Глава Минэкономразвития против развития?



Глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев указал, что «доля России в мировой экономике составляет 3-3,5%», т.е. «в девять-десять раз меньше, чем у США», и поэтому «понадобится как минимум пятьдесят лет устойчивого роста экономики, чтобы быть в клубе действительно экономических супердержав», а покамест уровень амбиций превышает темпы роста ВВП. И посоветовал изменить модель экономики и увеличить объем инвестиций.

Понравилось про 50 лет. Спешить некуда, не трепыхайтесь. Ну и в какую сторону, интересно, предлагается менять экономику? Давайте поглядим на слова Улюкаева, а затем и на него самого.

Начнём с ВВП. Как все знают, аббревиатура ВВП имеет два значения: Владимир Владимирович Путин и валовой внутренний продукт. В данном контексте нас интересует второе значение: стоимость произведенных за год товаров и услуг. Есть некоторые нюансы в подсчётах: например, поправки на паритет покупательной способности, но это мелочи, суть — именно в том, что ВВП вычисляется как общая рыночная стоимость не только товаров, но и услуг, т.е. концепция не имеет физического и логического смысла, просто приняты такие правила игры. Представьте, что вы за прочтение этой статьи платите мне, скажем, миллион рублей. Амфибиоидная асфиксия гарантирована, но ничего страшного: будем считать, что вы не только потребляете интеллектуальный продукт, но оказываете мне услугу: вычитываете текст на опечатки, логические ошибки и соответствие фактам, поэтому я вам плачу за это миллион рублей. В рамках нормальной логики (и экономики) у нас всё бесплатно: вы получаете удовольствие и знания и заодно автоматом проверяете текст, если что — бесплатно же напишете в комментариях. Но в либеральной экономике ВВП увеличится на два миллиона рублей с каждого прочтения. Да, так очень «в лоб» — люблю наглядность — но так оно и есть, просто замаскировано умными терминами и осуществляется в несколько транзакций. Напомню всем известный текст, где эта механика расписана подробнее: на необитаемый остров попадают трое, у которых есть дверь и 100 долларов, а к вечеру после организации банка и стандартных операций с ценными бумагами получается ситуация:

«Если нашу бухгалтерию отдать американскому экономисту, он сообщит нам, что наши США располагают 1000 долларов материальных активов в виде двери, и 10000 долларов финансовых активов в виде "аблегаций и дипазитов". Т.е. что стоимость нашего совокупного имущества увеличилась за день в 110 раз. Менее тонкий и образованный человек сказал бы, что мы — три дебила, у нас как была одна дверь и 100 долларов, так и осталось, и что только конченные дебилы могли целый день рвать листочки из блокнота, вместо того, чтобы нарвать кокосов. Кто из них прав — решайте сами».

При этом в ВВП входят такие активы, как стоимость интеллектуальной собственности (весьма произвольно назначаемая) и прочие факторы наживы на копирайте, а польза как услуг, так и товаров вовсе не учитывается. Методы подсчёта тоже могут меняться: если экономика не растёт, надо поменять метод вычислений.

Например, в 2013 году в США решили, что расходы компаний на НИОКР надо учитывать не как расходы, а как «инвестиции» — ура, добавляем к ВВП! А в плане фондов оплаты труда будем учитывать заявленные, а не фактические выплаты — так что если компания не будет платить обещанное работникам, то будет не просто экономия на Х баксов, но и рост ВВП. Очень либерально.

Но и это как-то не очень помогло, поэтому в 2014 году Европа решила ввести в подсчёт ВВП инновации. Согласно новой системе ESA 2010, всё сводится к «транзакциям», что означает «взаимодействие субъектов по обоюдному согласию» — безотносительно не только пользы, но и законности — и прочей ерунды. Таким образом, торговля наркотиками, сбыт краденого имущества, проституция, контрабанда и проч. являются транзакцией и учитываются в объеме экономики. Есть ещё недоработки: скажем, кражу ещё нельзя добавить к ВВП, и даже грабёж почему-то в него не входит. Но тут есть над чем поработать: при грабеже ведь можно сопротивляться, так что если кто-то отдал деньги или ещё что — значит, добровольно, транзакция! Ну и если у кого украли что — то ведь мог бы всё на хранение сдать на склад какой охраняемый, сейф в банке снять, а раз не сделал — значит, была публичная оферта согласия для услуги воровства имущества, можно добавлять к ВВП. И это не шутка: в Великобритании для понимания пользы инновационного подхода пересчитали ВВП за 2009 год по новой методике, и сразу нашли дополнительно 33 млрд долларов, в том числе около 11 млрд противоправного бизнеса. Лепота!

Короче говоря, ВВП по сути ни о чём не говорит вообще. Более того: такой метод подсчёта приводит к повышению стоимости всего и вся. Помните в СССР реформу Косыгина-Либермана? Когда учёт был в физических единицах с физическими параметрами, экономика была реальной, и для получения премий и т.д. надо было улучшать характеристики товара либо снижать себестоимость, оптимизируя производство. «Было время — и цены снижали», как пел Высоцкий. С введением же хозрасчёта стало выгодно завышать цены, гнать «план по валу» и т.д. Метод ВВП — это современный продвинутый вариант раздувания формальных численных показателей.

При этом, говоря об эффективности экономики, либералы традиционно «забывают» о таком факторе, как внешний долг, который у «самой передовой экономики» США уже, мягко говоря, зашкаливает. «Политическая Россия» писала на эту тему: последний раз планку долга повышал Барак Обама 15 февраля 2014 года, а с момента закона о предельном размере федерального долга США увеличивал этот размер более 90 раз — почти что ежегодная традиция:

«Возникает резонный вопрос, почему же в США не происходит дефолта из-за внешнего долга? Стандартный ответ на вопрос либеральных экономистов — это "потому, что экономика США — сильнейшая в мире!". Как-то, знаете ли, странно — что это за сила такая, что загоняет в долги по уши и глубже? На самом деле все просто: США сейчас лишь выплачивает проценты за долг, причем – делая для этого новые долги. Вышеупомянутый Педро да Кошта в конце своего комментария на события написал, что весь мир с изумлением смотрит на то, как практически ежегодно в США публично решают: поднимать потолок долга или нет, что фактически означает раздумья на тему «кинем мы наших кредиторов или как?».

Более того (см. статью «Внешний долг США 2015 — мифы и заблуждения»):

«Эксперты обращают внимание на значение чистого долга США. К примеру, если у вас есть 1000 долларов наличными, в то же время как вы должны кому-то 1000 долларов, то, грубо говоря, ваш чистый долг будет равен нулю. Да, такое мнение имело бы право на существование, если бы не одна проблемка — у правительства США денег нет. В день, когда экономика США зафиксировала 18-й по счету триллион внешнего долга, на балансе у Казначейства этой страны было всего 71,9 млрд. наличными, что составляет 0,39% от всего долга государства. Даже у корпорации Apple в тот день было денег больше. Однако не нужно путать весь объем капитала, который обращается во всей стране с финансовыми возможностями самой страны. Момент, когда все решат "скинуться" на погашение внешних долгов страны, никогда не наступит».

Интересная такая эффективность экономики... России сейчас нужна новая индустриализация, а не надувание пузыря ВВП. Помните? «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Конечно, сейчас мы отстали не на 50 лет, и отстали далеко не во всём (вот с армией у нас уже очень даже хорошо начало получаться), но нужен прогресс и в других областях, а не неспешное ожидание в полвека «как-то само образуется, может быть», тем более что темпы развития техники сейчас куда быстрее.

Но глава Минэкономразвития РФ А. Улюкаев помалкивает про индустриализацию, науку и т.д., зато осенью прошлого года в интервью телеканалу «Россия 24» заявил:

«Нужны экстраординарные условия не по мобилизации, а по разумной либерализации российской экономики».

«Разумная либерализация» — это как? Приятно видеть, что столь высокопоставленное лицо знает такой вид тропа, как оксюморон, но мы же не о литературном творчестве говорим, а о внутренней экономической политике, — тут строго надо, без лирики.

Так что неудивительно, что депутат Вячеслав Тетеркин (КПРФ) в апреле без обиняков высказал Улюкаеву:

— Вы нам здесь рисуете розовые картины, но все ваши оптимистические прогнозы постоянно рушатся. Мы как сидели, так и сидим на нефтегазовой игле, и в ваших планах как не было, так и нет реального намерения восстановить научно-техническую независимость России. Не пора ли признать, что ваша экономическая стратегия обанкротилась, и пора уйти в отставку.

На что тот ответил:

— Рисовать черные прогнозы — большого ума не надо. Постараться выстроить позитивную динамику гораздо труднее. Если у нас что-то не получается, вы подскажите, что не так, а потом уже отставку принимайте. Тем более что это не ваша компетенция!

Очень верные слова, особенно если их отнести к его прогнозу «полвека догонять». Ну и показательно «подскажите»: а в чьей компетенции, позвольте поинтересоваться, создание нормальной экономики в России, если не Минэкономразвития?

Перед должностью главы Минэкономразвития РФ Улюкаев был первым замглавой ЦБ, где отстаивал необходимость отказа от регулирования курса рубля. Ещё более интересна ранняя деятельность: 1991-1992 гг. — экономический советник правительства России, член «команды» Егора Гайдара; 1993-1994 гг. — помощник первого заместителя председателя правительства России Егора Гайдара; 2000-2004 гг. — первый заместитель министра финансов России Алексея Кудрина. Так что не вызывает удивления такое мнение:

«Финансово-экономический блок правительства Российской Федерации существует совершенно независимо от президента Владимира Путина. Деятельность министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева похожа на откровенный саботаж».

Не будет такой матёрый либерал развивать экономику, он будет её именно что либерализировать насколько сможет. Ситуация, на мой взгляд, понятная, а вопрос: «До каких пор в правител

Источник: politrussia.com



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.