«Дочка» «Ростеха» нашла в договоре с Siemens угрозу суверенитету России



Siemens не мог соблюдать санкции в России, так как это угрожает суверенитету страны и ее жителям, следует из встречного иска «Ростеха» к Siemens. Этот иск только усиливает позицию немецкой компании, парирует ее представитель

«Санкционные оговорки»

РБК удалось ознакомиться с деталями встречного иска, который в рамках дела о поставках турбин в Крым подали «дочки» «Ростеха» к Siemens Aktiengesellschaft (Siemens) и «Сименс Технологии газовых турбин» (СТГТ, 100% у SGTTH B.V. — СП «Силовых машин» (доля косвенного владения — 35%) и Siemens). О них рассказали два человека, близкие к одной из сторон процесса и знакомые с документом. Исковое заявление подписали ОАО «ВО «Технопромэкспорт» и ООО «ВО «Технопромэкспорт», оно было передано в суд 16 октября.

Истцы просят признать ничтожными три пункта в контракте от 10 марта 2015 года, согласно которому СТГТ должна была поставить семь газотурбинных установок SGT5-2000E, четыре из которых впоследствии, несмотря на европейские санкции, оказались в Крыму, рассказывают собеседники РБК. Это «санкционные оговорки», объясняют они. Первый пункт говорит о том, что конечным местом назначения должны быть страна и стройплощадка, где расположен строящийся объект. Если покупатель хочет использовать оборудование в другой стране или для другого объекта, это возможно только с разрешения поставщика. «Технопромэкспорт» попросил CТГТ доставить турбины на Таманский полуостров Краснодарского края: контракт предполагал поставку турбин для строительства Таманской ТЭС, конкурс на строительство которой не проведен до сих пор. Согласно второму пункту, турбины Siemens могут быть использованы только на энергоблоках, подключенных к сетям Краснодарского края. Покупатель при этом обязуется не использовать оборудование на электростанциях, подключенных к энергосистеме Крыма, или объектах, которые используются только для энергоснабжения полуострова. Наконец, третий санкционный пункт говорит о том, что поставщик не обязан выполнять условия контракта, если его затрудняют ограничения, вытекающие из различных санкций, в том числе введенных ЕС и США, которые могут подвергнуть поставщика штрафам.

Siemens включил все три пункта в контракт с единственной целью — соблюсти санкции и не допустить перемещения оборудования в Крым. Письмо с таким разъяснением СТГТ направляла покупателям, рассказывают источники РБК, близкие к одной из сторон процесса.

В этом случае все три пункта можно признать ничтожными по нескольким основаниям, считает истец. Во-первых, как часть сделки, совершенной с целью, «противной основам правопорядка», указывают они. Под основами правопорядка президиум ВАС понимает запрет на совершение действий, которые в том числе наносят ущерб суверенитету или безопасности государства, затрагивают интересы больших социальных групп, нарушают конституционные права и свободы частных лиц. Siemens, прописав три указанных пункта в контракте, хотел заставить российские компании исполнять санкции ЕС, а это прямо угрожает суверенитету России, перечисляют доводы иска собеседники РБК.

При этом в самом Европейском союзе компаниям запрещено исполнять санкции других государств, которые не поддерживаются ЕС, а в Германии даже караются штрафами, указывают они.

Второй аргумент истцов заключается в том, что три «санкционных пункта» нарушают один из принципов Конституции России — принцип единства экономического пространства, который предполагает свободное перемещение товаров. А с 18 марта 2014 года Крым и Севастополь приняты в состав России, напоминают источники РБК.

Наконец, сделка может быть признана ничтожной, если она затрагивает публичные интересы третьих лиц, а именно обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства. Этому описанию соответствуют все три пункта контракта: понуждая российские компании ограничивать поставки оборудования в Крым, оговорки прямо нарушают интересы жителей Крыма и Севастополя.

Представители немецкой компании говорят о необходимости СТГТ как предприятия группы Siemens соблюдать европейские санкции, но они вводят суд в заблуждение: санкции не применяются за пределами юрисдикции Европейского союза, указывают собеседники РБК. Это они отметили в отзыве на иск Siemens, который также был передан в суд 16 октября, рассказывают они.

Единственным контрагентом СТГТ выступает российская компания ОАО «ВО «Технопромэкспорт», и отношения между ними, согласно контракту, регулируются российским правом.

Затягивание процесса

Siemens и СТГТ не согласны с исковым заявлением «Ростеха» и 18 октября заявили ходатайство о его возвращении истцу.

Дело в том, что аргументы российской стороны во встречном иске никак не влияют на доказывание или опровержение обстоятельств, которые в первоначальном иске указали Siemens и СТГТ, рассказал в ходе судебного заседания представитель истцов, руководитель российской судебно-арбитражной практики Dentons Михаил Иванов. Немецкая компания пытается доказать, что контракт от 10 марта 2015 года был заключен под влиянием обмана и существенного заблуждения. Были ли в этом документе недействительные пункты или нет, для истцов не имеет значения, объяснил юрист. «Мы доказываем, что, если бы СТГТ знал о фактическом назначении этих установок, компания никогда бы не пошла на заключение данного контракта», — сказал Иванов. Он добавил, что контракт закрепил совместное намерение сторон не допустить изменения пункта назначения турбин, и наличие этого намерения никак не опровергается предполагаемой недействительностью того или иного пункта контракта. По словам Иванова, обстоятельства, которые имеют значение для первоначального и встречного исков, различаются, и суду придется фактически рассматривать два отдельных дела, что только затянет процесс.

Доводы структур «Технопромэкспорта» даже усиливают позицию Siemens: получается, что покупатели действительно знали о ничтожности «санкционных оговорок» уже на момент заключения контракта, но скрыли это обстоятельство от поставщика, добавляют источники РБК со ссылкой на текст ходатайства немецкой компании. Это доказывает, что СТГТ заключила контракт под влиянием обмана, объясняют они позицию немецкой стороны.

Суд, ознакомившись с позицией немецкой стороны, все же принял встречное исковое заявление «дочек» «Ростеха» к производству. Следующее заседание назначено на 2 ноября.

«Основная цель — это, скорее, затягивание процесса, нежели коварство со стороны «Ростеха», который изначально подписал договор, не соответствующий действительности», — оценивает подачу встречного иска исполнительный директор HEADS Consulting Никита Куликов. Он предполагает, что сейчас последует ответная реакция со стороны представителей Siemens о том, что эти пункты не могут быть ничтожными, потому что изначально они были согласованы. По его словам, затягивание процесса — «это, наверное, основное, на что можно рассчитывать».

Суды очень аккуратно подходят к определению заведомо противоправной сделки, говорит юрист А2 Михаил Александров. Пока доводы российской стороны можно отнести скорее к риторике, нежели к юридическим аргументам, считает он. Любой договор предполагает взаимное добровольное ограничение прав и обязанностей, это может касаться регионов поставок, изменений параметров оборудования и т.д., объясняет юрист. В конце концов, «Технопромэкспорт» мог и не заключать договор с СТГТ на условиях, которые выставил поставщик и которые компания сейчас хочет признать недействительными.

Siemens подал иск к российским компаниям 11 июля. Немецкий концерн просит признать незаконными два договора поставки турбин, рассказывал собеседник РБК, близкий к одному из ответчиков (в определении суда указано — о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки). Первый был заключен в марте 2015 года между заводом «Сименс Технологии газовых турбин» и ОАО «Технопромэкспорт» о поставке четырех газотурбинных установок SGT5-2000Е, второй — в октябре 2016 года (это договор о перепродаже этих установок в адрес ООО «Технопромэкспорт»). Siemens планирует доказать, что заключил сделку «под влиянием заблуждения», объясняет собеседник РБК. В заблуждение немецкую компанию якобы ввело ОАО «Технопромэкспорт», писал Forbes со ссылкой на материалы дела: Siemens договаривался о поставках турбин в Краснодарский край, а они оказались в Крыму.

Источник: www.rbc.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.