Арктика – территория развития



Северный морской путь (СМП) на западе начинается в проливах Новой Земли, проходит через моря Ледовитого океана и Берингов пролив и заканчивается в бухте Провидения на берегу Тихого океана. Его общая протяженность около 5 600 км. Баренцево, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское моря. Ключевые порты — Мурманск, Архангельск, Нордвик, Амбарчик, Игарка, Дудинка, Диксон, Тикси, Певек, Провидения. Чем интересен этот маршрут? Ну, давайте прикинем «дорогу» из Питера во Владивосток через Суэцкий канал и через СМП. В первом случае — 23 тысячи километров, во втором — 14 тысяч. В первом случае требуется фрахт судна на 45 дней, во втором хватит 23. По пути через Суэцкий канал у торговцев есть шансы не скучать — пресловутые сомалийские пираты, боевые действия возле берегов Йемена, суета и толкотня в Восточно-Китайском и Желтом морях, веселье в Японском, где зреют события вокруг КНДР. На трассе СМП — холодно, вечные конфликты моржей и белых медведей, и больше ничего.

С 2014 года полуостров Ямал официально включен в состав нашей Арктической зоны, что стало дополнительной основой для развития вектора, заданного президентом России — расширение нашего военного присутствия в Арктике, активизация экономической деятельности, мощные научные и геологические исследования и гуманитарное обустройство. Летом 2012 возле поселка Сабетта началось строительство нового порта, изначальным предназначением которого было обеспечение транспортировки продукции завода «Ямал СПГ» по СМП в Юго-Восточную Азию. Но практически сразу проект порта был расширен, теперь его рассматривают в качестве нового узла СМП, поскольку он расположен практически на середине арктической трассы. Если работа пойдет по плану, в Сабетту смогут заходить не только газовозы, но и сухогрузы, и военные корабли, и даже пассажирские лайнеры.

В августе-сентябре 2016 года Россия продемонстрировала всем сомневающимся, что Арктика — регион, в котором «чужие не ходят». В учениях Северного флота в районе острова Котельный участвовали атомные и дизельные подлодки, 12 боевых кораблей, 10 судов обеспечения, были задействованы береговые ракетные комплексы «Рубеж» и «Панцирь-С1», артиллерия и самолеты. Учений такого масштаба Арктика не видела давным-давно, «трудилась» новейшая техника, в суровых погодных условиях проверялись технические характеристики... Тонкий намек на толстые обстоятельства наверняка был понят многими пристрастными наблюдателями.

Нефть шельфа западной Арктики

Лицензионных участков (ЛУ), которые государство передает заинтересованным компаниям для проведения геолого-разведывательных работ, здесь достаточно много, но пока еще действует ограничение — получить их могут только компании, государственное присутствие в которых составляет не менее 50%. Поскольку эта статья отнюдь не претендует на то, чтобы называться «всеобъемлющим анализом всего арктического шельфа России», мы ограничим свой обзор ЛУ, переданными Роснефти на территориях, прилегающих к архипелагу Новая Земля — их тут 15 штук.

С севера на юг получаем вот такой список:

  • Альбановский ЛУ — извлекаемые запасы 43,3 млн тонн нефти (315 млн баррелей), 30,3 млн тонн конденсата (220 млн баррелей) и 1,25 трлн м3 природного газа;
  • Варнекский ЛУ — 542 млн тонн извлекаемых запасов нефти (3,9 млрд баррелей);
  • Западно-Приновоземельский ЛУ — 1 430 млн тонн нефти (10,4 млрд баррелей) и 1,8 трлн м3 газа;
  • Восточно-Приновоземельский-1 ЛУ — 130 млн тонн извлекаемой нефти (940 млн баррелей) и 500 млрд м3 газа.

На Восточно-Приновоземельском-1 остановимся отдельно, чтобы рассказать, как повлияли антироссийские американские санкции на ... американские компании. С той истории прошло всего три года, но за лавиной событий она успела «потеряться». О том, что предварительная оценка запасов нефти и газа на шельфе Карского моря (шельф условно поделен на ЛУ Восточно-Приновоземельские 1, 2 и 3) огромна, секретом ни для кого не было. 4,9 млрд тонн нефти (35 млрд баррелей) и 8,3 трлн м3 природного газа — какими бы ни были сиюминутные цены на углеводороды, общая сумма получается астрономической. Когда Роснефть в обмен на помощь с геологоразведкой и с инвестициями в разработку предложила иностранным компаниям 33,3% от этого проекта, желающих было достаточно. Роснефть остановила свой выбор на ExxonMobil. Американцы четко выполнили все свои обязанности по договору — за свой счет арендовали и доставили на место буровую платформу, летом 2014 начали проходку.

Глубина моря в районе скважины «Университетская-1» относительно невелика — чуть больше 80 метров, но до уровня 2,5—3,0 км под дном нужно было успеть дойти за короткое арктическое лето. Нефтяники бурили, а политики США и Европы в это время дружно сходили с ума. Экономические санкции, по их мнению, должны были заставить Россию отказаться от воссоединения с Крымом, наплевать на судьбы его народа — извините, но это что-то из области психиатрии. Не исключено, что такого же мнения придерживались и американские нефтяники, продолжавшие выполнять свою работу. Самая северная в мире скважина, 74-й градус широты, 3—4 месяца до начала полярной ночи — каждый участник этой фантастической работы понимал, что до них никто не делал ничего подобного!

Надо отдать должное руководству ExxonMobil — они придумали, как отделаться от вашингтонских политиканов: бурение, оказывается, нельзя было останавливать по экологическим причинам. Скважина должна дойти до проектной глубины, иначе можно получить разлив нефти, погубить Арктику и попасть под невероятные штрафы. И Барак Обама дрогнул — нефтяники получили право завершить работу. Интересно было бы узнать, какие эмоции испытывали простые американские бурильщики, которые прекрасно понимали, что их собственное правительство не даст им продолжить эту работу. Еще более загадочно, использовали ли американцы ненормативную русскую лексику, когда скважина наконец дала нефть. Много нефти, да еще и качества, превосходящего все эталонные сорта!

940 млн баррелей ЛУ Приразломный-1 — это данные ровно по одной скважине — по «Университетской-1». Игорь Сечин предложил назвать это месторождение «Победа» — хорошее название, многозначительное. Это не только победа геологов, умудрившихся указать нефтяникам место для скважины с такой точностью. Это не только победа профессионалов, сумевших выполнить эту работу. Это еще и победа здравого смысла над политическим идиотизмом — в соответствии с американскими антироссийскими санкциями американская нефтяная компания помогла нам найти прекрасное месторождение и вышла из проекта, добровольно и с песней. Так кто кого наказал?

Южнее архипелага Новая Земля у Роснефти имеются ЛУ Поморский, Северно-Поморские 1 и 2, Русский и Южно-Русский, Южно-Приновоземельский и Западно-Матвеевский. Суммарная оценка запасов углеводородов на них около 100 млрд м3 газа и 465 миллионов тонн (3.3 млрд баррелей) нефти. Западнее Новой Земли находится Гусиноземельский ЛУ, оценка запасов которого составляет 750 млн тонн (5,46 млр баррелей) нефти.

Конечно, цена на нефть сейчас не радует, но тут, вокруг Новой Земли, и газа предостаточно. Напомним, что в России строится завод по сжижению газа «Ямал-СПГ», ресурсная база которого — Южно-Тамбейское месторождение мощностью 1,3 трлн м3 газа. А только Западно-Приновоземельский ЛУ, по предварительным оценкам, содержит 1,8 трлн м3 газа, на юге архипелага на шельфе — еще 100 млн м3, на Восточно-Приновоземельских ЛУ — больше 8 трлн м3. От побережья Новой Земли — всего 300 км до Штокманского месторождения, но об этом чуть позже. Южно-Тамбейское — это 71-й градус северной широты, отличие шельфовых месторождений Баренцева и Карского морей только в том, что они не на суше.

Производство цинка и свинца в мире и в России

Цена цинка достигла 10-летнего максимума в среду, 16 августа 2017 года. На Лондонской бирже металлов его цена составила 3091,5 доллара за тонну. По оценкам аналитиков, дефицит цинка на мировом рынке составляет 220—230 тысяч тонн. Рынок останется дефицитным, несмотря на прогнозируемый рост добычи. Цена метала долго оставалась низкой из-за опасений запуска месторождений Озерненское и Холоднинское (Бурятия) корпорацией «Металлы Восточной Сибири», намечавшегося в 2010—2015 годах. Не запускались же они как по экономическим, так и по экологическим причинам — месторождения расположены неподалеку от Байкала, однако, судя по всему, эту проблему удалось решить. Основной акционер МВС — Михаил Слипенчук, депутат Думы VI созыва, до сентября этого года был заместителем председателя комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии. Но, как нам кажется, разрешение, полученное на строительство горно-обогатительного комбината «Озерный», не связано с коррупцией или с лоббированием.

Технологии производства развиваются, а господин Слипенчук, помимо думской работы, очень много и профессионально занимался и занимается экологическими проблемами. Вот его общественные должности: председатель попечительских советов Всероссийского общества охраны природы и Фонда содействия сохранению озера Байкал, и при этом — председатель комиссии по науке и промышленным технологиям Ассоциации полярников. Зная и экологические проблемы Байкала, и новейшие технологии, Михаил Слипенчук наверняка смог найти проект ГОКа, который и результат даст, и вреда озеру не принесет. Так что в ближайшие годы разработка месторождений наверняка начнется, но это не сможет кардинально изменить цены — спрос на этот металл растет и в мире вообще, и в России в частности.

Средние мировые цены свинца в 2017 году составляют 2 230 долларов за тонну, BMI Reseach считает, что положительные тенденции для рынка сохранятся. Причина — рост спроса в автомобильной промышленности и продолжающееся сокращение производства этого металла. Китай производит почти половину добываемого в мире свинца, но это производство будет стагнировать на фоне ограничений, введенных Пекином в связи с загрязнением окружающей среды. По объемам месторождений свинца Россия занимает пятое место в мире, по его общему производству — седьмое. Сложности инфраструктуры и низкое содержание свинца в рудах приводят к тому, что на наших горно-обогатительных предприятиях извлекается всего 2,2% мировой добычи, при этом весь выработанный в России свинцовый концентрат поставляется на экспорт. Всё производство рафинированного свинца, которое у нас имеется — это переплавка аккумуляторного лома. Практически все месторождения свинца в России сосредоточены в месторождениях Восточной Сибири, Урала и Дальнего Востока, в числе важнейшем из них — Озерненском в Бурятии. Нет, это не опечатка, руда этого месторождения — полиметаллическая, содержит и цинк, и свинец.

Производство цинка у нас есть, только оно монопольное. Два завода — Челябинский цинковый и «Электроцинк» (Владикавказ) принадлежат Уральской Горно-Металлургической Компании. УГМК — системообразующий для России частный холдинг, 40 предприятий в 11 регионах, более 80 тысяч сотрудников, вертикально-интегрированная структура, от добычи угля до производств конечной продукции из цветных и драгоценных металлов.

Северный морской путь

С 2013 года начался рост грузооборота по арктической магистрали. 2013 год — 2,8 млн тонн грузов, 2014 — 3,7 млн тонн, 2015 — 5,15 млн тонн, 2016 — 6,9 млн тонн, и эта тенденция продолжается.

«По оценке министерства экономического развития, с вводом в строй «Ямал-СПГ» к 2020 году объем грузооборота должен вырасти до 31 млн тонн»

Такими были сообщения летом этого года сразу нескольких новостных агентств. Замечательная цифра, вот только правила арифметики никто не отменял — полная мощность «Ямал-СПГ» составит 16,5 млн тонн. Ошибка министерства? Скорее — гонка за лаконичностью со стороны журналистов.

В этом году 1 миллион тонн грузооборота СМП — уголь Таймыра от компании Восток-Уголь. Многие не верили, что добыча угля на таких широтах вообще возможна, многие скептически оценивали персону «главного двигателя» проекта Дмитрия Босова, а разрез уже начал работу. СМП уже увидел небольшое чудо — из Диксона в Китай прошли два сухогруза водоизмещением по 40 тысяч тонн, уже начались работы по строительству глубоководного порта «Чайка», уже идет проектирование второго — «Бухта Севера», чтобы Таймыр к середине 20-х смог отгружать до 30 млн тонн угля ежегодно. И соглашение с «Атомфлотом» на проводку сухогрузов уже подписано. Так что в этот раз никаких ошибок у министерства нет, скорее, цифра еще и скромна. Каким образом угольной компании хватает денег на фрахт атомных ледоколов? Уголь Таймыра — весьма редкого для России сорта, это антрацит высочайшего качества. Товар настолько востребован, что делает инвестиции в инфраструктуру полуострова, в оплату услуг «Атомфлота» вполне рентабельными. Дмитрий Босов только в этом году вложил в строительство порта «Чайка» 250 млн долларов, но это только начало. Да, чтобы было понятнее, где именно это находится — найдите порт Дудинка на самом севере Красноярского края. Вот сюда забрался наш российский капитализм — 70-й градус северной широты.

Справится ли «Атомфлот» с предстоящим ростом потока грузов? Атомные ледоколы проекта 22 220, они же — типа ЛК-60Я («ледокол мощностью 60 МВт, ядерный) строятся, «Арктика» и «Сибирь» уже спущены со стапелей, «Урал» начат чуть больше года назад, активно идет проектирование еще более мощного ледокола «Лидер». Росатом и корабелы делают всё, чтобы арктические планы были реализованы. Газовики и угольщики способны обеспечить экономическую рентабельность «Атомфлота», постепенно растет и грузооборот транзитный. Медленнее, чем хотелось бы, но процесс идет. 39 тысяч тонн в 2015 году, 214,5 тысяч тонн в 2016. А еще немало грузов «Атомфлот» проводит сквозь льды по заказам нашего МО — до 700 тысяч тонн. Зачем и куда столько...

Арктические «Клевер» и «Трилистник»

В сентябре 2013-го группа из трех судов Северного флота, семи вспомогательных судов и четырех атомных ледоколов ошвартовалась у острова Котельный архипелага Новосибирские острова. На берег было выгружено более 10 тысяч тонн оборудования и строительных модулей, и спустя всего два года новая база Северного флота была сдана в эксплуатацию. На острове, расположенном на 76-м градусе северной широты, были построены 42 здания и сооружения, в том числе аэродром «Темп» и жилищный комплекс «Северный клевер» площадью более 12 тысяч кв. м. Комплекс рассчитан на проживание 250 человек — штаб, жилые помещения, спортивный зал, учебные классы, библиотека, медпункт, баня и т.д. Фундамент из металлических свай, трехслойные утепленные металлические панели, тепло‑ и энергоснабжение обеспечивают современная котельная и мощная дизельная электростанция. Между сооружениями — крытые теплые переходы, позволяющие военнослужащим нести вахту, невзирая на погодные условия.

В апреле этого года была принята в эксплуатацию еще одна база СФ — на острове Земля Александры архипелага Земля Франца-Иосифа. 80-й градус широты, несколько десятков сооружений, жилищный комплекс в 14 000 кв. м, дороги, небольшой порт для приема топлива. Снова сваи, трехслойные панели, крытые переходы, дизельная электростанция и котельная. Комплекс рассчитан на работу и проживание 150 человек, вспомогательные сооружения и склады позволяют им это делать в течение полутора лет без получения дополнительных грузов с «большой земли».

Всего по арктическим планам МО — строительство около сотни баз, которые будут не только выполнять оборонительные задачи, но и обеспечат СМП постоянными наблюдениями за климатом, погодой, течениями, состоянием льда. Технологии России, об «убогости» которых так любят говорить, как выясняется, вполне способны обеспечить возможность жить и работать там, где совсем недавно обитали только участники полярных экспедиций. При таком темпе «обживания» Арктики неудивительно то, что МО обеспечивает СМП неплохим грузооборотом.

Малые и средние АЭС

Мы уже касались этой части атомного проекта, но тема становится всё более востребованной. На нее обратили внимание даже там, где ожидать этого и вовсе не приходилось — в правительстве России! Представляете? Аналитический центр при правительстве в «Энергетическом бюллетене» №40 за сентябрь 2016 года взял, да и напечатал небольшой обзор, который ценен уже тем, что содержит анализ происходящего с АСММ (Атомные Станции Малой Мощности) не только у нас в России, но и в мире.

«Многие эксперты видят в АСММ новые возможности развития атомной энергетики в мире... Ожидается, что АСММ могут стать конкуретноспособными прежде всего в удаленных энергодефицитных районах, а реализация проектов внутри страны даст возможность выйти на зарубежные рынки»

МАГАТЭ относит к АСММ реакторы, электрическая мощность которых не превышает 300МВт, их в мире всего 25 штук: 18 — в Индии, 4 — в России, 2 — в Китае и 1 — в Пакистане. Где их ниша, каким способом они могут потеснить электростанции на углеводородных ресурсах? В мире работают 127 тысяч тепловых электростанций, из них 0,5% — большие (свыше 1 000 МВт), 3% — средние (от 500 до 1 000 МВт) и 96,5% — малые. Из малых электростанций 18,5 тысяч — старше 30 лет, разговоры об их замене начинают всё активнее превращаться в чертежи. Уже этого критерия достаточно, чтобы понимать — для АСММ места вполне хватает.

Давайте прикинем «плюсы» АСММ по сравнению с большими АЭС. Проекты АСММ разрабатываются сейчас, в постфукусимское время, поэтому в них сразу интегрируют новейшие требования по безопасности. Для АСММ легче подобрать площадку — их проще защитить по сейсмике, им не надо много воды для охлаждения, санитарные зоны у них не превышают 300 метров. АСММ легче переориентировать с производства электроэнергии на другие нужды — на выработку тепла или на опреснение воды. У АСММ кратно меньше цена, меньше время строительства, что позволяет быстрее начинать отрабатывать инвестиции. АСММ проще вписать в уже существующую энергетическую инфраструктуру, на обслуживание АСММ требуется не больше 100 специалистов. Дешево и сердито, если бы не два главных недостатка, присущих АСММ: физическая безопасность в мире, где терроризм не исчезает, и ОЯТ. На больших АЭС изначально предусмотрены пристанционные бассейны, у проектов АСММ такой опции нет. Следовательно, после окончания топливной сессии нужны дополнительные усилия для решения этой проблемы, что делает производимую АСММ электроэнергию более дорогой. По предварительным подсчетам, себестоимость электроэнергии, вырабатываемой АСММ, будет втрое выше, чем на больших АЭС.

Очевидные способы защиты — размещать АСММ глубоко под водой или под землей, чтобы сделать доступ потенциальных злоумышленников как можно более сложным. В России «найден» и третий способ снизить террористические риски — не так давно Росатомподписал соглашение с МО о том, что наша атомная корпорация разработает АСММ для арктических гарнизонов. Никаких расходов на охрану, поскольку гарнизоны и есть та самая охрана.

Что с проектами АСММ за рубежом? Проектов много, но из стадии бумажных выбрались считанные единицы. В Китае на АЭС «Шидао Бэй» весной этого года началась загрузка шаровых твэлов в высокотемпературные газоохлаждаемые реакторы HTR-PM, проектная мощность которых составляет 105 МВт. Если китайцы справятся со всеми сложностями этой технологии, в следующем году может состояться физический пуск реакторов. В 2014 году в Аргентине началось строительство демонстрационного малого реактора CAREM-25 мощностью, как вы догадываетесь, 25 МВт. К 2018 году должны закончиться предпроектные исследования в Южной Корее на их 100 МВт-ном реакторе SMART. Есть еще всевозможная экзотика вроде SMR от Westinghouse, но не будем о печальном.

В России проектов АСММ — много, но в этой статье мы остановимся всего на двух. Почему проектов много? Вот карта, которая многое подскажет:

Вне действия единой энергосистемы России — половина нашей территории. Количество месторождений полезных ископаемых на этой половине невообразимо велико, но осваивать их при помощи привозного ископаемого топлива — безумно дорого. Если уж солнечные электростанции, которые РусГидро устанавливает в якутском заполярье, вполне окупают себя, то АСММ будут делать это просто гарантированно.

В следующем году должна состояться загрузка топлива в реакторы КЛТ-40С, установленные на первой в мире плавающей АЭС «Ломоносов». КЛТ-40С — это ледокольный реактор КЛТ-40 «ОКБМ Африкантов», модернизированный так, чтобы электроэнергия выдавалась не на судовую машину, а в потребительскую сеть. На «Ломоносове» — 2 реактора, выдающих по 35 МВт электрической мощности, при этом они способны производить 240 тонн пара температурой 290 градусов. Тепло и свет для города с населением в 100 тысяч человек, если мы не касаемся производства. Поскольку технология КЛТ-40 отработана на двух атомных ледоколах («Таймыр» и «Вайгач») и атомном лихтеровозе «Севморпуть», за всё время эксплуатации которых не зафиксировано ни одной проблемы с реакторами, описание КЛТ-40С можно свести к потоку лестных эпитетов. Изготовление «под ключ», действующая схема кооперации всех участников производства, автономность, надежность, безопасность, компактность, сокращение сроков, два плановых ремонта на 40 лет плановой эксплуатации — если не останавливаться, можно еще страницу преимуществ напечатать. Хорош, чертяка, да еще и вариант наземного базирования имеется. Реакторы, установленные на «Ломоносове» — головные, поэтому очень уж дешевыми их назвать нельзя, но как только они станут серийными, картина изменится весьма существенно. Впрочем, КЛТ-40С заслуживает отдельной статьи, как и наш «Ломоносов».

Еще один проект, о котором хочется написать — АСММ «Шельф», разработанный НИКИЭТ им. Доллежаля. НИКИЭТ в советские годы был основным разработчиком реакторов для наших подлодок, так что «Шельф» — это опыт, традиции и референтность. «Шельф» — это реактор и парогенераторная установка в одном корпусе, это одна загрузка топлива на 6 лет, 10—12 лет между ремонтами и 60 лет общего срока службы, 6,4 МВт электрической мощности и 28 МВт тепловой. Но проект всё еще не лицензирован как энергетический, поскольку, как сообщают Росатом и НИКИЭТ, они пока не смогли найти заказчика, готового вложиться в «Шельф». Росатом, просто ждет заказчика. Мировой рынок же ждет тех, кто первыми начнет предлагать АСММ такой вот мощности. Можно ждать заказчика и дальше, вот только оценит ли это, к примеру, Китай?..

Павловское месторождение

Это участок Павловского рудного поля Безымянского рудно-полиметаллического узла, расположенного на острове Южный архипелага Новая Земля. Открыто месторождение в 2000 году ОАО «Первой горнорудной компанией», 99,5% акций которого с 2012 года принадлежат «Атомредметзолоту». Логика вполне очевидна — «Атомредметзолото» умеет работать что с шахтами, что с карьерами, а уж освоение технологии флотации, при помощи которой получают концентраты свинца и цинка, для специалистов по урановой руде проблемой точно не станет. Павловское месторождение входит в пятерку крупнейших в России, глубина залегания пород позволяет вести добычу в открытом карьере.

Месторождение содержит руды свинца, цинка и серебра. На государственный баланс России поставлены:

  • 1,96 млн тонн цинковой руды с содержанием 5,8% свинца;
  • 0,453 млн тонн свинцовой руды с содержанием 1,3% свинца;
  • 672 млн тонн руды с содержанием серебра 18 грамм/тонна.

2016 и 2017 год отведены под предпроектные работы, в 2018 году должно появиться технико-экономическое обоснование, с 2019 по 2021 — состояться строительство и сдача комплекса в эксплуатацию. Всё это, конечно, только в том случае, если Росатом найдет проектное финансирование. Предварительно проект, с точки зрения «Атомредметзолота», состоит из:

  • карьера производственной мощностью 2,5 млн тонн руды в год;
  • обогатительной фабрики, складские помещения которой должны позволить обеспечить производство всем, что необходимо для флотации и для сушки концентратов. Производство товарной продукции — 220 тысяч тонн цинкового концентрата и 50 тысяч концентрата свинцового;
  • вахтовый поселок для проживания персонала на 500 человек.

Подробного описания проекта порта пока что нет, нет и расчета строительства дорог, хотя расстояние от будущих карьеров до берега бухты Безымянная Губа составляет порядка 20 км. Зато есть предварительный расчет необходимой для проекта электроэнергии — комплексу потребуется от 30 до 40 МВт генерации. Особую пикантность этому расчету придает то, что базовым вариантом источника получения электроэнергии государственная корпорация по атомной энергетике Российской Федерации Росатом считает газотурбинные установки на сжиженном природном газе. Еще раз. Росатом, который только что построил два реактора КЛТ-40С мощностью 35 МВт, считает, что для Павловского месторождения требуется газотурбинная электростанция мощностью от 30 до 40 МВт. Такой электростанции потребуется около 60 тысяч тонн СПГ в год, или, если взять некую усредненную цену в 750 долларов за тонну — 45 млн долларов. Время, в течение которого будет работать Павловский ГОК — не менее 25 лет, остальное вам подскажет калькулятор. Росатом, который намерен реализовать проект Павловского месторождения, оценивает необходимые инвестиции в 22 млрд рублей, расходы на портовый комплекс — еще 5—6 миллиардов рублей.

Окупаемость проекта высчитывается на основании продажи концентрата свинцовой руды иностранным потребителям в Швецию и в Китай, цинковую руду Росатом намерен поставлять на цинковый завод УГМК в Челябинске. В интервью, данном 3 апреля этого года главой Росатома Алексеем Лихачевым информагентству ТАСС, говорил он именно об этом:

«Мы рассчитываем, что после выхода на проектную мощность Павловское будет поставлять до 65—70 тысяч тонн цинкового концентрата, весь этот объем будет востребован на российском рынке»

После того, как порт будет построен, свинцовый концентрат «уйдет» по СМП в Швецию и в Китай, цинковый концентрат — в порт Архангельска, с которым Росатом уже подписал соглашение о развитии. И вот оттуда, из Архангельска, 65—70 тысяч тонн цинкового концентрата железной дорогой будут отправляться в Челябинск, до которого 2 500 км. Не готовая продукция в виде металлического цинка, а именно концентрат руды. Для справки уточним. Свинцовый концентрат будет производиться в соответствии с ТУ 48−6-11−6-90 (40% свинца), цинковый концентрат — по ТУ 647 РК-00200928−117−90 (58% цинка). Железной дорогой. Рудный концентрат.

Нет-нет, не строительство цинкового завода рядом с Архангельским портом для того, чтобы владельцы завода в Челябинске познакомились со словом «конкуренция», а архангелогородцы получили новые рабочие места — а руду вагонами через всю европейскую часть России. По два состава в месяц, чтобы обеспечить сырьем нашего единственного монополиста — УГМК. Разработать проект, найти финансирование, построить самое северное в мире обогатительное предприятие, обустроить карьер, построить порт, задействовать Атомфлот, расширить порт в Архангельске — это всё требуется для того, чтобы УГМК не знала перебоев с сырьем. Если кто-то сможет разъяснить логику — будем весьма признательны.

Расширение проекта «Павловское»

Нет, это расширение не детализовано, в описании проекта, подписанном генеральным директором Первой горнорудной компании Александром Павловичем Лукиным, имеется только эскизный чертеж. На нем представлены три объекта, развитием которых занимаются три государственные компании — Росатом, Газпром и Роснефть. Ни в одном открытом источнике такой удивительной «картинки» больше найти не удается и, как нам кажется, объяснение тут достаточно простое. Вот слова, сказанные 4 апреля 2002 года во время передачи ОРТ и РТР «Разговор с президентом: крупный план» начальником управления Генерального штаба ВС РФ, генерал-лейтенантом Александром Павловичем Лукиным:

«У России есть свои национальные интересы. Мы должны отстаивать их очень жестко, твердо и всеми доступными методами».

Арктика — несомненно, наш национальный интерес. Уникальное Штокмановское месторождение, в недрах которого содержится 4 триллиона м3 природного газа и около 60 млн тонн газового конденсата — вне сомнения, наш национальный интерес. 940 миллионов баррелей нефти, качество которой выше любых эталонов, в комплекте с 500 млрд м3 газа, которые скрыты в месторождении «Победа» — это тоже он, национальный интерес России. Заметим, что благодаря антироссийским санкциям, ни в одном из проектов нет участия иностранных компаний. Ну, а то, что Росатом купил Первую горнорудную компанию вместе с ее лицензией на добычу руды на месторождении, расположенном там, где находился советский ядерный полигон — счастливый случай и удачная цена, не более того. Генеральным директором взяли человека, хорошо знакомого с Новой Землей — не мог ведь командир ракетной дивизии РВСН не знать этот архипелаг.

Арктика ждет комплексные проекты

Схема на карте, представленной Росатомом за подписью Александра Лукина, на наш взгляд, объединяет всё то, о чем сказано в этой статье. СМП нужны генеральные грузы и дополнительный порт. России нужны металлы Павловского месторождения, Архангельску нужны новые рабочие места. Росатому нужно ставить реакторы КЛТ-40С на поток, чтобы добиться снижения их стоимости. Росатому и Роснефти нужен порт для перегрузки руды и нефти, Роснефти нужна электроэнергия для разработки месторождения «Победа», Росатому— референтные АСММ. России нужны возможности для серьезного выхода на мировой рынок СПГ, который продолжает расти. Создателям технологии арктических жилых комплексов нужны новые заказы. Специалистам, которым предстоит осваивать самое северное в мире месторождение, нужны нормальные бытовые условия. Нашему МО вообще и Северному флоту в частности военные базы в Арктике — строить и строить, Новая Земля не может оказаться в стороне от этого проекта. Наверное, генерал-лейтенант Лукин, не так давно возглавлявший Военную инспекцию МО РФ, знает об этом не понаслышке — предложенный им проект причала и портовых сооружений выглядит сейчас как эскиз, который явно может быть расширен.

Штокмановское месторождение «заморожено» из-за обвала цен и — что уж тут скрывать — из-за антироссийских санкций со стороны Запада, поскольку у нас всё еще нет технологий добычи природного газа в тяжелейших климатических условиях, которые царят в Баренцевом море. Один из самых сложных вопросов — то, что буровой платформе потребуется около 100 МВт электроэнергии, эта задача вряд ли может быть решена без участия Росатома. Да, 10 лет назад, когда цены на углеводороды были намного выше, газ Штокмана планировали поставлять на берег Мурманской области, чтобы оттуда протянуть трубопровод до «Северного потока», чтобы построить завод по сжижению газа возле села Териберка. Но до этого берега — больше 600 км, а вот до устья речки Безымянной — всего 300. НОВАТЭК начинал строить свой «Ямал-СПГ», ориентируясь на зарубежные технологии, но за годы строительства завода наша промышленность с подачи того же НОВАТЭКа уже освоила часть этих технологий, и новый завод, если его будут проектировать и строить, имеет шансы оказаться уже полностью российским. Последняя информация от Газпрома по поводу Штокмановского месторождения говорит о том, что наш газовый гигант намерен вернуться к нему в 2025 году. Запас времени на то, чтобы обустроить порт и завод, чтобы решить вопрос с энергоснабжением — есть.

Все перечисленные нами факты взяты из открытых источников, в изложенном нет ничего секретного. Презентация проекта месторождения Павловское создана Росатомом и его структурными подразделениями, мы просто «озвучили» ее. Единственное, что совершенно не вписывается в этот проект — перетаскивание концентрата цинковой руды через всю европейскую часть в распоряжение монополиста, но это уже всего лишь наше мнение. На наш взгляд, металлургический комбинат, сырьем для которого стала бы руда Павловского, превратит этот проект, расширенный тремя государственными корпорациями, в мощный промышленный кластер, который может стать великолепным стимулом развития западной части нашей Арктики. Три государственные корпорации, работающие как единое целое, способны реализовать девиз, четко сформулированный 15 лет назад нынешним генеральным директором Первой горнорудной компании. С удовольствием повторим эти слова еще раз:

«У России есть свои национальные интересы. Мы должны отстаивать их очень жестко, твердо и всеми доступными методами».

Источник: regnum.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 1

  1. Даша2000 05 ноября 2017, 13:19 # 0
    Такие успехи должны иметь причину! А она в том, что там, на Полюсе живет очень развитая цивилизация! И похоже, что есть с ней договор!
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.