным инвестором может быть и другой. Когда мы создаём структуры по распространению западной продукции у нас в стране. Только продукция эта в самом общем случае отравленная. Либо ГМО, либо излишек пестицидов, либо избыточная химия в пищевых продуктах, либо вредоносное покрытие или ядовитые краски.

В любом случае роль иностранного инвестора явно негативная для народа России. Причём получается такая... безотходная технология. Создаются рабочие места, выплачивается мизерная зарплата работникам - вроде бы плюс. Только нормальная продукция уходит из России, а в страну вливается поток продукции отравленной. Которая и закупается на выплаченную зарплату. Волки-то сыты, а вот останутся ли потомки овец целыми - большой вопрос...

Не говорят любители времён хрустящих французских булок и о таком интересном моменте, как управлении предприятиями и целыми отраслями. Ведь известно, что кто платит, тот и музыку заказывает. Т.е. иностранные инвесторы и при царе, и при Медведеве имеют реальные рычаги для управления нашей экономикой. Что надо Западу - развивают, а что потребно России - удушают.

Ниже - отрывок из статьи научного издания „Вопросы Истории” № 2 1993 год стр.: 156–163. Как раз о масштабе и роли иностранного капитала, западных инвестиций в экономике Российской империи начала прошлого века. Т.е. речь о том самом периоде, о котором так часто воздыхают разного рода монархисты, „белые”, антисталинисты и прочие русофобы.

Любопытно, что сама статья пронизана антисталинским духом. Тем ценнее её выводы именно для антисталинистов.

Так что нужно делать желающей развить свою экономику стране, у которой уже изначально имеются лес, кирпич, металл, электричество, инженеры, рабочие руки? Да просто взять лист бумаги, нарисовать на нём рубли и раздать участникам строительства производства. И всё. В конечном итоге эти рубли будут обеспечены той товарной продукцией, которую начнут выпускать на новом предприятии.

***

К вопросу о зависимости России в период Первой мировой войны (отрывок)

...По воле своих правителей дореволюционная Россия широко открыла двери иностранному капиталу и начала импортировать его еще задолго до первой мировой войны. Массовый приток иностранного капитала, в том числе производительного, особенно усилился в период вступления России в империалистическую стадию своего развития (конец XIX и первые 10—13 лет XX столетия).

За эти 20–25 лет иностранный капитал успел не только опутать русскую промышленность инвестициями и займами, но и подчинить своему влиянию ее важнейшие отрасли. Усиленному притоку иностранных капиталов в русскую промышленность способствовали более высокая норма прибыли на инвестируемый капитал (вследствие обилия природных богатств, широкого рынка сбыта и дешевого рынка труда в России) и экономическая политика российского самодержавия, всемерно поощрявшего приток в страну иностранных капиталов.

Еще в 1896 г. В. И. Ленин писал: «...в последнее время иностранные капиталисты особенно охотно переносят свои капиталы в Россию, строят в России отделения своих фабрик и заводов и основывают компании для новых предприятий в России. Они жадно набрасываются на молодую страну, в которой правительство так благосклонно и угодливо к капиталу, как нигде... в которой жизненный уровень рабочих, а потому и их заработная плата гораздо ниже, так что иностранные капиталисты могут получать громадные, неслыханные у себя на родине, барыши»[19].

За период с 1901 по 1911 г. в России было учреждено 184 иностранных компании с капиталом в 267 656 тыс. рублей[20]. Больше половины этих компаний было в горной промышленности (каменноугольной, нефтяной, золото-платиновой). Здесь были созданы 93 компании с капиталом в 177 345 тыс. руб., что составляло более 66% всех акционерных капиталов этой отрасли промышленности[21]. К началу первой мировой войны общая сумма иностранных капиталовложений в русскую промышленность составляла 1 322 млн. руб., или около 47% всего акционерного капитала[22].

Мне представляется, что последние две цифры несколько завышены. При исчислении их Звентов и некоторые другие авторы принимали во внимание лишь крупные акционерные предприятия и исключали мелкие и средние акционерные предприятия с капиталом ниже 500 тыс. руб., в которых иностранный капитал, как правило, отсутствовал; во-вторых, в сумму иностранного капитала они включали обычно весь капитал иностранного происхождения, без подразделения на экспортированный капитал и капитал, переселившийся в Россию вместе со своими хозяевами, ставший, по существу, «русским» национальным капиталом.

Но следует учесть, что роль иностранного капитала в промышленности определялась не только абсолютными величинами. Эта роль определялась прежде всего тем, что в руках иностранного капитала, главным образом английского, французского и бельгийского происхождения[23], находились такие ключевые отрасли промышленности, как металлургическая и топливная.

Франко - бельгийским промышленным и банковским монополиям принадлежало 93% всей суммы иностранного капитала, вложенного в южную металлургию, и 89,2% иностранного капитала, вложенного в каменноугольную промышленность Донбасса[24]. На долю акционерных обществ с капиталами иностранного происхождения приходилось свыше 70% всей добычи угля в Донбассе[25].

Иностранному, главным образом английскому, капиталу была подчинена цветная металлургия в России. В руках англичан было сосредоточено до 56% всей добываемой в России меди и более 70% золото-платиновых разработок[26].

Немецкому капиталу в лице «Всеобщей электрической компании» — «АЕГ», за спиной которой стоял германский банк «Дисконто гезельшафт», принадлежало около 90% действовавших в России электротехнических предприятий, три четверти капитала акционерного общества Сименс и Шуккерт[27]. Русская химическая промышленность также финансировалась и контролировалась немецкими капиталистами.

Под финансовым и производственно техническим контролем немецкого капитала находилась значительная часть предприятий военной промышленности России, в частности Невский судостроительный и механический завод, завод Крейфтона (Охтинское адмиралтейство), завод Ланге (в Риге), завод Беккера.

В руках немецкого капитала оказались также завод «Феникс», общество «Ноблесснер», дочернее предприятие Леснера — «Русский Уайтхед», металлообрабатывающие и машиностроительные заводы Гартмана,
Коломенский машиностроительный завод, акционерное общество «Треугольник»,- Шлиссельбургский пороховой завод[28], Русское общество артиллерийских заводов"и др.[29]

В руках французского капитала находились Общество русско-балтийских судостроительных заводов с капиталом в 15 млн. руб., Русское общество для производства артиллерийских снарядов и военных припасов[30].

Во время войны влияние и удельный вес иностранного капитала в хозяйственной жизни страны еще больше повысились.

Лишь в начале войны долевое участие иностранного капитала в акционерных обществах России понизилось с 47% в довоенное время до 35,8% в 1915 году[31]. Это было обусловлено трудностями финансово-экономических связей во время войны, стремлением иностранного капитала финансировать и расширять свою «отечественную» военную промышленность, нежеланием части иностранных капиталистов рисковать во время войны крупными инвестициями.

Кроме того, часть немецких фондов была конфискована царским правительством. Но эти явления отнюдь не означали, что народное хозяйство России, как ошибочно считал П. И. Лященко, начало «освобождаться от зависимости от иностранного капитала»[32]. П. И. Лященко принял в расчет факт снижения в русской промышленности доли немецкого капитала, но не учел увеличения доли англо-французского и американского капиталов, значительно усиливших свои экономические позиции в России.

Царская Россия получила во время войны от капиталистов Англии, Франции и США до 8,5 миллиарда займов[33] на покупку вооружения и снаряжения. Это свидетельствует о колоссальном вторжении иностранного капитала в экономическую и военно-политическую жизнь страны.

Об усилении экономической зависимости России от иностранного капитала во время войны говорят и данные, приводимые самим П. И. Лященко. По его данным[34], как и по сведениям других авторов, занимавшихся исследованием иностранного капитала в России (П. Оль, Л. Эвентов, М. Гольман, Е. Грановский и др.), общая сумма иностранных капиталов в акционерных обществах России исчислялась по состоянию на 1 января 1917 г. суммой в 2 243 млн. рублей, из коих 256 млн. падало на облигационный капитал и 237 млн.—на кредитные учреждения.

В основном капитале промышленных акционерных обществ России доля иностранного капитала составляла, таким образом, около 1 750 млн. рублей[35].

Если учесть, что весь основной капитал акционированной промышленности России составлял на 1 января 1917 г. примерно 3 185 млн. руб.[36], то на долю иностранного капитала падает более 50%. При этом на долю французского капитала приходится 32,6%, английского — 22,6%, немецкого — 19,7%, бельгийского — 14,3%, американского — 5,2% и на долю остальных стран — 5,6%[37].

Буржуазное Временное правительство способствовало не ослаблению, а усилению притока иностранного капитала в Россию.

«Торгово-промышленная газета» писала: «В свободную Россию потекут в огромном количестве иностранные капиталы, которые в сочетании с отечественной предприимчивостью дадут максимальный эффект»[38]. Временное правительство продолжало учреждать новые акционерные общества с преобладающим участием иностранного капитала.

Оно разрабатывало проект сдачи в концессию иностранному капиталу части государственных рудников России, горных предприятий, концессий по разработке нефтяных месторождений на Сахалине, золотых приисков на Алтае, медных залежей на Кавказе, и т. д., и т. п.[39].

Россия при содействии царского и Временного правительств все больше и больше превращалась в объект приложения иностранного капитала, извлекавшего неслыханные барыши.

Вместо 4—5% дивиденда, получаемого у себя на родине, иностранные капиталисты получали в России от 20 до 30%[40].

За время с 1887 по 1913 г. чистая прибыль иностранных капиталистов на вложенный в России капитал составила 2 326 млн. руб., или на 30% больше инвестируемого капитала (1783 млн. руб.[41]).

Это была, по существу, безэквивалентная дань, которую выплачивала Россия иностранному капиталу, осуществлявшему в отношении нее политику диктата и дискриминации, политику подрыва ее производительных сил за счет хищнической эксплуатации ее природных богатств и человеческой энергии, политику превращения ее в сферу своего влияния, в свой аграрно-сырьевой придаток...

И. Маевский

Опубликовано в журнале «Вопросы истории», 1957, № 1, с. 69–77


Примечания:

 

19. В. И. Ленин. Соч. Т. 2, стр. 93.

20. Журнал «Промышленность и торговля» 1913, № 10, стр. 444–445.

21. Там же, стр. 446.

22. См. Л. Я. Эвентов. Иностранные капиталы в русской промышленности. М. 1931, стр. 20, 71.

23. На долю этой группы приходилось свыше 70% обшей суммы вложенных в русскую промышленность иностранных капиталов. См. П. В. Оль. Иностранные капиталы в России. М. 1922; П. И. Лященко. История народного хозяйства СССР. Т. II. М. 1948, стр. 377–378 и др.

24. Л. Я. Эвентов. Указ. соч., стр. 21–22; Г. Д. Бакулев. Развитие угольной промышленности Донецкого бассейна. М. 1955, стр. 150.

25. Г. Д. Бакулев. Указ. соч., стр. 153.

26. «Промышленность и торговля» 1913, № 10, стр. 444–447 и др.

27. ЦГВИА, ф. 369, оп. 1, д. 289, л. 83.

28. Там же, д. 98, лл. 61, 115–116.

29. Такие позиции немецкого капитала в важнейших отраслях русской военной промышленности давали его хозяевам возможность не только оказывать тормозящее влияние на укрепление военно-промышленного потенциала России, но и заранее знать все секреты по производству военных припасов, влиять на ход выполнения важных заказов, на уровень обеспечения русской армии средствами боевого и материально-технического снабжения и т. д.

30. П. И. Лященко. Указ. соч., стр. 587.

31. П. В. Оль. Указ. соч., стр. 8–9.

32. П. И. Лященко. Указ. соч., стр. 632.

33. А. Л. Сидоров. Влияние империалистической войны на экономику России. «Очерки по истории Октябрьской революции». Т. 1. М. 1927, стр. 71.

34. П. И. Лященко. Указ. соч., стр. 376.

35. П. В. Оль. Указ. соч., стр. 8; М. Гольман. Русский империализм. Минск. 1926, стр. 330—331 и др.

36. С. Г. Струмилин. Проблемы промышленного капитала в СССР. М.-Л. 1925, стр. 52.

37. П. И. Лященко. Указ. соч., стр. 378; П. В. Оль. Указ. соч., стр. 9.

38. «Торгово-промышленная газета», 1917, № 55.

39. Vogel. Der Wirtschaftskrieg. Jena. 1918, S. 194.

40. «Горный журнал», 1897, № 1.

41. «Развитие советской экономики», стр. 19; см. также Г. Д. Бакулев. Указ соч., стр. 156–157.

Источник: http://ss69100.livejournal.com/2827036.html



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.