Центральный банк России: государство в государстве. Или над государством?



ЦБ России пора возвращать в систему органов государственной власти

Я уже достаточно много раз говорил и писал, в частности, тут, что Центральный банк в большинстве стран мира — особый институт, который не вписывается ни в одну из привычных ветвей государственной власти (исполнительную, законодательную и судебную).

Центральный банк — детище буржуазных революций, которые подготавливались и проводились ростовщиками и которые становились основными бенефициарами этих революций. В качестве «прикрытия» истинных интересов ростовщиков создавались парламенты, которые были призваны создавать видимость того, что власть принадлежит народу. Но рядом с картонными декорациями «демократии» создавались без излишней помпы институты реальной власти — Центробанки.

В Великобритании это Банк Англии, учрежденный в 1694 году (вскоре после завершения «славной революции»). Во Франции — Банк Франции, который был создан в 1800 году (всего через 11 лет после штурма Бастилии). В Японии Центробанк появился на свет в 1882 году — в разгар революции Мейдзи. В Российской империи в 1860 году был учрежден Государственный банк — на старте реформ Александра II, которые, по своей сути, означали относительно бескровную революцию буржуазного толка.

Здание Государственного банка. Санкт-Петербург. начало XX века

Несколько затянулся процесс создания Центробанка лишь в Америке. Там начиная с конца XVIII века было несколько попыток учреждения такого института, но успеха ростовщики добились лишь в начале ХХ века: в последние дни 1913 года через Конгресс США удалось «продавить» закон о Федеральной резервной системе США (таким было мудреное название Центробанка США для того, чтобы граждане не могли сразу разобраться в том, что за институт появился в их стране).

«Хозяева денег», которые до этого назывались ростовщиками, теперь стали именоваться приличным словом «банкиры». А центральные банки им были нужны не только как инструмент делания денег, но в первую очередь как средство завоевания власти. «Хозяева денег» в конечном счете мечтают стать «хозяевами мира». Как цинично сказал один из Ротшильдов, «дайте мне возможность печатать деньги, и мне наплевать, кто и какие законы пишет».

Были, конечно, в истории и другие центральные банки. Например, в СССР действовал Государственный банк. Но это была государственная организация, входившая в состав правительства наряду с десятками министерств и ведомств, которой было поручено заниматься очень конкретной работой — выпуском денег. Но функции Государственного банка были достаточно техническими, над ним стояли Совет министров СССР и Госплан. Некоторое время Государственный банк даже находился в ведении Министерства финансов СССР.

В настоящее время примерно такой же статус имеет китайский Центробанк, который называется Народным банком Китая. Он четко вписан в вертикаль государственной власти: над ним находится Постоянный комитет народных представителей (высшая законодательная власть) и Государственный совет (аналог Совета министров). Кроме того, НБК находится под надзором прокуратуры и регулярно проверяется министерством контроля. Таким образом, никаких признаков того, что НБК предпринимает попытки захвата власти в стране, не просматривается. Китайский Центробанк выполняет достаточно технические функции, связанные с выпуском денег и организацией денежного обращения в стране.

В нынешней России статус Центробанка определяется Конституцией РФ (12 декабря 1993 года) и Федеральным законом о Центробанке (от 10.07.2002 № 86-ФЗ, с последующими многочисленными изменениями и дополнениями). Мы уже почти четверть века живем с Конституций РФ и более двух десятков лет с законом о Центробанке. Но вот за эти годы внятного представления о том, что это за институт, у многих не сложилось. И не только у простых граждан, но даже у профессиональных юристов и финансистов. Формулировки, касающиеся Центробанка, лукавы, подобны фразе «казнить нельзя миловать».

Статья 75 (п.2) Конституции гласит: «Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти». Слово «других» в конце данной формулировки дает единственный вариант трактовки статуса Банка России: он является органом государственной власти.

В статье 1 Закона о Центробанке говорится: «Функции и полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет независимо от других федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления». Из этой формулировки также следует, что Центробанк — орган государственной власти, причем федеральный.

Что касается слов Конституции РФ «независимо от других органов государственной власти», то тут следует сделать следующий комментарий. Любой орган государственной власти выполняет какие-то специфические задачи и функции, которые не могут выполнять другие органы. Скажем, министерство обороны решает задачи военной безопасности государства, но в положении об этом министерстве почему-то нигде не говорится, что оно выполняет свои функции «независимо от других органов государственной власти».

Точно так же министерство культуры занимается реставрацией и сохранением памятников архитектуры и иных объектов культуры, но положение об этом министерстве обходится без формулировок «независимо от других органов государственной власти». В законе «О прокуратуре Российской Федерации» также мы не находим формулировок «независимо от других органов государственной власти» или подобных им.

Хочу также обратить внимание на то, что в Конституции РФ говорится о том, что Банк России выполняет «независимо от других органов государственной власти» только основную функцию, коей определены «защита и обеспечение устойчивости рубля». В Законе о Центробанке смысл конституционной формулировки подменяется. Там сказано не только об упомянутой в статье 75 основной функции Банка России. Цитирую фрагмент статьи 1 Закона: «Функции и полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом». Закон неимоверно расширил независимость Банка России. Оказывается, он независим в выполнении всех своих функций.

В законе о Центробанке в статье 3 определяются основные цели деятельности Банка России: 1) защита и обеспечение устойчивости рубля; 2) развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации; 3) обеспечение стабильности и развитие национальной платежной системы; 4) развитие финансового рынка Российской Федерации; 5) обеспечение стабильности финансового рынка Российской Федерации.

В Конституции РФ Банку России независимость была предоставлена для выполнения только первой из списка задач. Независимость Банка России в части, касающейся выполнения остальных четырех задач, Конституция РФ не предусматривает. Эту «независимость» авторы закона о Банке России протащили «тихой сапой». Иначе как мошенничеством это назвать нельзя. Но почему-то профессиональные юристы в упор не видят этого отхода от Конституции РФ.

А далее, в статье 4 закона о Центробанке дается исчерпывающий список функций Банка России, необходимых для выполнения задач, определенных статьей 3. Изначально в списке было 19 позиций. Однако процесс «совершенствования» закона шел непрерывно на протяжении всех пятнадцати лет. Статья 4 была дополнена большим количеством других, новых функций, число которых к настоящему времени приближается к четырем десяткам. И все они, как вы догадываетесь, осуществляются, как гласит статья 1, «независимо от других федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления». Закон о Центробанке стал своеобразным «троянским конем», в котором его авторы постарались спрятать кучу положений, которые противоречат Конституции РФ.

Но на этом «творческий» процесс «искривления» Конституции РФ в части, касающейся Банка России, не завершился. Предлагаю вам познакомиться с таким «перлом», который я нашел на сайте Банка России в разделе «Правовой статус и функции Банка России»: «Ключевым элементом правового статуса Банка России является принцип независимости, который проявляется, прежде всего, в том, что Банк России выступает как особый публично-правовой институт, обладающий исключительным правом денежной эмиссии и организации денежного обращения. Он не является органом государственной власти...» (курсив мой — В.К.)

Мы имеем дело с мошеннической комбинацией из трех ходов:

Ход 1. В Конституцию применительно к функции Банка России по «защите и обеспечению устойчивости рубля» внедряется фраза «независимо от других органов государственной власти».

Ход 2. В принятом через девять лет после Конституции законе о Центробанке положение о «независимости» распространяется на все направления деятельности Банка России (а сегодня они очень многочисленные, так как Центробанк с 2013 года стал финансовым мегарегулятором).

Ход 3. В общественное сознание внедряется мнение, что Банк России вообще независим от государства.

Внедрение такого ложного мнения началось буквально сразу же после принятия Закона о Центробанке. Этому способствовали и сами чиновники Центробанка, и некоторые политики, и либеральные СМИ.

Напомню одну любопытную историю, за которой многие с интересом наблюдали в 2003—2004 гг. История связана с Виктором Владимировичем Геращенко, который четырежды возглавлял главный банк страны (два раза Госбанк СССР и дважды — Банк России). Через некоторое время после окончательного ухода с поста Председателя Банка России в 2002 году Виктор Владимирович стал хлопотать о пенсии, считая себя «пенсионером особого значения». 16 августа 1995 года президент РФ подписал указ №854, который предусматривал дополнительное пенсионное обеспечение для государственных руководителей высшего звена. В перечень «пенсионеров особого значения» также был включен председатель Банка России.

Однако при оформлении пенсии на пути бывшего председателя Банка России (и Госбанка СССР) встали особые ревнители «независимого» статуса Центробанка, которые заявили, что господин Геращенко не был «государственным чиновником» и пенсионную надбавку из государственного бюджета страны он получить не может. История долгая, но очень интересная и поучительная. К ней подключился даже президент РФ В. В. Путин, который 7 июня 2003 года подписал распоряжение «О социальных гарантиях Геращенко В. В.». Вы думаете, что Путин в этом документе настаивал на том, чтобы Виктору Владимировичу пенсию платили из государственного бюджета? — Вы ошибаетесь. Он ходатайствовал перед советом директоров ЦБ о том, чтобы было принято решение установить господину Геращенко дополнительное пенсионное обеспечение «за счет средств Банка России».

Председатель Государственного банка СССР

Опуская многие детали, скажу, что Геращенко так и не удалось добиться получения вожделенной «персональной пенсии». В этой истории нас интересует, конечно же, не сама пенсия господина Геращенко (он, насколько мне известно, не бедствует). Главное — то, что мотивом отказа было заключение, что Банк России не относится к разряду государственных учреждений. Как мне говорили, даже бывалый Виктор Владимирович был ошеломлен таким заключением. Также примечательно и то, что В. В. Путин в этой истории воспринимал Центробанк действительно как негосударственную организацию.

Конституция конституцией, а в реальной жизни даже люди, призванные защищать российскую законность, вынуждены были смиряться с фактическим (а не юридическим) статусом Банка России как «независимого» от государства института. Отношения между Прокуратурой РФ и Центробанком выглядят как отношения между двумя суверенными государствами, которые исходят из принципов мирного сосуществования и невмешательства во внутренние дела другого государства.

В 1997 году между этими двумя организациями было заключено соглашение о сотрудничестве. Спустя два десятилетия, в феврале текущего года было подписано новое соглашение. Как отмечается в пресс-релизе Банка России, целью подписания документа является «организация активного информационного взаимодействия между ведомствами».

«Соглашение направлено на усиление работы в целях укрепления законности в кредитно-финансовой сфере, поддержания стабильности банковской системы и финансовых рынков Российской Федерации, защиты интересов потребителей финансовых услуг, противодействия нелегальной деятельности организаций и граждан по предоставлению потребительских кредитов (займов), а также легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Сотрудничество Генеральной прокуратуры РФ и Банка России может проходить в формате совещаний, конференций, заседаний межведомственных рабочих групп, сверки статистических данных, а также взаимодействия специально созданных рабочих групп», — отмечается в документе.

Лично для меня подобные протокольно-дипломатические отношения между Центробанком и прокуратурой выглядят полным «театром абсурда». Ведь у нас есть закон «О прокуратуре Российской Федерации», в котором черным по белому записано: «Прокуратура Российской Федерации — единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации» (статья 1).

Значит, прокуратура РФ обязана следить за тем, как Банк России выполняет положения Конституции РФ (особенно статьи 75), Закона о Центральном банке и целой кучи других законов и нормативных актов РФ. Прокуратура этого не делала. И этого не делала ни одна другая государственная организация Российской Федерации (такие, как например, Счетная палата РФ, Федеральная служба безопасности и др.). Значит, на протяжении всей четвертьвековой истории своего существования Банк России пребывал на территории России как некое иностранное учреждение. Как, например, иностранное посольство или иностранная военная база.

Правда, начиная с прошлого года, появились некоторые признаки того, что прокуратура вроде бы вспомнила, что протокольно-дипломатических отношений недостаточно. Что есть закон «О прокуратуре РФ», который требует проверок Банка России. Летом прошлого года в российских СМИ проскочили короткие сообщения о том, что прокуратура начала проверку Банка России в части, касающейся банковского надзора. Анонимные источники сообщали, что проверка была инициирована «сверху» в целях защиты интересов бизнеса. Другие источники сообщали, что толчок проверке дало обращение осенью 2015 года в Генпрокуратуру и ГУ МВД по Москве более 200 клиентов «Пробизнесбанка», пострадавших от неправомерых действий ЦБ и АСВ.

В списке инициатив прокуратуры в отношении Банка России можно назвать также следующие. В феврале 2016 года Генпрокуратура внесла представление председателю Центробанка Эльвире Набиуллиной, указав на недостаточный контроль над микрофинансовыми организациями и ломбардами. Весной 2016 года завершилась ревизия Генпрокуратуры в ЦБ по вопросу об отборе последним инвесторов на санацию банков. По итогам проверки прокуроры упрекнули ЦБ в том, что у него нет нормативного акта с критериями выбора инвесторов, что «способствует бесконтрольному распределению финансовых ресурсов, выделенных на нужды банковской санации». Надо отдать должное Банку России: в июне он выпустил указание, в котором прописал условия для участия в санации банков.

Иногда на проверку Банка России прокуратуру подталкивают «народные избранники», но без особого успеха. В начале 2015 года запрос в Генпрокуратуру сделал депутат Евгений Федоров с просьбой проверить работу Банка России по поддержанию стабильности валютного курса рубля (в свете происшедшего в конце 2014 года обвала российской валюты). Из Генеральной прокуратуры РФ пришёл неожиданный ответ о том, что, оказывается, Центральный банк РФ находится вне юрисдикции РФ и, соответственно, Генеральная прокуратура РФ так же, как и другие органы власти нашей страны не имеют права проверять его деятельность. Вот так прямо и было сказано:

«Прокуратура признала Центробанк вне российской юрисдикции», — отметил депутат.

В начале прошлого года депутаты от КПРФ Валерий Рашкин, Сергей Обухов и другие написали в прокуратуру, что действия мегарегулятора ведут к инфляции и девальвации рубля. Однако в ответ на этот запрос Генпрокуратура пояснила, что «вопросы регулирования денежно-кредитной политики относятся к экономической деятельности государства». С учетом положений федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» их правовая оценка в компетенцию органов прокуратуры не входит, сказали в ведомстве.

Отношения между прокуратурой и Банком России обострились летом этого года, когда Генпрокуратура опротестовала решение Банка России об отзыве лицензии у коммерческого банка «Югра» и потребовала не начинать выплаты компенсаций вкладчикам банка. Протест был проигнорирован Центробанком. Несколько позднее, в конце июля в рамках этой же истории с «Югрой» Генпрокуратура инициировала проведение проверки, для беседы были вызваны заместитель председателя ЦБ Василий Поздышев и директор надзорного департамента ЦБ Анна Орленко, но ни один из них в Генпрокуратуру так и не явился.

Вот какую информацию растиражировали СМИ: «По сведениям из компетентных источников, Поздышев не стал дразнить судьбу и, видимо, уже покинул Россию». В начале сентября Поздышев как ни в чем не бывало появился на своем рабочем месте. Никаких комментариев по поводу этой загадочной истории не было ни со стороны Банка России, ни со стороны прокуратуры. Думаю, данная история наглядно продемонстрировала, «кто в доме хозяин».

Статья 3 Конституции РФ гласит: «1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. 2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления».

Если мы не хотим, чтобы эта статья осталась пустой декларацией, нам следует немедленно начать ставить Центральный банк на его место. Сейчас он оказался даже не вне государства, а над государством. А его законное место — быть институтом исполнительной ветви государственной власти, находящимся под контролем парламента (Государственной думы), правительства и прокуратуры.

Многие другие страны, увы, слишком поздно поняли, в какой капкан они попали, создав Центробанки, а, главное, предоставив им статус «независимых» институтов. Вот что, например, говорил по этому поводу американский конгрессмен Л. Мак Фэдден (1876−1936) после Первой мировой войны:

«Когда был принят закон о Федеральной резервной системе, наш народ не осознавал, что в США устанавливается мировая банковская система. Сверхгосударство, управляемое международными банкирами и промышленниками, действующими заодно, чтобы подчинить мир своей собственной воле. Федеральная резервная система прилагает все усилия, чтобы скрыть свои возможности, но правда такова — Федеральная резервная система захватила правительство. Она управляет всем, что происходит в нашей стране, и контролирует все наши зарубежные связи. Она произвольно создает и уничтожает правительства».

Кстати, указанный конгрессмен занимался расследованием манипуляций Федерального резерва, в том числе его роли в провоцировании краха на Нью-Йоркской бирже в октябре 1929 года. Это расследование стоило Мак Фэддену трех покушений на жизнь. Мы находимся в выигрышном положении, потому что можем учиться на чужих ошибках. Но действовать надо сегодня, завтра будет поздно.

Источник: regnum.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 1

  1. Даша2000 20 ноября 2017, 07:47 # 0
    Там масоны сидят со времен СЕМИБОЯРЩИНЫ.
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.