А своё – вкуснее!


Еще лет 15 назад такого понятия, как мясное скотоводство, в России практически не было, как не было его и в СССР. Существовали, правда, откормочные пункты, где подращивали бычков, но они не делали погоды. Там растили бычков, которые рождались на молочных фермах. И говядина на прилавки в основном попадала с молочных ферм, вследствие отбраковки коров, которые отслужили свой срок или по каким-то причинам перестали доиться. Эта практика, увы, не изжита до сих пор. Но подвижки – уже имеются.

Всё чаще на прилавках появляется качественное мясо, полученное от мясных пород крупного рогатого скота (КРС). При этом большинству россиян вкус так называемой мраморной говядины с прожилками жира практически неизвестен. Она и дорога, и ее слишком мало, чтобы стать повседневным продуктом питания. Даже такой гигант, как «Мираторг», специализирующийся на производстве мраморной говядины, не может обеспечить потребности всей страны.

Россия производит всего 1,6 млн тонн говядины (с учётом субпродуктов). Из них говядины от КРС специализированных мясных пород получают всего 28%, то есть меньше 500 тысяч тонн. Об этом сообщил на саммите «Аграрная политика России» гендиректор Национального союза производителей говядины Роман Костюк. Все остальное мясо производится из скота молочного направления продуктивности. Поголовье КРС в России «физически не рассчитано» на производство качественной говядины, говорит эксперт. Если в США на каждую молочную корову приходится по четыре головы КРС специализированных мясных пород, то в России на одну мясную корову – шесть молочных.

Другими словами, рынок качественной говядины в России только развивается. Его развитие сопряжено с большими трудностями, так как отрасль фактически создается заново, но это и знак для инвесторов вкладывать средства в неё, как в перспективную и растущую.

Я живу на Ставрополье, которое справедливо считается житницей страны. Длительное время животноводство здесь почти не развивалось после катастрофического провала 90-х годов. Только последние лет десять наметились тенденции роста. Более быстрыми темпами развивается как раз мясное направление, так как оно требует меньших вложений, чем молочное животноводство, и быстрее окупается.

На сегодня в хозяйствах края всех форм собственности насчитывается более 90 тысяч голов КРС мясного направления.

Мировой опыт показывает, что мясное скотоводство может быть рентабельным только при наличии качественного поголовья. Откармливать беспородных бычков, тем более в промышленных масштабах, это – себе в убыток. Поэтому все больше фермерских хозяйств, да и частных подворий, приходят к тому, что приобретают специализированные породы мясного скота или же племенных бычков для помеси с аборигенными коровами. Такие помеси дают отличный результат.

На Ставрополье работают 17 специализированных племенных хозяйств, семь заводов и десять репродукторов. Самой популярной в крае из мясных пород является калмыцкая. Поголовье «калмычек» составляет половину от всего мясного стада.

Особенно популярна порода на востоке края, где сухие бесснежные зимы позволяют практически круглый год пасти этих коров. Неприхотливость этой породы – ее главное преимущество. Многочисленные частные владельцы выпускают стадо в степь и почти не следят за ним. Случись что, «калмычки» и от волков отобьются. Крутой нрав, неуправляемость этой породы известна.

фото к иващенко.jpgНа втором месте по распространению – герефордская порода. Этот скот, имеющий европейское происхождение, почти так же неприхотлив, но отличается более спокойным нравом. Он также дает великолепное мраморное мясо, которое отлично подходит для стейков.

Наиболее известным в крае по этой породе является СПК колхоз «Родина» Красногвардейского района. Он имеет статус племзавода.

Статус племрепродуктора получило и фермерское хозяйство Колесниковых из станицы Расшеватской Новоалександровского городского округа.

Чуть меньше в крае распространена казахская белоголовая порода. Ее еще называют советским герефордом, так как она была выведена на основе аборигенных пород Казахстана с прилитием к ним крови герефордов.

Еще меньше распространены абердин-ангусская и лимузинская породы. Они, скажем так, чересчур европейские, и для жаркого и сухого климата Ставрополья слишком нежны.

В племхозяйствах Ставрополья не только выращивают качественное племенное поголовье, но и ведут работу над созданием своих типов мясных пород скота.

Например, в СПК «Племзавод «Дружба» Апанасенковского района выведен новый выдающийся заводской тип «вознесеновский» калмыцкой породы. Над этим специалисты и работники хозяйства кропотливо работали в течение десяти лет. Данный тип КРС обладает высоким генетическим потенциалом и заданной продуктивностью, превышающей по живой массе стандарт этой породы на 10–15%. Уменьшена и та самая шилозадость, что позволяет увеличить выход мяса.

А в колхозе «Родина» вывели свой тип герефорда, назвав его в честь села, где расположено хозяйство, – дмитриевским. Его отличает комолость (отсутствие рогов), что важно при содержании поголовья, увеличена длина туловища. На откорме бычки дают суточный привес от 1100 до 1500 граммов. В Москве на выставке «Золотая осень» в 2018 году бык Марс герефордской породы дмитриевского типа завоевал золотую медаль. В три с половиной года он весил 1400 килограммов. А в возрасте пяти лет Марс уже потянул на 1600 кг.

Несмотря на очевидные успехи в развитии мясного скотоводства, которые во многом стали возможны благодаря государственной поддержке племенных хозяйств и грантам, которые выделяются фермерам-животноводам, в отрасли немало и сдерживающих факторов.

Это, прежде всего, слабая кормовая база. Например, фермеры Колесниковы, получившие грант на строительство фермы по разведению герефордов, столкнулись с острой нехваткой пастбищ. Местное крупное хозяйство распахало в окрестностях все пастбища, и никакие обращения к властям и судебные инстанции не помогают. По этой причине фермеры вынуждены сдерживать рост поголовья.

Эту проблему отмечают и ставропольские ученые. Они рекомендуют окультуривать пастбища, чтобы повысить их эффективность.

Из-за высокой себестоимости продукции, вызванной неэффективностью кормов, что замедляет рост животных и тем самым увеличивает затраты на них, хозяйства вынуждены продавать поголовье, как правило, в полугодовалом возрасте.

Получается некий замкнутый круг: растить долго невыгодно, но и продавать не достигших кондиций животных тоже – терять потенциальную прибыль. «Выход нам видится в создании производства полного цикла», – говорит Сергей Колесников.

– В нашем проекте была заложена бойня, но мы долго не могли ее оформить в соответствии с ветеринарными требованиями. Теперь это сделано. Уже забиваем на ней отбракованных в ходе селекционной работы животных. Мясо разделывает опытный специалист. Это важно. Так, например, стейк из мраморной говядины стоит в два раза дороже обычного, разрубленного как попало куска мяса. А в перспективе мы хотим разделить племенное и мясное производство. Уже выиграли грант на строительство откормочной площадки. Здесь будем интенсивными методами откармливать свой молодняк, да и помесных животных, которые получены нашими клиентами от наших племенных бычков. Такая кооперация выгодна всем. Тем самым мы и загрузим нашу бойню, которая сейчас большую часть времени простаивает.

По этому пути идут и более крупные хозяйства края. Тот же самый колхоз «Родина» тоже начал забой своих герефордов, фасовку мраморного мяса, которое продает в магазинах Ставрополя. И колхоз «Гигант», специализирующийся на племенном разведении казахской белоголовой породы, тоже запускает свою переработку.

К этому подстегивают фермеров действующие сейчас ограничения по вывозу цельных туш и мяса на костях за пределы регионов, где есть угроза эпидемии ящура, а это как раз юг России.

Получается, что южные регионы, где в значительной степени сосредоточены фермы мясного направления, вынуждены вариться в собственном соку, так как фермеры не могут выйти на перспективные рынки столицы и Центральной России.

Это стимулирует их создавать хотя бы первичную переработку, чтобы получить возможность вывозить свою продукцию в так называемые чистые регионы, т.е. в центр страны. Так что, думается, в ближайшее время мы станем свидетелями роста первичной переработки говядины, и она начнет поступать на прилавки магазинов в виде фасованных стейков и прочих деликатесов. И монополия «Мираторга», инвестируемого из-за рубежа, как производителя мраморной говядины, будет нарушена, что только пойдет на пользу потребителю – мраморная говядина станет, наконец, доступной большинству россиян.

Сергей Иващенко

Ставропольский край

Фото автора

Источник: www.stoletie.ru